О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ПОНЯТИЙ «ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ» И «ИМИДЖ ГОСУДАРСТВА» Красникова Е.В.

Российский университет дружбы народов


Номер: 12-2
Год: 2014
Страницы: 307-312
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

публичная дипломатии, имидж государства, информационное поле, коммуникационные технологии, public diplomacy, state image, information field, communication technology

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется научно-теоретическая составляющая понятий «публичная дипломатия» и «имидж государства»; прослеживается эволюция создания теоретических, практических методов и механизмов публичной дипломатии в создании имиджа государства.

Текст научной статьи

В условиях продолжающегося развития, распространения новых потоков информации глобального масштаба и коммуникационных технологий в мире значение публичной дипломатии в процессе формирования имиджа государства поднимается на новый, более значимый уровень и для социума и для взаимодействия государств на международном уровне. В контексте понимания того, что революционные изменения, произошедшие за последние десятилетия в сферах информационно-коммуникационных технологий, мощно воздействуют на государственные структуры, институты гражданского общества, социальную и идеологическую сферы жизни населения, возникает необходимость рассмотреть научно-теоретическую составляющую понятий «публичная дипломатия» и «имидж государства». Необходимо отметить, что период конца ХХ и начала XXI столетий отчетливо охарактеризовался продолжающимся информационным взрывом. В связи с этим многие аналитики, международники и политологи обратили внимание на научно-теоретические аспекты тематики публичной дипломатии и имиджа государства в контексте информационного общества. И как следствие, необходимость дать научное обоснование терминов «имидж государства» и «публичная дипломатия», имея в виду единое информационное начало исследуемых понятий. В современных условиях становления нового международного информационного порядка и обозначения новых информационных потенциалов значение института публичной дипломатии в формировании имиджа подтверждают и слова известного английского философа Ф.Бэкона[1] «кто владеет информацией, тот владеет миром». Следовательно, важным представляется рассмотрение и раскрытие научно-теоретического содержания понятий «имидж государства» и «публичная дипломатия» с целью доказать, что упомянутые термины заключают в себе информационное начало. Необходимо проследить эволюцию формирования теоретических методов и механизмов публичной дипломатии в создании имиджа государства. В контексте данного анализа необходимо акцентировать внимание на то, что исследуемые понятия основываются на единой информационно-трансграничной базе и содержат в себе открытые или публичные информационные процессы. И прежде чем рассмотреть ряд научно-теоретических определений терминов «публичная дипломатия» и «имидж государства», необходимо отметить, что данные типы информационной коммуникации начали процесс своего формирования одновременно с созданием политического пространства. В разные исторические эпохи эти термины трансформировались от понятий, используемых в древнем мире, - «ритуальные танцы», «маски» до современных - «пропаганда», «открытая или публичная дипломатия», «PR», «имидж». В советской научной и публицистической литературе этот термин появился и стал активно использоваться с середины ХIХ в., когда международная и национальная деятельность России была направлена на создание имиджа страны за рубежом и укрепление принципов интернациональной пропаганды коммунистов под руководством основоположников теории и практики данной пропаганды К.Маркса и Ф.Энгельса, В.И.Ленина. Определение «пропаганда» (от лат. - propagare - распространять, подлежащее распространению) звучало как «форма деятельности по распространению идеологии, ее инструментария» [2]. Позже появилось более развернутое и нейтральное определение пропаганды - распространение политических, философских, научных, художественных и других идей в обществе; в более узком смысле - идеологическая и политическая пропаганда[3]. Определение же «политической пропаганды», предложенное Соловьевым А.