ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕРНИГОВСКОГО ЗЕМСТВА ПО РЕШЕНИЮ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ КРАЯ В КОНЦЕ XIX - В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА Кузьменко Н.М.

Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 124-129
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

образование, учительская семинария, педагогические курсы, университет, земство, еducation, normal school, pedagogical courses, university, zemstvo

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется деятельность Черниговского земства по организации учительской женской семинарии и постоянно действующих педагогических курсов для подготовки учителей для учебных заведений Черниговской губернии.

Текст научной статьи

Постановка проблемы. Изучение истории педагогики Украины как целостного явления невозможно без углубленного объективного исследования педагогического прошлого ее отдельных регионов, которые отличались спецификой социально-педагогического, экономического и культурного развития. Современная Украина - этнокультурный, социально-экономический и политический комплекс, сформированный в течение длительного промежутка времени в результате взаимного влияния, дополнения и объединения многих субкультур, которые были и сегодня существуют на ее территории. Исследователи определяют специфические особенности развития отдельных регионов Украины, например, Волыни, Слобожанщины и других украинских земель, а, также образовательных процессов, которые осуществлялись на их территории. Свою специфику имела также культурно-просветительская деяльность известных деятелей образования и культуры «Малороссии» или «Гетьманщины», государственно-политическим центром которой стала Черниговщина (Батурин и Глухов). В ХVІІ - ХVІІІ вв. Чернигов был вторым (после Киева) культурно-просветительским и православно-церковным центром Украины. Почти столетие Черниговщина оставалась центром украинской государственности. Во второй половине XIX - в начале XX века активизировались научные исследования истории образовательного процесса на Черниговщине, в которых определено сеть учебных заведений региона (А. Русов); обосновано необходимость развития земского образования в конце XIX в. (С. Русова); раскрыто динамику развития учебных заведений Черниговской губернии в соответствии с их типами (А. Андрияшев, М. Сухомлинов) и выявлено особенности функционирования отдельных из них (П. Добровольский, Ф. Дмитревский, В. Литинский, А. Мусин-Пушкин, М. Тутомлин, В. Хижняков); определено специфику начального образования (А. Введенский, П. Войцеховский, М. Голик, А. Петровский, Я. Сластионов) и роль земств в его развитии (М. Жданович, В. Марченко, Е. Шульга). Целью статьи является анализ деяльности земств Черниговской губернии по решению проблемы обеспечения учебных заведений края педагогическими кадрами в конце XIX - в начале ХХ века. До 1832 года все учебные заведения Черниговской губернии находились в подчинении Харьковского учебного округа, а потом вошли в состав созданного в то время Киевского учебного округа. С тех пор количество учеников значительно выросло. Скажем, в 1808 году в двух гимназиях (Черниговской и Новгород-Северской) и 18 уездных и приходских училищах Черниговской губернии обучалось 822 ученика; в 1824 году - 1781 ученик, а в 1842 году общее количество учеников Нежинского лицея, трех гимназий, 17 уездных и 20 приходских училищ достигло 2812 человек. Кроме того, в четырех частных пансионатах Черниговской губернии обучалось 102 ученика. В 1884 году в высших, средних и низших учебных заведениях Черниговщины обучалось 36645 человек (из них - 31982 мужчины и 4663 женщины). Такое количество учеников и расширение сети учебных заведений во второй половине ХІХ века требовало необходимого количества учителей. В 1885 году в Черниговской губернии функционировали такие учебные заведения: Нежинский историко-филологический институт князя Безбородько, Глуховский учительский институт, 5 классических гимназий и прогимназий (в Чернигове, Новгороде-Северском, Нежине, Глухове, Сураже), реальное училище в Новозыбкове, 3 женские гимназии (в Чернигове, Нежине, Новозыбкове), 4 женские прогимназии (в Глухове, Новгороде-Северском, Кролевце, Соснице), одно епархиальное женское училище в Чернигове, 3 духовных училища, одна фельдшерская школа при Черниговском благотварительном учреждении, 17 городских, 27 народных училищ Министерства Народного Образования и 504 народные школы [2]. Подготовка педагогических кадров для учебных заведений Черниговской губернии в конце ХIХ века осуществлялась Нежинским историко-филологическим институтом кн. Безбородько, Глуховским учительским институтом, Черниговской учительской семинарией и педагогическими курсами. Большую помощь и поддержку в развитии образования вообще и высшего, в частности, оказывали земства. Первые в Украине учительские семинарии были открыты в Киеве и Чернигове (1869). Киевская семинария в 1870 году была переведена в Коростышев. Черниговская мужская учительская семинария фактически просуществовала 8 лет. В 