АДЕКВАТНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ: ПРОБЛЕМАТИКА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ Нелюбин Р.В.,Пенионжек Е.В.

Уральский юридический институт МВД России


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 148-151
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

огнестрельное оружие, педагогическое просвещение, концепция сопротивления злу, firearms, pedagogical education, the concept of resistance to evil

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена проблематике адекватного применения огнестрельного оружия, рассматриваемой на основе учений отечественных философов, представляющих собой разноплановые концепции, анализ которых позволит овладеть социальным и нравственным опытом познания педагогической стороны представленного явления жизни.

Текст научной статьи

Применение огнестрельного оружия сотрудниками полиции является крайней, но порой, единственно возможной мерой защиты человека от общественно опасных посягательств на жизнь, здоровье, права и свободы человека и гражданина. Сотрудник полиции, применяющий огнестрельное оружие, должен быть твердо уверен в необходимости такого шага, в правомерности и правильности своих действий. В иной ситуации неуверенность и неумение применять огнестрельное оружие будут способствовать лишь дестабилизации обстановки и могут повлечь за собой гораздо более разрушительные последствия, нежели только поражение противника. Навыки создания условий для поражения цели не должны быть связаны только с материальной стороной действий. Часто стрельба ведется на фоне различных сбивающих с толку факторов. Поэтому огромное значение при подготовке к применению огнестрельного оружия имеет моральная подготовленность к реализации действий, связанных с применением оружия. Морально-психологическое сопровождение этой области тесно связывается с мерами педагогического характера. Нельзя только научить курсанта образовательного учреждения системы МВД применять огнестрельное оружие, необходимо убедить в общественной необходимости и личной полезности такого деяния, ориентировать отдельную личность, формируя глубокую мотивацию. При этом надо создавать условия для корректирующих упражнений, связанных с личностным анализом данной проблематики, стимулировать на переживание тех или иных ситуаций. Для совершенствования этой методики необходимо дать конкретные образцы таких размышлений, активизируя мыслительную деятельность. Яркими примерами осмысления проблематики адекватного применения огнестрельного оружия курсантами образовательных учреждений системы МВД России является изучение воззрений отечественных философов, представляющих собой разноплановые концепции, анализ которых позволит курсанту юридического института МВД России овладеть социальным и нравственным опытом познания явлений жизни, разделения на основании этого на хорошее для всех людей и плохое, на добро и зло, также ответить на вопросы, как надо сопротивляться злу, каковы пределы такого сопротивления и дозволено ли вообще отвечать на зло? Каждый человек индивидуально отвечает на такие вопросы. Но каждый человек является зеркалом, в котором отражаются ценности того общества, которое он представляет. Общество, закрепляя понимание добра и зла в религиозных предписаниях, мифологическом табуировании или в образном представлении мира искусства, воспитывает индивидов, способных упорядоченно строить свои отношения с другими людьми и окружающим миром вообще. Для общества определённость в этом вопросе не менее важна, чем для человека, а, может быть, даже более. Ведь если конкретный человек может долгое время не сталкиваться со злом, то общество постоянно выполняет судебные функции, в которых необходимо чёткое разграничение дозволенного и запрещённого. В некоторой степени общество может рассматриваться как мегаличность, и, следовательно, общественное понимание добра и зла также необходимо ему, как конкретной личности, для определения своего места в мире, своих отношений с соседями и реализации внешнеполитических своих целей. В современном обществе воспитанием передается суждение о том, что со злом необходимо бороться. Здесь и предстаёт один из фундаментальных вопросов человечества: о сопротивлении злу. Если рассмотреть взгляды близких нашему времени мыслителей, то можно увидеть, как их постановки и решения проблемы близки к тем постановкам и решениям, которые выдвигаются сегодня. Традиции отечественной философской мысли могут быть представлены концепциями Ивана Александровича Ильина и Льва Николаевича Толстого. Именно их изучение позволит человеку реализоваться в специфическом ракурсе общественных отношений, связанном с процессом применения огнестрельного оружия. В полемике И.А. Ильина и Л.Н. Толстого выражены два полюса отношения к насилию, две принципиально разных точки зрения, которые имели и имеют сильное влияние на людей до сих пор. Лев Николаевич Толстой родился в 1828 году. Не совсем привлекательный внешне и застенчивый, он испытывал трудности в учебе в Императорском Казанском университете, что, возможно, позволило ему выработать практику постановки перед собой целей и задач по самосовершенствованию, овладеть навыками анализа своих недостатков, мотивов своих поступков. На военной службе Л.