СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ ЖЕРТВЫ ТЯЖКИХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Бисенгали Л.,Базилова А.А.,Акболатова М.Е.

Казахский национальный университет имени аль-Фараби


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 51-53
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социально-психологическая характеристика, личность, жертва, тяжкое насильственное преступление, socio-psychological characteristics, personality, victim, heavy violent crime

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В настоящей статье рассматриваются актуальные вопросы социально-психологической характеристики личности жертвы тяжких насильственных преступлений. Изучение данного вопроса имеет особое значение для организации предупреждения и профилактики совершения тяжких насильственных преступлений.

Текст научной статьи

Поведение потерпевшего в предпреступной ситуации, проявление в нем различных личностных свойств и качеств нередко является условием, способствующим совершению преступления или созданию конфликтной ситуации. Однако при этом следует иметь в виду, что такое виктимогенное значение те или иные черты личности имеют не сами по себе, а лишь находясь в связи, во взаимодействии с личностью преступника, проявляясь при этом в конкретной жизненной ситуации. По характеру своего воздействия на психику и личность виновного обстоятельства, обусловливающие совершение тяжких насильственных преступлений можно разделить на объективные (внешние) и субъективные (внутренние), а по степени их влияния на мотивацию и выбор варианта поведения - на обстоятельства, способствующие созданию конфликтной ситуации и обстоятельства, способствующие возникновению умысла на совершение преступления. Как отмечал В.В. Сидоров, «если обстоятельства объективного характера должны найти соответствующую личностную оценку виновного, стать его «внутренним фактором», чтобы оказать какое-то воздействие на его поведение, то субъективные обстоятельства становятся этим «внутренним фактором» к моменту неблагоприятного воздействия внешних обстоятельств, изменяя тем самым внутренние условия восприятия последних» [1, 121]. Социально-психологические признаки, характерных для жертв тяжких насильственных преступлений по данным материала судебно-следственной практики по названной категории дел г. Алматы последних лет, позволило составить представление не только о социально типичных чертах потерпевших, но и об общей динамике насильственной преступности. В большинстве своем жертвами тяжких насильственных преступлений являются лица, связанные с преступником более или менее длительными связями, а нередко прочными социальными взаимоотношениями. Однако если в начале 90-х годов можно было наблюдать тенденцию сокращения числа убийств или умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, совершенных в отношении лиц, ранее незнакомых преступнику, то сегодня наблюдается рост этих преступлений. В частности, по убийствам доля незнакомых жертв увеличилась как минимум в 1,5 раза, что, безусловно, находится в прямой связи с ростом числа насильственных преступлений, совершаемых на улице и в иных общественных местах. Особенно характерно это для крупных городов. Жертвами таких преступлений, как правило, становятся мужчины. Заметно и увеличение (по сравнению с предыдущими годами) числа несовершеннолетних жертв. Традиционно высокими остаются цифры, характеризующие наличие преступных связей между преступником и жертвой, особенно часто устанавливающихся в связи с совместным проведением свободного времени, главным образом, совместным распитием спиртного. Каждая третья жертва убийства или умышленного причинения тяжкого вреда здоровью относится к этой категории. В общей совокупности жертв тяжких насильственных преступлений доминируют лица, связанные с преступником семейно-бытовыми отношениями - супруги, родители, дети, соседи и др. Каждый третий такой потерпевший - родственник виновного, каждый второй находился с ним в юридически оформленном или незарегистрированном браке. Тяжкие насильственные преступления, которыми, как правило, заканчивается семейный конфликт, совершаются в основном в отношении женщин - жен или сожительниц. Интересным, на наш взгляд, является и то, что нередко поведение жертвы было по своему социальному содержанию правильным, социально одобряемым, но будучи выраженным в грубой оскорбительной для виновного форме, по сути послужило поводом для совершения преступления. Наиболее часто эта особенность проявляется в семейно-бытовых преступлениях. Уместно в этой связи, на наш взгляд, привести пример убийства, квалифицированного областным судом Алматинской области как убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности, т.е. по п.