1874 году министерство образования решило взять ее в свое подчинение. На Черниговском земском собрании этот вопрос поднимался трижды, были выдвинуты опредеденные условия возможного подчинения. Однако министерство не соглашалось ни на какие условия. На заседании в 1878 году земское собрание решило прекратить деятельность Черниговской мужской учительской семинарии. Между тем Черниговское земство через три года, в 1881-м, вновь поставило вопрос об открытии в Чернигове учительской семинарии. В этот раз - для женщин. Выполняя решение собрания от 26 января 1881 года, управа предложила рассмотреть собранию устав учительской семинарии для женщин, подсчет расходов на содержание заведения с приблизительным расчетом стоимости уроков и предусмотренным строительством помещения для семинарии. При этом была тщательно проанализирована деятельность мужской семинарии, в которой за период существования обучалось 230 воспитанников, 110 из них успешно окончило курс. В Черниговской мужской учительской семинарии за годы ее существования обучалось 168 стипендиатов уездных земств (окончило - 94). Меньше 50% (110 из 230) студентов Черниговской мужской учительской семинарии успешно окончили учебное заведение и были готовы приступить к педагогической деятельности. Причин этому было несколько. Почти половина (44% тех, кто поступил и 49% тех, что окончили) - выходцы из крестьян. Они не были знакомы с городским бытом и обладали низким уровнем подготовки. Это побуждало, во-первых, устраивать для них интернат в форме «общих квартир», а, во-вторых, ввести преподавание общеобразовательных предметов. Трех существующих классов было недостаточно, стало понятно, что необходим еще один класс - подготовительный. Такой опыт деятельности мужской учительской семинарии не смог дать ответа на все вопросы относительно организации нового учебного заведения в Чернигове. Для предупреждения предыдущих ошибок управа проанализировала и чужой опыт [4], в частности, русский. В России в то время было 5 женских учительских семинарий: в Москве, Самаре, Казани, Костроме и Твери; кроме того, при Петербуржской учительской семинарии в 1874 году было открыто женское отделение. Черниговская земская управа проанализировала состав воспитанниц четырех последних заведений. В Тверьской семинарии П. Максимовича преимущественное большинство воспитанниц - выходцы из духовенства, в Костромской семинарии - из духовенства, семей чиновников, дворян, мещан и крестьян. Особенно убедительное сравнение дали показатели Петербуржской семинарии: на мужском отделении крестьянские дети составляли 31%, а на женском - 3%. Прогнозируя будущий контингент женской семинарии в Чернигове, можно было предусмотреть следующее: если даже в промышленных районах женские семинарии способны заинтересовать лишь незначительную часть крестьянства, то в Черниговской губернии, с сельскохозяйственным характером половины ее территории и при небольшом количестве девушек, которые обучались в сельских школах, эта часть будет еще меньше. Поэтому, больше всего следует ожидать в перспективе воспитанниц из городских училищ, женских прогимназий и духовных училищ [5]. Очень подробно авторы устава Черниговской женской учительской семинарии продумали все стороны деятельности учебного заведения: и организацию учебно-воспитательного процесса, и систему управления, материальное и методическое обеспечение. Учитывая опыт организации мужской семинарии, в первом разделе Устава предполагаемого учебного заведения было сказано об его подчинении Черниговскому губернскому земству и содержании за его счет. Семинария должна была находится в г. Чернигове, в собственном земском помещении. Цель деятельности семинарии - подготовка учительниц с педагогическим образованием для работы в начальных училищах Черниговской губернии. Семинария - заведение открытое, из четырех классов, двух общих и двух специальных, с годичным курсом в каждом. В семинарии могли обучаться стипендиатки от земств, от различных учреждений и частных лиц, а также за собственный счет. Штатное количество воспитанниц - 40 в каждом классе. Для проведения практических занятий при семинарии обустраивалась особенная практическая школа, которая бы отвечала уровню сельского одноклассного училища. В учебно-воспитательном отношении семинария состояла в подчинении Киевского учебного округа, а непосредственное руководство семинарией осуществляла «начальница», которая избиралась губернской управой из числа лиц с высшим или хотя бы средним образованием, известных в педагогических кругах, с практическим опытом работы [5, 121]. Преподаватели учебных дисциплин и законоучитель избирались губернской управой с согласия руководителя учебного заведения, а законоучитель кроме того, должен был получить разрешение епархиального руководства. Претенденты на все должности должны были иметь высшее образование и опыт преподавания учебных дисциплин начальной школы. И кандидатура руководителя, и преподавателей, и законоучителя утверждалась на соответствующую должность попечителем Киевского учебного округа. Кроме руководителя и преподавателей