И., по своему научно-теоретическому содержанию наиболее полно раскрывает научно-теоретический смысл современного термина «публичная дипломатия», - форма односторонней и монологической организации информационных потоков в сфере власти, формирующаяся без учета мнений реципиента и на основе остро критического отношения коммуникатора к позициям своих конкурентов[4]. Он также подчеркивает, что хотя данный тип коммуникации и сложился практически одновременно с формированием политического пространства, термин «пропаганда» появился лишь в начале XVII в. в связи с характеристикой деятельности учрежденного папой Григорием XV миссионерского общества «Конгрегация распространения веры», призванного бороться против еретиков и проповедовать католическую веру[5]. В начале XXI в. в российском «Современном словаре иностранных слов» понятие «пропаганда» было дано уже как распространение каких-либо идей, учений, взглядов, знаний, идейное воздействие на широкие массы[6], подчеркивая тем самым все более трансграничные тенденции данной информационной коммуникации в общей системе глобального информационного общества. Однако некоторые американские политические психологи (Э.Аронсо, А.Праткинс) научно обосновывают термин «пропаганда», тем не менее, как любые методы массовой передачи знаний, влияния на сознание людей, включая в нее методы не только убеждения, но и навязывания идей[7]. Собственно же сам термин «публичная дипломатия» как прототип пропаганды, не меняя своего научно-теоретического, (да и практического использования), официально был зафиксирован в лишь «в 1982 г. в директивах администрации Рейгана относительно усиления всех видов идеологических диверсий против социалистических и развивающихся стран[8]» и стал обозначать термин, используемый США для обозначения американской внешнеполитической пропаганды[9]. Сегодня в современной российской и иностранной научно-публицистической литературе не встречаются принципиально новые или дополненные научно-теоретические определения термина «публичная дипломатия». Возможно, прежде всего, это связано с тем, что само понятие является больше продуктом эволюции информационно-коммуникационных и технических систем, и политологами рассматривается чаще как институт в системе внешней политики и международных отношений. Это принципиальное отличие данного понятия от термина «имидж государства». Так, для более детального сравнения и изучения, перейдем и к рассмотрению термина «имидж»; раскроем научно-теоретическое содержание определения этого понятия. Повторим, что термин «имидж государства» также как и понятие «публичная дипломатия» содержит в себе информационное начало. Как феномен коммуникации включает в себя ряд разнообразных компонентов, имея в своей основе больше теоретической и научной значимости, чем «публичная дипломатия». Данный вывод достигнут следующим методологическим исследованием. Как информационное явление, данное понятие проходило свой эволюционный путь, формируясь и завися во многом от ряда особенностей развития таких сфер как: социальная, этнокультурная, экономическая, политическая и др. Это подтверждается словами немецкого философа первой половины XX в. О.Шпенглера, который говорил, что в глубине каждой культуры таится единая идея, которая выражается разнообразными значениями[10]. Понятие «имидж государства» можно назвать явлением социальным или общественным[11], отражающим накопленные поколениями обычаи, настроения, др. Несколько научных определений термина «имидж», предложенные Почепцовым Г.Г., также обосновывают возможность выше представленных выводов. Первое: «имидж - это знаковые характеристики, где присутствуют форма и содержание» [12]. Так же автор отмечает, что построение имиджа ведется строго по законам пропаганды[13]. Следовательно, институт пропаганды или публичной дипломатии является инструментарием по формированию имиджа. Второе: «имидж» - отражение требований массового сознания и представляет инструмент общения с массовым сознанием[14]. Интересно рассмотреть и определения данного термина, представленные в научной и публицистической литературе. «Современный энциклопедический» и «Большой энциклопедический» словари одинаково дают определение термина «имидж» (от латин. - imago и от англ. - image - образ, вид), как целенаправленно формируемый образ (лица, явления, предмета), призванный оказать эмоционально-психологическое воздействие в целях популяризации, рекламы и т.п.; одно из средств пропаганды. Рассматривая понятие «имидж государства» как объект исследования, необходимо отметить, что он является показателем экономической силы государства, активности и авторитетности в международных делах, он непосредственно связан с отношением к нему как собственных граждан страны так и зарубежной общественности. От него зависит уровень патриотизма, уважение к родине и пр. Следовательно, изучаемое понятие - является многоплановой категорией и для ее классификации существуют различные подходы и возможность использовать разнообразные источники[15]. Такой научно-теоретический подход в раскрытии содержания данного понятия дает всестороннее представление о нем как о социальном явлении, его проявлении, роли в истории и современном обществе[16]. Изучая же понятие «имидж государства» в контексте кратологии (науки о власти), где научно-философские аспекты политики являются одними из важнейших проблем политической науки, интересно представить