СИМБИОЗ МАССОВОЙ И ЭЛИТАРНОЙ КУЛЬТУР, КАК НЕИЗБЕЖНЫЙ ПРОЦЕСС ЭПОХИ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Мирошниченко Ю.П.

Киевский национальный университет им. Т.Г. Шевченко


Номер: 12-2
Год: 2014
Страницы: 319-322
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

элитарная культура, массовая культура, новые технологии, СМИ, elite culture, popular culture, new technologies, mass media

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В нашу эпоху, когда инновационные технологии являются неотъемлемой частью человеческого существования, стал насущным вопрос о восприятии культуры. Ведь со временем она расширила свои горизонты и приобрела новые аспекты по ходу развития жизнедеятельности человека. Если раньше культура ассоциировалась лишь с элитарным обществом, то теперь она доступна и обычным классам людей. Вот только действительно ли эта культура, которая, впоследствии стала называться массовой, несет в себе правильные духовные ценности, либо же это просто суррогат, вытиснивший всю элитарность с понятия «культура»? В статье мы попытались разобраться, можно ли найти правильный баланс между массовой и элитарной культурами, дабы не потерять, изначальное, предназначения культуры, как способ обогащения человеческой души и прививание хорошего вкуса.

Текст научной статьи

Искусство еще в конце XIX в. начало напоминать товар народного потребления, который создают на производстве. Уже тогда структура художественной деятельности начинает подчиняться менеджменту. Она зависит от тех обстоятельств, складывающихся на рынке спроса. В крупных городах Европы начинают создаваться театры, звучит музыка, а вместе с ними появляются некие импресарио, которые финансируют концертные залы и музыкальные проекты, т.е. спонсируют большое искусство, которое впоследствии продают. Теперь же эти рыночные отношения пошли еще дальше, то, что раньше считалось элитарным, и было предназначено для отдельных слоев населения, теперь доступно каждому и получило название массовой культуры. Возьмем, например, ту же классическую музыку. Раньше ее можно было услышать только в концертных залах, теперь же благодаря новейшим технологиям ее можно копировать и распространять в неограниченных количествах, что ставит ее в один ряд с рядовыми телевизионными сериалами и другой попсовостью [3, 79-85]. Тоже самое касается и художественной культуры. Вальтер Беньямин, который в 30-х годах ХХ века занимался ее переосмыслением, отмечал, что технологическое репродуцирования уничтожает ауру и магию высокого произведения искусства. А также стираются социальные и онтологические грани между оригиналом и копией. Такие метаморфозы свели на нет тайну, вечную ценность, гениальность и уникальность настоящего произведения искусства [2, 139]. Многие соглашаются с тем, что это негативное явление, поскольку, классическая музыка, художественное и любое другое искусство теряют свою особенность и элитарность и становятся средствами массового потребления, они становятся не просто искусством, а массовым искусством. Негативное ли это явление, которое можно было избежать? А может, просто время диктует свои условия и создает то, в чем на данный момент нуждается общество? Дж Сибрук считает, что сейчас пришло господство нового поколения, которое выросло на средствах массовой информации. Оно привыкло воспринимать культуру через призму маркетинга, где все продается и все можно купить. Сейчас культура и рынок являются одним целым. Искусство делается через экономические расчеты. Грани между «высокой» и «низкой» культурой уже не существует. Появляется единственная массовая культура, в которой элитарность проявляется через принцип популярности, или еще можно сказать, моды [6, 131]. Новейшие средства коммуникации подключили к культурному потребления огромные массы, которые не подготовлены к восприятию настоящего искусства. Поэтому, чтобы не потерять аудиторию, массовые средства коммуникации вынуждены занижать стандарты, ориентироваться на массовый вкус, который всегда выбирает развлечение, вместо серьезного эстетического познания. Человек современного общества тяготеет к все более острым ощущениям, и средства массовой информации дают ему то, чего он хочет. Средства массовой информации, таким образом, получают еще больше возможностей контролировать немалое количество аудитории, которые они тотально охватывают. Все это происходит благодаря методам манипулирования, через предоставление массам того, что раньше было доступно лишь человеку из высшего класса. СМИ ставят в один ряд высокое искусство и дешевый очередной массовый медийный продукт. Теперь же массовая, не элитарная культура диктует поведение и моду, а также моральные нормы и ценности. Она становится иконой стиля и предлагает определенный образ жизни, присоединиться к которому считается не только престижно, но и выгодно с финансовой точки зрения, поскольку материальное положение в этой сфере зависит от того, достаточное ли количество массовой аудитории к тебе присоединилось [7, 208]. Ноам Хомский и Эдвард Герман заявляют о пропагандистской роли средств массовой информации. Они утверждают, что СМИ служат исключительно интересам элиты и, кроме того, при этом пользуются очень большой популярностью. Средства массовой информации становятся главными в освещении и пропаганде массовой культуры. Массовая культура стала, таким себе, инструментом социального контроля. Она имеет значительное преимущество над контркультурой, с которой у массовой культуры постоянно случаются противостояния. Поскольку массовая культура уже стала модой, можно сказать, престижем, которому стараются следовать, как молодежь, так и многие представители старшего поколения. Таким образом, она понемногу отучает иметь личное мнение, то есть мыслить, а также мешает различать, что является «нормальным», а что «ненормальным», поскольку она сама за них это решит [10]. Абраам Моль считает, что массовая культура не получила бы такой популярности, если бы не была органически тесно связана со СМИ. Он утверждает, что сегодня любое образование, неважно гуманитарное или техническое, уже не имеет такого влияния на человека, оно