СООТНОШЕНИЕ СПОСОБА СОВЕРШЕНИЯ И СПОСОБА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Косынкин А.А.

Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 61-63
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

преступление, противодействие, способ, расследование, crime, counteraction, way, investigation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассмотрены особенности соотношения элементов способа противодействия расследованию преступлений и способа совершения преступления. Исследованы ключевые моменты, позволяющие установить сходства и различия между противодействием расследованию преступлений и способом их совершения.

Текст научной статьи

Способ противодействия расследованию преступлений в отдельных своих элементах схож со способом совершения преступления. Это обусловлено, в частности, тем, что отдельные формы противодействия могут являться частью способа совершения преступления. Это относится, прежде всего, к сокрытию преступления.[1] На это, обращает своё внимание Н.А. Подольный, который пишет: «При рассмотрении структуры способа совершения преступления следует отметить проблему, состоящую в вопросе необходимости включения в неё в качестве элемента - сокрытия преступления».[2] Ведь, планируя и совершая преступление, преступник часто планирует не только действия по оптимальному достижению поставленной цели, но и то, как скрыть совершённое преступление. То есть, и действия по совершению преступления и действия по его сокрытию часто объединены единым умыслом, а потому одни и те же действия могут являться, как способом совершения конкретного преступления, так и способом сокрытия этого же преступления. К примеру, использование одной и той же хакерской программы, направленной на «взлом» определённого банка данных, определяет особенности как конкретного способа совершения преступления в сфере компьютерной информации, так и конкретного способа сокрытия этого же преступления. Такие программы создаются для достижения этих двух целей, а потому одно действие - использование такой программы - приводит к достижению двух названных целей. Сводить сходства между способом противодействия расследованию и способом совершения преступления только к сходству между способом сокрытия преступления и способом его совершения нельзя. Иные формы противодействия так же, как и сокрытие преступления, имеют сходства со способом совершения конкретного преступления. И та, и другая группа способов направлена на обслуживание цели совершения конкретного преступления. Преступление совершается не только для того, чтобы достичь вполне определённой криминальной цели, но и для того, чтобы избежать уголовной ответственности за достижение этой цели. Именно в этом состоит цель всякого преступления, а потому на её достижение направлены не только действия, составляющие способ совершения преступления, но и способ противодействия расследованию этого преступления, способствующий уходу конкретного лица от уголовной ответственности. Такое сходство предполагает определённую согласованность между теми и другими действиями. При этом, такая взаимосвязь предполагает установление зависимости между действиями по противодействию проводимому расследованию от действий по совершению конкретного преступления. К примеру, действия неумелого компьютерного пользователя направленные на незаконное уничтожение определённой информации, как правило, влекут следующие действия по противодействию расследованию: формируется через средства массовой информации и иными доступными способами общественное мнение о том, что конкретное преступление вовсе и не преступление, а преступный результат - это всего лишь стечение целого ряда случайностей (ошибочного, по незнанию нажатия кнопок на компьютерной клавиатуре). То есть, такой способ противодействия не был бы избран в том случае, если бы способ совершения конкретного преступления в сфере компьютерной информации выдавал опытного, обладающего глубокими знаниями в компьютерной технике и программировании специалиста. Наличие такой взаимообусловленности вполне естественно предполагает наличие сходств между действиями, составляющими способ совершения преступления и способ противодействия его расследованию. Даже тот факт, что в совершении преступления и в противодействии его расследованию могут быть вовлечены разные лица, не опровергает взаимообусловленности между этими двумя системами действий. Несмотря на то, что авторство этих действий может быть разным они всё равно схожи в силу того, что лицо, оказывающее противодействие расследованию всегда в расчёте на успех должно учитывать особенности способа, которым было совершено преступление, иначе такое противодействие будет неадекватным и, следовательно, безрезультатным. Поэтому, к примеру, если противодействие расследованию осуществляет родственник обвиняемого, он, желая эффективности своим действиям, обязательно учитывает способ совершения преступления, хотя сам к нему не имеет какого-либо отношения, поскольку эти действия совершались не им. Наличие такой взаимосвязи в практике расследования преступлений иногда порождает иллюзию того, что способ противодействия расследованию планировался заблаговременно, на этапе подготовки его совершения. Причём, имеется в виду, не сокрытие преступления или инсценировка, как форма противодействия расследованию, а такие формы, как формирование выгодного для преступника общественного мнения, воздействие на должностных лиц, от которых зависит ход расследования и тому подобное. Наличие