определение исследуемого термина, данное «Кратологическим словарем» - целенаправленно разработанный и пропагандируемый образ (власти, властителя, организации, кандидата) [17]. Таким образом, рассмотрев теоретические определения исследуемых понятий, необходимо обозначить ряд методов или подходов с целью раскрыть научное содержание данных терминов. В качестве подходов к рассмотрению научно-теоретического базиса понятий «имидж государства» и «публичная дипломатия» используем: • политологию как науку, хотя «отдельные авторы не относят сегодня политологию к сфере научного знания, изучающую информационно-коммуникативные процессы» [18]; • науку «политическая коммуникативистика»[19], изучающую природу и строение информационно-политической сферы общественной жизни, характерные для нее механизмы и тенденции развития публичных и непубличных контактов, формы эволюции общения правящих кругов и гражданского общества. Соловьев А. отмечает взаимосвязь коммуникации, механизмов государственного управления, социализации индивида и становления информационного общества и соответствующих структур властного регулирования в публичной сфере[20]. Следующие факты указывают на то, что необходимо использовать политическую науку в качестве одного из подходов для научного раскрытия содержания исследуемых терминов: политика как мощный проектор, отражающий международные, национальные интересы государства, одна из первых реагирует на изменения в глобальном информационном пространстве, если оно подвергается техническим инновациям. Государства, институты власти, в свою очередь, овладевают новыми информационными технологиями и создают новые международные порядки. Для раскрытия научного содержания исследуемых понятий, а также, используя подход науки «политической коммуникативистики», исходя из понимания единой, информационной составляющей понятий пропаганда/публичная дипломатия/имидж государства, необходимо рассмотреть определения, данные зарубежными и отечественными исследователями. В этой связи интересно отметить определение политической информации, данное американским ученым П.Шенноном, где он подчеркивает, что последней признаются только те сообщения, которые выбираются людьми из потока разнообразных сведений для подготовки и принятия необходимых решений в сфере государственной власти или исполнения своих функций[21]. На наш взгляд, оно вполне отражает общий смысл исследуемых терминов. Представление о политической системе как совокупности информационных потоков и специфической сети коммуникаций, влияющих на принятие и реализацию государственных решений, выдвинул другой американский ученый К.Дойч. Согласно его точки зрения, все институты и механизмы власти обладают в информационном пространстве собственными возможностями по трансформации тех или иных потоков информации[22]. Впервые термин «коммуникация» был упомянут в статье основоположника современной кибернетики Н.Винера[23]. Современное же определение Соловьев А. дает как путь установления контактов между субъектами и форму их взаимной связи, а также сам акт общения, процесс превращения сведений во всеобщее достояние, нередко даже частный случай коммуникации - массовую коммуникацию[24]. В различные исторические эпохи существовали разнообразные теоретические подходы к изучению коммуникационных явлений. Так, понимание таких процессов как пропаганда существовало уже в Древнем мире. В Древней Греции это понимание определялось отношением к риторике и характеру аргументации при общении граждан. В Новое время, акцент делался на состязательный характер общественных контактов. В период Первой мировой войны изучению пропагандистских процессов также уделялось немалое внимание. Определяющее значение, по мнению Соловьева А. [25], имеют труды упомянутого К.Дойча, (он впервые в конце 1940-х годов представил политическую систему как особую форму информационно-коммуникационных обменов между управляющими и управляемыми) и труды Хабермаса Ю. и Х. Арендт. Работы последних, прямо раскрывают единое информационное начало институтов публичной дипломатии и формирования имиджа государства, так как связывают изучение коммуникационных процессов с понятием публичной сферы. В современной западной науке именно разнообразные контакты, возникающие в публичной сфере, включая политическую арену, подразумеваются под политическими коммуникациями. Так, Дентон Р. и Вудворт Г. трактуют политические коммуникации как публичные дискуссии[26]. Макнайр Б. cвязывает их природу с «целевым характером коммуникации, касающимся политики» и зависящим от поведения публики и действия медиаинститутов[27]. Однако политические коммуникации чаще рассматриваются в связи с изучением массовых информационных процессов. Ряд западных авторов (П.Норис, Дж.Куртис и Д.