уже не занимает основную нишу в головах людей, которая отвечает за формирование личности. Лишь одной гуманитарной культурой сегодня никто жить не может. Также становится неважным, в культурной среде воспитывалась человек или нет, поскольку формирование личности, взглядов на мир и отношение к жизни в наше время происходит не через образование, а через радио, телевидение, прессу и интернет. Знания, полученные путем средств массовой коммуникации, социолог называет «мозаичными». Человек отдельными отрывками воспринимает определенную случайную информацию, которая состоит из множества соприкасающихся, но не образует логическую конструкцию отрывков знаний, и уже из полученных фрагментов составляет и формирует свои взгляды на жизнь [5, 235 - 237]. Существуют и более оптимистичные взгляды на массовую культуру, например такие, что ее развитие открыл новую эру в развитии человечества. Более того, в массовой культуре не только нет ничего плохого, а она еще является прогрессивным «стилем жизни, который царит над всеми». Так кинопродукция является окном в жизнь, школой жизни, особенно для подрастающего поколения. Если по мнению социологов, которые критически относятся к этому явлению, массовая культура влияет на людей негативно, то Маршал Маклюэн, который относится к оптимистам, видит в ней «силу, соединяет, привлекающей всех без исключения во взаимное общение» [9]. Дэниель Белл принимал сторону массовой культуры, поскольку после технологической революции уровень жизни американцев и людей капиталистических стран улучшилось, и сократилась пропасть между бедными и богатыми. Ведь теперь увеличилось количество рабочих мест, большинство людей теперь занимаются тем, что создают продукты культуры и принимают их. Теперь главным становится личные духовные качества человека, а не его принадлежность к определенному социальному классу. Понятие «культура» теперь расширилось и стало означать не только высокий уровень искусства, но и общий, так сказать, кодекс поведения людей определенной группы. С появлением радио, телевидения и возможностью еженедельных изданий выходить в одно и то же время на разных территориях, у людей появилась общая определенная система идей, образов и ценностей. Теперь для всех один источник подражания правил, стал доступным не только высшим слоям общества, но и обычным средним и низшим классам [1, 330-342]. Можно сказать, что массовая культура стала облегченным вариантом народной культуры, которая не требует особых знаний для ее восприятия. В современном мире знания формируются преимущественно с помощью средств массовой информации, поэтому человек сам вправе выбирать место и время их получения, что позволяет ему самостоятельно формировать свой ​​культурный кругозор. Вадим Межуев считает СМИ социокультурным феноменом, который подробно освещает все преимущества и недостатки цивилизации и культуры, а также противовес эволюции общественных отношений. На его взгляд, массовая культура никоим образом не мешает элитарной, и сейчас они находятся в равных условиях, вместе с субкультурными явлениями и народной культурой. Массовая же культура не представляет собой лишь одно отрицательное явление, такой она становится лишь тогда, когда ее используют, как средство распространения насилия и пропаганды нездорового образа жизни, чтобы быстрее и дороже продать тот медийный продукт, который быстро охватывает внимание и сознание массового [4, 144]. Вообще, элитарную культуру часто определяют как нечто совершенно противоположное массовой культуре, рассматривают это явление односторонне, только как часть искусства, и полностью игнорируют социальный, политический аспект этого явления, а также тот факт, что почти во всех странах оба вида культуры служат ареной борьбы между представителями буржуазии и демократических сил. Концепции, разделяющие культуры на «массовую» и «элитарную» возникли давно и служат, в основном, для разделения публики. Исследователи много пишут о культуре для элиты, считая ее высоким искусством, которое по своей сути и содержания доступно далеко не всем. Массовая и элитарная культура представляют собой две неразрывно связанные стороны единой буржуазной культуры. Эксплуататорские классы духовную культуру рассматривают, как «свою монополию, которая обязана закреплять их экономическое и политическое господство». Недаром на Западе настойчиво рассматривается мнение, что народ не в состоянии воспринимать истинные произведения мировой культуры, что они для «серой массы» «книга за семью печатями». Из этого делается вывод, что настоящее высокое искусство это искусство для элиты, для утонченной интеллигенции. Но хорошо известно, что с повышением общеобразовательного уровня народа, люди начинают тянуться к серьезным произведениям и, что важно, правильно их воспринимают. Следовательно, решение проблемы зависит от того, чтобы постепенно поднимать этот уровень, давать возможность широким массам иметь доступ к шедеврам мировой культуры. [8, 124]. И так, можно сказать, что с появлением новейших технологий передачи информации между массовой и элитарной культурами состоялся симбиоз, который слил их воедино. Теперь трудно разграничить, что предназначено для элиты, а что - для масс. Четкие рамки элитарной культуры и массовой культуры уже не вмещают в себя всех понятий, связанных с этим явлением. Внутри самой массовой культуры происходит расслоение, подобное расслоению внутри населения многих стран. Многие сюжеты и жанры, принадлежавшие ранее исключительно элитарной культуре, ныне заимствуются и массовой культурой. Появляется все больше авторов, которые могут соединять творчество в этих различных областях. И, вообще, такое понятие как «элитарная культура» почти не применяется. Грань между элитарной и массовой культурой стирается. Нельзя однозначно сказать, что это негативное явление, ведь теперь для многих слоев населения появились новые, ранее недосягаемые, возможности. Появление новейших технологий стала для них окном в мир, хотя ради этого и пришлось пойти на некоторые жертвы, без которых, пожалуй, невозможен ни один прогресс.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.