такой иллюзии заставляет следователей проводить следственные и иные действия с целью проверки причастности лиц, задействованных в противодействии расследования конкретного преступления. Так, проверяются родственники преступника, его друзья, знакомые, а иногда даже адвокаты, осуществляющие защиту обвиняемого. Конечно же, как показало изучение следственной практики, в подавляющем большинстве случаев это всё же оказывается иллюзией. Никакого привлечения к заблаговременному планированию этих своих родственников, знакомых или друзей, которые в последующем оказывают противодействие, нет. Однако, само наличие такой иллюзии является доказательством зависимости действий по противодействию расследованию от действий, составляющих способ совершения преступления. Такая зависимость является причиной иллюзии единого умысла у преступника, привлечённого в качестве обвиняемого, и субъектами противодействия (такими, как родственники, знакомые, друзья). Следовательно, это также свидетельствует о наличии сходств между способом совершения преступления и способом противодействия его расследованию. И это проявляется, в частности, в том, что лицо, совершающее противодействие, вынуждено отдельные свои действия согласовывать с теми действиями, которые составляли способ совершения преступления. Правда сходство в этом случае вовсе не предполагает тождества этих действий или их полного зеркального отображения. Это сходство обусловлено тем, что субъект противодействия всегда принимает в качестве цели своих действий противодействие расследованию, потому что преступление уже совершенно, и они желают, чтобы преступник не понёс за него ответственность. Но не только действия, составляющие способ совершения преступления определяют способ последующего противодействия расследованию этого преступления. Усматривается также и обратная связь, когда способ противодействия расследования определяет способ совершения конкретного преступления. Применительно к способу сокрытия преступления, как одной из форм противодействия расследования, Р.С. Белкин писал, что действия по сокрытию преступления «… могут быть даже непосредственным условием применения определённого способа совершения преступления или одним из его обязательных элементов».[3] Это справедливо и по отношению к другим формам противодействия расследованию, если они охватывались единым умыслом со способом совершения конкретного преступления. Так, при совершении отдельных преступлений в сфере компьютерной информации преступники заблаговременно предусматривают план действий по обработки общественного мнения в выгодном для себя свете. Для этого проводятся заблаговременные информационные акции, которые предваряют последующее выполнение действий по противодействию расследованию. В частности, в последнее время достаточно часто ставятся «каверзные» вопросы об авторском праве, которые основаны на несовершенстве соответствующего законодательства. При этом вокруг этих вопросов проводятся затяжные дискуссии, целью которых является утверждение идеи права на свободный доступ к компьютерной информации всех пользователей компьютерными сетями. На первый взгляд в этой дискуссии нет ничего предосудительного, поскольку проводится она по вполне злободневной, волнующих многих теме, но, к сожалению, её довольно часто используют для того, чтобы изменить восприятие обществом вполне, казалось бы, очевидных правил, запрещающих нарушение чужих авторских прав. По существу, стремятся назвать белое чёрным, а чёрное белым только потому, что это выгодно для достижения далеко не благородных целей. И это, к сожалению, в последнее время всё более и более удаётся. Авторские права начинают рассматриваться не как нечто абсолютное, а лишь как опредёлённая относительная данность, которую необходимо учитывать лишь при определённых условиях, под которыми чаще всего скрывается выгода конкретных лиц. Подобного рода дискуссии в последнее время часто используются не только крупными хакерскими группами за рубежом, но и в России, для обоснования того, что совершённое преступление таковым вовсе не представлялось совершившему его лицу, поскольку законодательство либо имеет явные противоречия, либо попросту не соответствует сложившейся социальной действительности. Это позволяет конкретным преступникам в глазах общественного мнения выглядеть чуть ли не жертвой законодательных противоречий и неточностей. То есть наблюдается явление, когда заблаговременно формируется благоприятная для совершения конкретного преступления (преступлений) обстановка, используемая в последующем для осуществления противодействия расследованию преступлений. Как показывает практика, расследования преступлений в сфере компьютерной информации преступники стремятся в этом случае к совершению преступлений таким образом, чтобы способ их совершения как можно лучше вписывался в «канву» идущей дискуссии, то есть, чтобы преступление как бы иллюстрировало несовершенство, противоречивость действующего закона. Используя в последующем эту дискуссию, преступники и другие лица, которые оказывают им помощь, стремятся воздействовать на ход следствия через общественное мнение, которое уже оказывается готовым принять конкретное преступление в сфере компьютерной информации, как очередной пример несовершенства действующего законодательства. Таким образом, способ совершения преступления оказывается подчинённым планируемому, в последующем способу противодействия его расследования.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.