Сандрес), обобщив такого рода подходы, выделяют три основных научных направления, в которых политическая коммуникация рассматривается как форма осуществления массовой коммуникации. К первому направлению относятся теории У.Липпмана. В своих трудах он отмечал, что способность СМИ практически ничем не ограничена в своем влиянии и манипулировании общественным мнением. Ко второму - теории партийной поддержки и убежденности (П.Лазарсфельд, Б.Берельсон, Х.Годе и ряд других ученых), исследовавших зависимость эффективности массовой информации и пропаганды от состава аудитории и ее партийных идентичностей. К третьему направлению относятся теории Д.Батлера, Д.Тоукса, Д.Каванаха[28] и других. Основными выводами их работ стали стратегии СМИ, информационные ресурсы и технологии, изменяющие приоритеты общественного мнения, динамика информационной среды и пр. Раскрывая научное содержание терминов «публичная дипломатия» и «имидж государства», важно отметить и другой его аспект - линейную структуру коммуникации, составляющую базу любых информационных процессов. В рамках кибернетического похода такую структуру представили К.Шеннон и У.Уивер. Схематично она выглядит как источник-передатчик-канал-приемник-адресат[29]. Но в результате исследований Г.Лассуэлла, исследовавшего пропагандистские практики СМИ и показавшего принципиальное значение субъекта для образования коммуникации, линейная структура коммуникации была изменена. Был применен так называемый социальный подход, указывающий на то, что в обществе люди по-разному воспринимают информацию. Именно Г.Лассуэлл[30] предложил модель коммуникации - «кто? с каким намерением? используя какую стратегию? оказывая влияние на какую аудиторию? с каким результатом?». В рамках того же социального подхода, далее сакцентируем внимание на некоторых моделях коммуникации, предложенных российскими учеными, которые позволят детальнее отразит научное содержание понятия «имидж государства». Так, Фирсов Б.М. [31] в своем труде отмечал, что наряду с коммуникационными ситуациями, существуют еще предкоммуникационные и посткоммуникационные ситуации и отношения. Подчеркивая, что коммуникация не возникает в результате только перемещения; в мире современной политики вхождение в контакт, установление связи с получателем сообщений, побуждение его к положительному восприятию информации представляет собой весьма сложную задачу. Модель коммуникации, представленная Грачевым М.Н., раскрывает научное содержание термина «публичная дипломатия». Так, в своей работе автор указывает на «модель вещания», которая предусматривает распространение информации из центра на периферию многим абонентам[32]. Наряду с вышеописанными моделями коммуникации, важным научно-теоретическим обоснованием методов и механизмов институтов публичной дипломатии и создания имиджа государства, могло бы стать использование предложенных канадским ученым Д.Томсоном уровней информационно-коммуникационых отношений. Так, учитывая разнообразие целей, методов и механизмов всего процесса коммуникаций между людьми и государствами, Д.Томсон различил семантический, технический и инфлуентальный уровни информационно-коммуникационных связей[33]. Семантический уровень указывает на использование знаково-языковых форм (вербальный, невербальный метод, технические средства передачи информации), тем самым подчеркивая, что грамотно составленная и адекватная информация «от центра к индивиду/другому государству» может либо обеспечить успех либо проигрыш в информационной борьбе. Технический и инфлуентальный уровни оказывают мощнейшее воздействие на человеческое сознание, формируя идеологические, патриотические, негативно-агрессивные, националистические и другие настроения. Например, одной из причин потери идейного влияния коммунистической идеологии в бывшем СССР была официальная пропаганда, утверждавшая в 1970-1980-е годы, что построено общество развитого социализма, якобы решившее все основные социальные конфликты. Такая попытка подмены директивной информации выдуманными политическими образами вызвала негативное отношение к авторитету режима и идеологии того времени. Таким образом, обобщая вышесказанное, можно отметить, что в современных условиях «электронной революции», предсказанной еще в 1960-х годах Э. и Х.Тоффлерами[34], продолжается процесс ускорения структурных изменений глобального информационного поля, возрастает влияние общественного мнения и усиливается роль института публичной дипломатии в процессе формирования имиджа государства. Как следствие, научно-теоретическое обоснование таких социально-политических и родственных друг другу понятий как «публичная дипломатия» и «имидж государства» представляется весьма актуальным, хотя, на фоне сравнительно молодой науки имиджеологии, в российской науке до сих пор не отражен термин «публичная дипломатия» как информационно-коммуникационное явление.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.