ОСОБЕННОСТИ КРЕСТЬЯНСКОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА Панякина Т.В.

«Российский университет кооперации», Саранский кооперативный институт (филиал)


Номер: 12-2
Год: 2014
Страницы: 21-23
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

правосознание крестьян, обычное право, правосудие, суды, аграрные реформы, sense of justice of peasants, common law, justice, courts, agrarian reforms

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются особенности крестьянского правосознания в начале XX века. На основе анализа научной литературы выявлены причины и условия доминирования, так называемого обычного права в повседневной жизни крестьян России. Дается оценка изменения правовой ситуации на селе под воздействием аграрных преобразований. Определяются причины падения авторитета обычая в правовом регулировании крестьянской жизни.

Текст научной статьи

В современной теории государства и права постоянно предпринимаются попытки уяснить конкретную роль правосознания в процессе правотворчества и реализации права. Действительно, это имеет определяющее значение для правовой системы и сопровождает действие всех ее элементов. «Правосознание - неизбежный спутник права», - констатирует С.С. Алексеев [1, 49]. Право является сложным социально-нормативным явлением, возникающим на определенном этапе развития общества, детерминированное условиями экономического, этнокультурного, политического, этического характера, а так же рядом иных условий. Народы создают право исходя из собственной внутренней воли к порядку и благополучию. Однако известная схематичность и формообразность зарождения права исторически присутствует в различных правовых системах. История Российской империи начала ХХ века традиционно является объектом значительного внимания исследователей: историков, экономистов, политологов и юристов. В то же самое время интерес большинства исследователей направлен на изучение состояния сельскохозяйственного производства и положение занятых им людей в социальной структуре общества. Эти аспекты, в определенные исторические периоды, могли стать существенным фактором реформаторских либо революционных сдвигов в развитии целого государства. Результатом реформ второй половины XIX в. явилось то, что российское крестьянство получило личную свободу и следовательно должно было проявлять себя полноценным носителем прав и обязанностей. Освободившись от юрисдикции помещиков, бывшие крепостные не только получили доступ в общесословные судебные учреждения, но и были привлечены к участию в формировании местного мирового суда через своих земских представителей и к осуществлению уголовного судопроизводства в окружных судах в качестве присяжных заседателей. Со всей очевидностью открылось, что народное правосознание, сформировавшееся под воздействием обычного права крестьянской общины, отличалось по своим ценностным ориентирам от правовых воззрений представителей других сословий. Несмотря на значимую роль права в современной культуре, вопрос о том, что такое право и какова сущность объективного права как совокупности действующих правовых норм, является в научной литературе чрезвычайно спорным. Теперь стало общим положение, согласно которому истинное существование права заключено не только в статьях и параграфах законов, в судебных решениях и постановлениях других органов власти, касающихся правовых вопросов, но и в сознании как всего общества, так и отдельных его членов [2, 104]. Большинство исследователей сходилось во мнении, что основу крестьянского правосознания определяла его многовековая социальная практика, особенности экономического уклада. Возникает правомерный вопрос, чем же специфичность правосознания крестьянства в начале ХХ столетия? Прежде всего, надо отметить, что подавляющее большинство крестьян общинников не обладало, даже элементарными, представлениями о законности и о своих гражданских правах. Собственно «законным» крестьяне считали такое решение или такой поступок, которые соответствовали волеизъявлению земского начальника. Их обезличенная гражданственность, сочетавшаяся с общей малограмотностью, порождала суеверный страх перед формальным законом. Обычное для этого периода бесправие крестьян общинников воспринималось как вполне естественное и закономерное даже должностными лицами. Законность отождествлялась с капризной волей вышестоящего начальства, основная масса крестьянского населения было абсолютно уверено в том, что за благорасположение властей можно и нужно платить. Подношение и подаяние любого должностного лица стал прочным компонентом обычного права. Крестьяне воспринимали коррупционные отношения как необходимость и само собой разумеющееся обстоятельство [3, 31]. Нарастание капиталистических отношений в деревне способствовало социальному расслоению крестьянской общины, что в свою очередь становилось основной угрозой разрушения общинного землепользования. В результате таких изменений обычное право крестьян общинников все сильнее попадало под влияние формальной законности. Крестьянские правоотношения становились неоднородными, разобщенными и тем самым возникало состояние противоречивой двойственности. Самые предприимчивые и восприимчивые к новым капиталистическим условиям ведения сельского хозяйства начинали сильнее, в своей жизнедеятельности, ориентироваться на законодательство, в то же время подавляющее большинство крестьян общинников, вопреки всему, предпочитало руководствоваться, в своей жизнедеятельности, опираясь на обычное право. В системе крестьянского самоуправления функционировала автономная административно-судебная ветвь власти - это сельские старосты и волостные старшины, а также волостные суды. Сословные суды являлись консервантом общинного землевладения и землепользования на протяжении второй половины XIX века. Взваливая на себя огромную часть подсудности, руководствуясь при вынесении решения в основном местными обычаями, волостные суды способствовали сохранению зависимости крестьян от сельского общества. Проведение столыпинской земельной реформы не ослабило, а усилило крестьянское движение, которое обогатилось новыми формами борьбы. Доминирующую роль в крестьянской борьбе стала играть активная защита своих прав, упорное сопротивление правительственной администрации. Крестьянское мировоззрение исключало частную собственность на землю, поскольку она в глазах крестьян означала быстрое измельчание земельных наделов - с ликвидацией общины исчезла возможность компенсации растущих семей за счет мельчавших, поскольку традиционно каждый родившийся ребенок давал возможность получить дополнительную землю. Либо частная собственность на землю должна была в итоге привести к введению единонаследия, что, в свою очередь, вело к нарушению равенства между членами семьи, разделяя их на имущих и неимущих от рождения. Малоземельные и средние хозяйства видели в общине единственное спасение от разорения и нищеты [4, 41]. Стабильность крестьянской общинной жизни разрушалась под воздействием многих внешних и внутренних факторов. Тем не менее, изменение в обычном праве являлось явлением очень болезненным для крестьянского сознания. Глубокий замысел аграрной модернизации, начатой реформами 1860-х гг., сводился к созданию благоприятных внутренних условий для развития общественной предприимчивости. В тоже время наличие и сохранение общины и обычного права, как непременного составляющего, реально противоречил общим принципам проведенных аграрных преобразований. Социальное поведение крестьянства начала ХХ века характеризовалось нараставшей нестабильностью и в его беспокойном поведении угадывались грозные масштабы надвигавшейся революции.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.