в семинарии работали учителя пения, гимнастики, рукоделия и учитель практической школы. Они назначались советом семинарии по предварительному согласованию с губернской управой. Все должностные лица учительской семинарии получали заработную плату из казны Черниговского земства исходя из таких расчетов: руководитель учебного заведения (при полученной квартире) - 600 руб., на оплату работы всех преподавателей по количеству годовых уроков в соответствии расписанию - 4470 руб., учитель практической школы - 360 руб. в год. Руководство семинарией происходило по принципу соединения единоличного руководства с учетом мнения коллектива. С этой целью функционировал совет семинарии, в состав которого входили руководитель, все преподаватели и законоучитель. Членами совета с правом голоса считались также: председатель или член губернской управы, директор народных училищ и два губернских гласных, выбранных губернским собранием. В заседаниях совета при обсуждении практических занятий воспитанниц семинарии при прохождении педагогической практики принимал участие с правом голоса учитель практической школы. Совет семинарии ежегодно отчитывался о деятельности учебного заведения, о чем руководитель предоставлял справку попечителю учебного округа и губернской управы. В семинарии могли учиться только лица женского пола независимо от социального статуса, православного вероисповедания, возрастом не менее 14 лет на момент зачисления в первый класс. Однако преимущества при поступлении были у представителей крестьянства. Воспитанницы семинарии получали земскую стипендию (120 руб. в год). Земская стипендия разделялась на губернскую и уездную. Первая ассигновалась губернскими собраниями в ограниченном количестве лишь двадцати ученицам. Из них 5 стипендий получали воспитанницы сиротского дома по выбору губернской управы, а другие распределялись по усмотрению уездных земств, по одной стипендии на уезд. Кроме губернских стипендий, уездные земства имели право содержать в семинарии стипендиаток за свой счет. Причем, все уезды получали одинаковое количество собственных стипендиаток, не превышая штатного числа воспитанниц семинарии. Губернская управа перед каждым приемом предварительно сообщала уездным земствам о количестве возможых для них вакансий [1]. Для поступления в семинарию на правах земских стипендиаток желающие должны были сделать представление в уездную управу и документы: свидетельство о рождении и крещении и согласие родителей или опекунов. Уездная управа проводила вступительные экзамены на знание предметов, причем, особенное внимание уделялось личностным качествам кандидатки. Кроме того, требовался осмотр врача относительно определения физических недостатков, несовместимых с будущей профессиональной деятельностью. Кандидаткам, которые удовлетворительно выдержали экзамены и оказались пригодными по медицинским показателям выполнять работу учительницы, уездная управа назначала стипендию, о чем сообщала совету семинарии. Следующим шагом на пути в педагогическую профессию было распоряжение о направлении кандидатки в семинарию, где она еще раз сдавала экзамены теперь уже на заседании совета учебного заведения. Результаты этих экзаменов сообщались уездной управе, в случае неудовлетворительного вывода комиссии, кандидатка возвращалась за счет уездного земства. Желающие поступить в семинарию стипендиатками сельских общин, заведений, а также за собственный счет подавали прошение «начальнице» [1, 126] семинарии, прилагая необходимые документы, и сдавали экзамены на заседании совета. При зачислении в семинарию преимуществами пользовались земские стипендиантки. Учебный год в семинарии начинался в августе или в начале сентября и продолжался до конца мая (начала июня). На летнее вакационное время воспитанницы уезжали домой. Учебный план семинарии предусматривал изучение таких дисциплин: закон божий, русский язык и история русской литературы; церковно-славянский язык, арифметика, алгебра, геометрия, природоведение, краткая общая и более детальная русская география, краткая общая и более детальная русская история, правописание, черчение и рисование, педагогика с дидактикой начального обучения, пение, рукоделие. Кроме того, воспитанницы 4 класса 8 часов в неделю проходили педагогическую практику (проводили занятия) в практической школе. Таким образом, учебное время в неделю в 1 классе составляло 22 часа, во 2 - 25 часов, в 3 - 27 часов и в 4 - 28 часов [1]. В конце каждого учебного года в семинарии в присутствии членов губернской управы проходили экзамены для перевода воспитанниц в следующий класс. Выпускницы, которые закончили полный курс семинарии удовлетворительно, получали свидетельство, в котором отмечались успехи по каждому предмету и поведению. Этот документ давал право занимать должность учительницы в начальных школах. Воспитанницы, которые обучались в семинарии за счет земств, должны были отрабатывать в земских школах губернии столько лет, сколько они пользовались стипендией (при условии начисления им заработной платы не менее 240 руб. в год) [1]. Подготовку педагогических