б ч.2 ст.96 УК РК: Потерпевший Б., будучи служащим сельского акимата препятствовал М. Абдраимову в приватизации домостроения, которое последний планировал использовать для занятия фермерством. Как было установлено, отказ Б. был вполне законным, так как домостроение было ветхое, в аварийном состоянии и приватизации не подлежало. Однако форма этого отказа была грубой, унижающей честь и достоинство Абдраимова. Бесспорно, усугублению конфликта и зарождению преступного мотива способствовало и то, что оскорбления, грубость со стороны Б. в адрес виновного носили неоднократный характер. После одного из таких разговоров, в котором Б. вновь в оскорбительной форме категорически отказал Абдраимову, тот вскочив в свою автомашину, совершил наезд на стоящего у обочины Б., после чего нанес упавшему на землю Б. несколько ударов камнем по голове [2]. Однако приведенный выше пример не является типичным для изучаемой категории дел. Напротив, обращает на себя внимание определенная схожесть социального статуса и морально-нравственного облика преступника и его жертвы, которая проявляется, в частности, в социально нежелательных формах поведения обоих сторон в предпреступной ситуации. Материалы исследований позволяют сделать следующие выводы: при распределении по признаку половой принадлежности жертв убийств и покушений на них; причинения тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекших за собой смерть потерпевшего, оказалось, что женщин среди них значительно меньше мужчин (соответственно 30% против 70%). Следует согласиться с В.С. Минской, объясняющей это обстоятельство тем, что мужчины вступают в значительно более широкий круг отношений с окружающими ввиду меньшей занятости по организации и обслуживанию быта, семьи, воспитанию детей; тем, что мужчины чаще и больше употребляют алкогольные напитки; в силу психологических особенностей они чаще и легче завязывают случайные и сомнительные знакомства, нередко приводящие к конфликтам [3, 84]. Случаи убийства ранее незнакомой преступнику женщины крайне редко встречаются в следственной практике. Они характерны лишь для, так называемых, сексуальных маньяков - серийных убийц, преступная мотивация которых в меньшей степени связана с личностью жертвы. Как уже отмечалось, мотивация тяжких насильственных преступлений, совершаемых «серийными преступниками» или «маньяками», в меньшей степени зависит от личностных или поведенческих свойств жертвы. Преступный мотив формируется подчас задолго до самого преступления и обусловлен, как правило, личностными свойствами, переживаниями, стремлениями самого преступника. Безусловно, к социально-психологическим свойствам личности следует отнести и возраст, как один из показателей социально-демографической характеристики лица. Преступления в отношении пожилых людей чаще всего совершаются в результате конфликтов бытового характера, в семье. В отдельных случаях отмечается провоцирующий характер самого пожилого возраста, связанный с ослаблением физических сил и возрастными психологическими изменениями, нередко вызывающими у преступника недовольство или раздражение. Данные о возрастной структуре потерпевших несколько отличаются от аналогичных данных, касающихся преступников. Особенности возраста сказываются на поведении жертвы значительно меньше, чем на поведении преступника и сравнительно в большей степени связаны с антисоциальными качествами ее личности, приобретенными в процессе жизнедеятельности. Уровень образования жертв тяжких насильственных преступлений невысок. Около 75% из их числа имели среднее или средне специальное образование, высшее образование имели около 2% потерпевших. Однако следует отметить, что в последние годы заметно увеличение числа тяжких преступлений, совершаемых в отношении лиц, в связи с осуществлением ими профессионального или общественного долга, что предполагает наличие у жертв таких преступлений более высокого уровня образования и должностного положения. Можно заметить, что в своих суждениях преступники обнаруживают искаженное представление о роли жертвы, что проявляется в преувеличении значения одних элементов криминальной ситуации и преуменьшении других. Ссылки на предосудительное поведение жертвы, требующее, по мнению виновных, активных мер для его пресечения, носят оправдательный характер и являются предпосылкой преступной мотивации. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в корыстно-насильственных преступлениях нет столь прямой детерминированности насилия особенностями личности или поведения жертвы, как в агрессивно-насильственных. Именно поэтому подходы к предупреждению виктимизации должны быть различными и многоплановыми - от социального реформирования до нейтрализации индивидуальной виктимности посредством воздействия на личность и формирования ее положительного нравственно-психологического облика.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.