ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДОКЛАДА БРАХИМИ. ЧАСТЬ 2 Зверев П.Г.

КФ СПбУ МВД РФ


Номер: 12-2
Год: 2014
Страницы: 15-17
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

ООН, операции в пользу мира, доклад Брахими, UN, peace operations, the Brahimi Report

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируются наиболее значимые положения доклада Группы ООН по операциям по поддержанию мира, касающиеся вопросов реформирования международного миротворчества ООН.

Текст научной статьи

Впервые в истории Организации Объединенных Наций доклад Брахими сделал попытку определить, какие последствия повлечет за собой «быстрое и эффективное развертывание» операций ООН в пользу мира. Утверждая, что первые 6-12 недель после заключения мирного соглашения «зачастую являются наиболее критическим периодом для установления стабильного мира и формирования доверия к миротворцам», доклад предложил Организации развить оперативную возможность полного развертывания «традиционных» миротворческих операций в течение 30 дней после принятия Советом Безопасности резолюции, а «комплексных» миротворческих операций - в течение 90-дневного срока [7, paras.87-88]. В последнем случае штаб-квартира миссии должна быть полностью учреждена и начать функционировать в течение 15 дней. Данное положение доклада отразило концепцию «авангардного» развертывания штаб-квартиры, которую долгое время отстаивала Канада [4]. В то же время Группа Брахими констатировала трудности в соблюдении указанных периодов времени. По иронии судьбы, призыв Группы к установлению более жестких стандартов для миротворцев, включая лучше отобранных и подготовленных командующих миротворческими силами и специальных представителей Генерального секретаря ООН, означал на практике, вместо быстрого, более медленное развертывание, ввиду того противодействия, которое сама Организация оказала в ответ на предложение Группы Брахими. По свидетельству одного из должностных лиц Секретариата ООН, сразу же возникло опасение того, что в самых чрезвычайных ситуациях в первую очередь будут развертываться силы «добровольных коалиций», а уже вслед за ними миротворческие силы ООН [3]. Также доклад Брахими признал необходимость серьезной модернизации компетенции Секретариата ООН в сфере планирования и поддержки миротворческих операций. Справедливости ради следует заметить, что на некоторое время улучшение в этой сфере все-таки наступило. В мае 2000 г. Главное отчетное управление США (ГОУ / GAO) сообщило, что результатом реформирования структуры и управления штаб-квартиры ООН стало улучшение оперативных планов для новых операций в пользу мира. План для Восточного Тимора, включавший «все предполагаемые мероприятия», по мнению ГОУ, «предусмотрел все материально-технические потребности». Ввиду этого Управление сделало вывод о том, что «результатом явилось более оперативное развертывание миссии с меньшим количеством проблем, чем в рамках операций сопоставимого размера и сложности в прошлом» [8, p. 9]. Несмотря на достигнутые улучшения, Брахими осознал, что Департамент операций по поддержанию мира (ДОПМ) мог бы получить возможности национального военного штаба, по меньшей мере, страны средних размеров, если бы у него были хоть какие-то шансы на развертывание и управление более «сложными» миссиями. Было явно недостаточно иметь всего 32 сотрудника, обеспечивающих военное планирование и руководство для 27 000 военнослужащих в полевых условиях; 9 сотрудников гражданской полиции для подбора, укомплектования и обеспечения инструкциями 8 000 полицейских; и 15 политических референтов для 16 текущих операций. Не отвечало реалиям также выделение на административный и материально-технический персонал штаб-квартиры всего 1,25 % от общих затрат на миротворчество [7, p. xiii]. Отметив, что на ДОПМ и сопутствующие штаб-квартиры в том же 2001 г. предполагалось выделить более 2 млрд. долларов США, а размер административного бюджета миротворчества составил всего 50 млн. долларов, доклад Брахими попросил Генерального секретаря представить Генеральной Ассамблее предложения по бюджету с полной оценкой требований Организации. Исторический обзор позволил предположить, что ресурсы, традиционно выделяемые на штаб-квартиру ООН, следовало бы удвоить - до 70 млн. долларов в качестве основного инвестирования и до 24 млн. долларов для стимулирования дополнительной активности [7, paras.194-195]. Впрочем, несмотря на все свои исключительно практические рекомендации, доклад деликатно обошел стороной вопрос о новом типе операций ООН под названием «принуждение к миру». И хотя в содержании документа указано, что в нем будут обсуждаться рекомендации для миротворческой «доктрины» ООН, на самом деле доклад этого не делает. Он рекомендует давно назревший «новый доктринальный подход к гражданским полицейским операциям», в котором делался бы акцент на защиту и поощрение прав человека [7, para.119], при этом в нем не содержится рекомендации о развитии всеобъемлющей новой доктрины миротворческих операций. (К этому вопросу ДОПМ вернется только в середине 2000-х г. [1]). Оставив в стороне проблематику доктрины, доклад сосредоточился на возможностях и готовности к проведению операций, вероятно, ожидая противодействия со стороны некоторых развивающихся стран на любые доктринальные экскурсы или даже само выражение «принуждение к миру». Дж. Макинли подверг доклад критике за «отсутствие видения», негативным образом сравнив его положения с доктринальными разработками, имевшими место в национальных вооруженных силах [5, p. 9]. Контекстное изучение доклада приводит к выводу о том, что Брахими всячески выступает за более активные, быстро развертываемые силы, способные к сдерживанию, то есть, по сути, призывает ООН к развитию направления принуждения к миру, не используя, впрочем, само это название. Говоря о том, что ООН «не ведет войну» (которая остается уделом «добровольной коалиции государств», уполномоченных Советом Безопасности на основе главы VII Устава) [7, para.5.3], доклад намеренно не уточняет, способна ли Организация осуществлять принуждение к миру, оставляя место лишь предположениям. После того, как в конце августа 2000 г. К. Аннан представил доклад Брахими Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности, различные учреждения системы ООН начали активно изучать, комментировать и реализовывать изложенные в нем рекомендации; при этом, конечно, не обошлось без споров и проволочек. Совет Безопасности приветствовал доклад, выразив ему широкую поддержку и пообещав оперативно решать вопросы, находящиеся в сфере его ответственности [9]. Им была создана рабочая группа по операциям по поддержанию мира, которая приступила к рассмотрению взаимоотношений Совета Безопасности с государствами, представляющими войска, в вопросах разработки мандатов операций в пользу мира, их развертывания и управления ими [2]. В июне 2001 г. Совет Безопасности объявил о новом формате планирования операций в пользу мира с участием Секретариата [10], торжественное открытие которого произошло 10 сентября 2001 г. во время встречи Совета Безопасности, Секретариата и государств - доноров войск для Миссии ООН в Эфиопии и Эритрее (МООНЭЭ / UNMEE) [6, p. 4]. К другим инициативам Совета Безопасности можно отнести резолюцию от 13 ноября 2000 г., давшую согласие на предоставление будущим миссиям ясные, четкие и выполнимые мандаты с включением, при необходимости, «сдерживающих полномочий». Также он обсудил вопрос свертывания операций и важность плавного перехода от фазы конфликта в операциях в пользу мира к постконфликтной стадии. Поддержка Советом Безопасности инициативы Брахими, несомненно, отразила его собственный опыт, выразившийся в попытках предотвращения, регулирования и разрешения конфликтов [2]. 1Предыдущая статья цикла опубликована в номере 11 (70) журнала.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.