кадров, кроме Нежинского историко-филологического института кн. Безбородько, Глуховского учительского института и учительской семинарии, в Черниговской губернии в конце ХIХ века осуществляли и педагогические курсы. Постановлением от 26 января 1881 года губернское собрание поручило управе разработать проект постоянных педагогических курсов. Главным аргументом относительно организации постоянных педагогических курсов при учебных заведениях Черниговской губернии был тот, что они будут дешевле и смогут обеспечить учительскими кадрами удаленные от Чернигова уезды, в то время как услугами учительской семинарии удобно можно было пользоваться жителям населенных пунктов, расположенных вблизи губернского города. Анализ деятельности Черниговской мужской семинарии (1870-1878) показал совсем иное. Самые отдаленные уезды Черниговской губернии (Мглинский, Суражский и Конотопский) прислали в семинарию на обучение больше стипендиатов (15, 12, 13), нежели, например, Черниговский (11) и приближенные к нему уезды: Нежинский (10) и Городнянский (10). Однако приведенные данные характеризируют количественные показатели мужской семинарии. Черниговская управа обратилась к руководству всех учебных заведений губернии с просьбой предосдавить информацию о наличии помещений для проведення занятий на педагогических курсах и проживания учеников и возможное кадровое обеспечение. Ответ был получен из 13 учебных заведений. Почти все они давали мало надежды на возможность организации педагогических курсов. Относительно кадрового обеспечения ответы тоже были не очень утешительные. Анализ ответов учебных заведений Черниговськой губернии свидетельствовал, что постоянные педагогические курсы можно было организовать только при Нежинском историко-филологическом институте кн. Безбородько, - в арендованном помещении и с достаточно высокой поурочной оплатой, то есть на невыгодных условиях: дороже полного содержания учительской семинарии. Было принято решение отложить организацию постоянных педагогических курсов. Черниговская губернская земская управа оказывала помощь студентам высших учебных заведений, о чем свидетельствует ее отчет за 1899 год. В разделе отчета о поддержке высшего образования отмечалось о выделении из губернской казны средств на стипендии студентам университетов. Так, Л. Заборовской, студентке С.-Петербуржского женского медицинского института, была выдана стипендия в размере 240 руб. в год для продолжения обучения. Через кассу губернского земства проходила выдача студентам высших учебных заведений стипендий, которые начислялись на проценты от капиталла мецената И. Дунина-Барковского. Таких стипендий в 1899 году было выделено 6: студенту Киевского университета Г. Сенютович-Бережному (260 руб. в год), студенту Московского университета И. Барскому (285 руб.); стипендию имени С. Савиной (307 руб.) получал студент Дерптского университета Л. Филипенко; стипендию имени И. Шрага (285 руб.). получал студент Киевского университета А. Голубец, стипендию имени губернского секретаря А. Тищинского (230 руб. 50 коп.) получал студент Киевского университета В. Глуздовский; стипендия имени колежского советника Я. Москальского (285 руб.) была назначена студенту Московского университета М. Христианову. В августе 1899 года И. Дунин-Барковский пожертвовал капитал на сумму 7500 руб. на стипендию имени Я. Неверова для образования в одном из университетов. Право на использование этой стипендии с 1900 года было предоставлено студенту Киевского университета М. Потемкину [3]. Собрание губернского земского правления решило выразить благодарность меценату И. Дунину-Барковскому за его многоразовые пожертвования на образование молодежи в высших учебных заведениях (выполнено 16 марта 1900 года под № 220/2203) [3]. В 1900 году на развитие среднего и высшего образования земством было истрачено 22500 руб. Студенты Киевского университета Н. Семенов и Б. Гаврилов (стипендиаты губернского земства) получили помощь в размере 285 руб. в год каждый. Всего стипендий, полученных на проценты из капиталла И. Дунина-Барковского, в 1900 году было выдано на сумму 1822 руб. 70 коп. [4]. Отчет Черниговской губернской земской управы за 1901 год о поддержке средней и высшей школы свидетельствует об увеличении средств на развитие образования. За отчетный период было истрачено 23182 руб. 50 коп., что превысило суммы двух предыдущих лет. Студенты высших учебных заведений получили стипендии на сумму 2508 руб., в том числе, из средств мецената И. Дунина-Барковского было выдано 1938 руб. на стипендии студентам Киевского, Харьковского и Московского университетов. Из собственных средств земства было выдано 507 руб. двум студентам Киевского университета [5]. Выводы. Как видим, помощь от земства на развитие образования в Черниговской губернии увеличивалась ежегодно. Деятельность земств в Украине была направлена на подготовку педагогических кадров для народных школ. Они содержали стипендиатов, организовывали педагогические курсы, способствовали открытию учительских семинарий.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.