Н. Толстой встретился с разнообразными проявлениями жизни, что заставило его размышлять о способе существования: для кого-то - это счастье или любовь, а для другого - смерть и вечность. Моральный анализ пронизывает его литературные произведения, ставшие известными всему миру, реалистично описывающие любые чувства людей и, тем самым, показывающие ту особую сторону гуманизма, где жизнь человека, действительно, демонстрируется как высшая ценность бытия. Иван Александрович Ильин родился в 1883 году и, значит, прожил свою жизнь в совершенно иных условиях, связанных с глобальным кризисом всех систем российской действительности. Идеолог русского движения в эмиграции, он был сторонником интеллектуальной традиции славянофилов, что во многом было свойственно дворянской аристократической элите. Делая научную карьеру в области правоведения, И.А. Ильин был подлинным философом, размышляя о самой сути правового сознания, оперирующего инструментарием принуждения и силы по отношению ко всему богопротивному. И Толстой, и Ильин опираясь на религиозность, видели себя ортодоксальными ее толкователями, однако разница между их выводами просто огромна. В отношении действий с применением силы оба мыслителя задаются по сути одним вопросом и исходят из одинаковых предпосылок. И различие в видении проблемы обусловлено духовным опытом философов. Духовность, действительно, является одним из главных факторов, формирующим личностное мировоззрение любого человека, профессионального философа или нет. Осмысление опыта общества, которое человек представляет, и освоение этого опыта в собственной деятельности способствуют формированию фундаментальных представлений о мире и месте человека в нем. И если Л.Н. Толстой сам создавал особую реальность своего мировидения, то И.А. Ильину приходилось жить в условиях радикальных изменений существования в России в 1918 - 1922 годах, в Германии в 1934 - 1938 годах. И именно поэтому разногласие между идеями Ильина и Толстого, как и разногласия между многими мыслителями до них и после, столь велики. Так «…может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силою? Может ли человек, верующий в Бога, приемлющий Его мироздания и своё место в мире, не сопротивляться злу мечом и силою?»,- ставит вопрос И.А.Ильин. Л.Н. Толстой приходит к аналогичной постановке вопроса, хоть и связанного с фундаментальной для него проблематикой смысла человеческой жизни [2, 6]. При этом Л.Н. Толстому свойственна категоричность суждений, моральная отвлечённость и излишняя метафоричность. Такая художественная образность очень часто встречается в его философских работах и отнюдь не только для иллюстрации, но в качестве доказательства. Под любое высказывание легко подобрать подходящую метафору, которая создаст ложное впечатление истинности этого высказывания. Подход Л.Н. Толстого, безусловно, хорош в своей внешней ясности, кажущейся простоте и доступности, однако так ли проста и жизнь? Даже в рамках одного произведения П.Н. Толстому трудно достичь систематичности, внутренней непротиворечивости. И жизнь порой полна противоречий. Мастерски изображая реалии жизни, Л.Н. Толстому, тем не менее, удается провозгласить важные моральные истины. Подход И.А. Ильина, напротив, приземленный к жизни, не оторванный от практических реалий, подтверждающих его правоту: «…наивность всеуравнивающей, отвлечённой морали давно уже осознана в философии, и требовать, чтобы «все всегда» сопротивлялись злу силою или чтобы «никто никогда» не сопротивлялся злу силою - бессмысленно» [2, 7]. И.А. Ильин исходит из положения о «трагическом бремени мироздания» или попросту из «трагизма мироздания», то есть, из того, что наш мир изначально несовершенен, грешен, что люди не ангельские создания и не абсолютные существа, а, следовательно, не могут и вести себя абсолютно, одинаково и типично во всех ситуациях. Человек может и должен иметь высшие ценности, стремиться к абсолюту, однако это не значит, что он должен действовать «только так» или «только не так», ибо жизнь противоречива и в разных ситуациях требует дифферентных действий. Отрицание этого факта приводит человека к печальным последствиям. Моральная категоричность необходима человеку как высшая ценность, ибо не имея никаких категорических императивов, человек неизбежно становится заложником обстоятельств и способен только на те поступки, которые диктует ему ситуация. В современном обществе проблематика сопротивления злу коррелирует с дискуссией о праве на владение и ношение огнестрельного оружия. Общемировая статистика не позволяет сделать однозначного вывода о прямой связи между наличием права на свободное владение оружием и количеством оружия, находящегося на руках у населения, с одной стороны, и числом преступлений с применением