К ВОПРОСУ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВ И МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫХ СИЛ В ПЕРИОД МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ООН Зверев П.Г.

КФ СПбУ МВД РФ


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 59-61
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

ООН, миротворческие операции, многонациональные силы, ответственность, UN, peace operations, multi-national force, responsibility

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются вопросы ответственности, возникающие в условиях современных миротворческих операций. Особое внимание уделяется разграничению бремени ответственности между государствами и многонациональными миротворческими силами.

Текст научной статьи

В условиях современных миротворческих операций ООН вопрос о распределении ответственности между командованием многонациональных сил Организации и государствами, предоставляющими свои контингенты для формирования этих сил, на первый взгляд, кажется довольно ясным. Однако внимательное его изучение дает понять, что эта ясность существует только в теории. Для начала следует обратиться к термину «государство, предоставляющее контингент», имеющему отношение к суверенным образованиям, которые нанимают, обучают (тренируют) и должным образом оснащают, а также зачастую поддерживают силы, направляемые ими в многонациональную организацию, коей является ООН. Теоретически государства должны нести и ответственность перед любым органом международного правосудия за любые происшествия, связанные с деятельностью указанных сил. Любой вред, причиненный недостаточно квалифицированными действиями или неправомерным поведением персонала этих государств либо являющийся результатом неправильного оснащения персонала (будь оно недостаточным или наносящим избыточный ущерб, например, в результате применения какого-то вида вооружения), по-видимому, служит основанием ответственности государств. В то же время многонациональная организация несет коллективную ответственность только за те действия, которые происходят в процессе реализации Плана операции (OPLAN) и связанных с ним Правил ведения боя (Rules of Engagement, ROE). Мысленно прослеживая цепочку уровней ответственности до самого верхнего командного уровня, можно четко представить себе, какая оживленная дискуссия разгорается между представителями различных государств в ООН в попытке отыскания общеприемлемого пути разрешения данной проблемы. Но поскольку идеальное решение далеко не всегда достижимо, у государств имеется два способа, при помощи которых они могут обезопасить себя от участия в деятельности, ими не одобряемой. Первым способом является заявление так называемых и довольно спорных «оговорок», которые обозначают факт существования разногласий еще на этапе формирования миротворческой операции. При этом заинтересованная международная организация вполне может оказывать давление на государства с целью снижения вероятности заявления оговорки или даже полностью ее аннулировать. Второй способ самозащиты государства, участвующего в многонациональной операции, заключается в ограничении объема передачи властных полномочий в отношении своих национальных сил, в результате чего международная организация сможет использовать такие силы только для решения тех задач, против которых государство прямо не возражает. На практике это выражается в передаче «оперативного» («тактического») контроля, вместо делегирования международной организации полноценного «оперативного командования». Такой подход зачастую используется в отношении военно-воздушных и военно-морских сил, учитывая, что в них миротворческие миссии нуждаются особо. Применение данного подхода основано на опасении возникновения негативных последствий, которые могут быть вызваны приказами оперативного командующего в полевых условиях (который, к слову сказать, несет персональную юридическую ответственность за отданные приказы, вместе со своими подчиненными). Стоит также отметить, что представители даже высших уровней цепочки инстанций (chain of command) могут быть привлечены к ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права (МГП) на основании недостаточного контроля над действиями своих подчиненных. Проблема ответственности за действия, совершаемые в рамках многонациональных операций, актуальна не только в области МГП, поскольку наиболее частыми примерами споров являются именно многочисленные гражданские судебные разбирательства. Исход многих из них может оказаться полезным в свете вопросов применимости МГП в период международных миротворческих операций: лица (стороны), которые выплачивают компенсацию по гражданским искам, фактически принимают на себя определенную ответственность по гуманитарному праву. Распределение ответственности между нациями (государствами), многонациональными организациями и физическими лицами на практике все больше теряет ясность. Для прояснения этого тезиса можно привести ряд примеров. В распоряжении командующего Международными силами содействия в Афганистане (ISAF/ИСАФ) находятся финансовые средства под названием «Оперативный фонд помощи после операции в Афганистане», собранные из добровольных пожертвований государств - членов ООН, делавшихся сверх ежегодных взносов в общий бюджет Организации и выделенных в отдельный трест. Целью фонда является восстановление ущерба и выплата компенсации тем, кто пострадал в результате проведения операции. Таким образом, в какой-то степени Организация «покрывает» сопутствующий ущерб, причиненный национальным оружием. Отчасти это происходит потому, что в городских условиях, в которых ИСАФ проводят операции, зачастую очень трудно разделить ответственность между государствами-участниками и самой Организацией. Представляет интерес, продолжит ли многонациональная организация и дальше принимать на себя фактическую ответственность (посредством выплаты компенсации), если национальные вооруженные силы государств не прекратят пользоваться в ходе операции спорными видами оружия? Похожее разграничение ответственности было признано в ситуации «контроля над беспорядками» в Косово в 2007 г., когда оснащенные резиновыми пулями полицейские подразделения, оперативно развернутые для борьбы с беспорядками, оказались виновными в гибели двоих демонстрантов. С учетом того, насколько хорошо были оснащены полицейские силы, ответственность за гибель людей была возложена на государство, предоставившее эти силы, а также на командира, отдавшего приказ о развертывании. Еще более интересным является случай крушения близ Приштины арендованного ООН самолета. Поначалу вина за инцидент была возложена на воздушного регулировщика и, соответственно, на государство его национальной принадлежности. Однако проведенное дознание показало, что авария была вызвана целым комплексом факторов, начиная от усталости операторов и заканчивая неудачным местоположением радаров слежения и радиоантенн. В конечном итоге, компенсацию родственникам погибших выплачивали солидарно ООН, НАТО и государство национальной принадлежности регулировщика, в соответствии с соглашением между ними. Таким образом, все стороны инцидента фактически взяли на себя вину за крушение самолета. Конечно, встречаются и более ясные ситуации, происходящие обычно на суше, когда воинские подразделения многонациональных сил несут ответственность за гибель мирных жителей вследствие того, что их члены выходят в своей деятельности за пределы должностных инструкций (боевых уставов и положений). Стоит отметить, что рост уровня насилия в некоторых зонах проведения операций вынуждает государства сделать переоценку, насколько это возможно, использовавшегося в 1990-е гг. косвенного подхода силового воздействия, который оказался довольно продуктивным и менее опасным, нежели современные широко распространенные сухопутные операции. Еще одно замечание касается индивидуальной подготовки миротворцев НАТО. До сравнительно недавнего времени государства - члены Альянса несли ответственность за подготовку предоставляемых ими контингентов. Альянс отвечал только за интеграцию вооруженных сил, обеспечивая координацию усилий национальных подразделений как единой сплоченной военной силы. Постепенно ситуация изменилась. Несколько лет назад было учреждено Верховное командование НАТО. Также в оперативно-тактических целях проводимых НАТО операций была введена в действие программа подготовки интеграции персонала, а также учрежден Центр подготовки в Польше. Очевидно, что любое происшествие, связанное с ошибками, допущенными в процессе подготовки в данном Центре, повлечет наступление ответственности для всего Альянса как международной организации. Таким образом, можно отметить растущую тенденцию расширения ответственности международных многонациональных организаций. Возникает вопрос: могут ли данные организации полностью снять бремя ответственности с государств, которые принимают участие в миротворческих операциях? Скорее всего, ответ на этот вопрос будет звучать отрицательно, поскольку практическое выражение все чаще находит все-таки разделение бремени ответственности. В большинстве случаев ответственность делится между двумя и более субъектами.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.