огнестрельного оружия, а также числом случайных жертв его неосторожного применения - с другой. Так что дело не в доступности оружия, сколько в иных факторах, связанных с историко-культурными закономерностями. История человечества наглядным образом демонстрирует практику сопротивления злу посредством применения огнестрельного оружия для уничтожения или подчинения себе подобных. Поэтому огнестрельное оружие является особым предметом материального мира, резко выделяющимся на фоне остальных вполне мирных достижений человеческой культуры. И было бы упрощенным способом решить проблему адекватности применения огнестрельного оружия в наше время правовым запретом на свободное хранение оружия. Для того чтобы вооружиться преступникам подобный закон, как и иные, не нужен. Запрет на применение огнестрельного оружия существует только для законопослушных граждан. Поэтому внесение поправок в Федеральный закон «Об оружии» в настоящее время в Российской Федерации было бы уместным. Разрешение свободного хранения и ношения короткоствольного огнестрельного оружия повлечет за собой моральное переосмысление самой сути самообороны. Пусть граждане сами защищают себя. Так сопротивляться злу силой или же не сопротивляться станет личностным проявлением отношения человека к огнестрельному оружию. Снятие правового запрета позволит каждому человеку самостоятельно сформировать духовные связи осмысления опыта общества и собственных действий и на этом основании двигаться в сторону абсолютного, высших ценностей общечеловеческой значимости, всегда представляющих собой переживание боли и утраты в результате неправомерного или даже правомерного (в ходе военных действий) применения огнестрельного оружия. Сегодня мы живем в мире, созданном концепцией Л.Н. Толстого, где простая моральная истина указывает на всеобщий запрет применения огнестрельного оружия. Граждане не имеют даже возможности рассуждать о необходимости изменения сложившейся практики в определенных обстоятельствах, так как знают о действенности уголовного законодательства в Российской Федерации в отношении огнестрельного оружия. Сознание современного россиянина в этом отношении является «чистой доской», а значит, и уровень его правового сознания остается предельно низким. Именно благодаря личностным свойствам человек может принять решение о сопротивлении злу с применением огнестрельного оружия. И лучшим будет, если это решение будет обусловлено не спонтанно сложившейся ситуацией, а категорическим императивом, многократно воспроизведенным в индивидуальном сознании. Согласно концепции И.А. Ильина, именно государство, являясь необходимым объединением людей для достижения общей цели, сдерживания зла и взаимного воспитания, должно гарантировать не только безопасность гражданина, но и реализацию основ для духовного развития личности. Духовное развитие людей, по мнению И.А. Ильина, является основной целью государства, чему должны служить и собственно институт права, и его государственные учреждения. Педагогические обеспечение применения силы для пресечения зла является необходимым. Необходимо педагогическое разъяснение того, что применение силы запрещено всегда, кроме случаев, когда оно необходимо. Педагогическое просвещение призвано формировать ту меру ответственности, которая необходима в целях общественного развития. И сегодня, устойчиво встав на рельсы перехода нашего общества в плоскость рыночных общественно-экономических отношений, мы должны понимать актуальность данного вопроса. Сотрудники полиции как граждане страны должны научиться осознавать свои обязанности перед другими людьми, перед моральным абсолютом. Корректирующие упражнения, направленные на «взросление» правового сознания нельзя ставить в форме вопроса: «Как может быть мне полезна данная теория»; напротив, необходимо задавать вопрос: «Как я могу быть полезен в недопущении и пресечении насилия?» За такую ответственность и ратует И.А. Ильин, говоря о том, что «…всеобщая взаимная связанность людей в добре и зле… таит в себе известное духовное задание, устанавливая для людей великую ответственность и целый ряд обязанностей» [2, 89]. И только тогда педагогическое просвещение воспитывает курсанта, обладающего определёнными знаниями, правильно понимающего цели и задачи государства и общества, сознающего свои права, обязанности и ответственность и в соответствии с этим совершающего рациональный выбор. Подобный взгляд на практике выглядит довольно наивным, ибо воспитать настоящую ответственность в огромных массах людей трудно; и может быть это представляется маловероятным. Тем не менее, надо признавать, что здесь есть только два пути: либо бежать от ответственности и, следовательно, от жизни, либо принимать жизнь во всех ее ракурсах и воспитывать чувство сознательной ответственности в людях. В конце концов, это немаловажно для осознания и руководства человеком любыми его действиями, какие они ни были бы: насильственные или ненасильственные.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.