ДИАЛОГ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР В НАЧАЛЕ XVIII ВЕКА Петригина В.А.

Ставропольский государственный педагогический институт


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 164-167
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

школьные реформы, европейская педагогика, светское образование, подготовка национальных кадров

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается создание отечественной системы образования во время правления Петра I. Автор статьи приходит к пониманию того, что петровские реформы не являлись слепым копированием западноевропейских образцов. Привлечение иностранных специалистов обогатили русскую школу, способствовали созданию отвечающей требованиям своего времени светской системы образования.

Текст научной статьи

Обращение к достижениям европейской педагогики в начале XVIII века представляло собой меру по преодолению отставания в культурном и научно-техническом развитии. Создание отечественной системы образования рассматривалось Петром I как условие реализации глобальных экономических и политических преобразований. Ориентированные на Запад, школьные реформы во многом противоречили менталитету народа, в связи с этим светская и церковная школы впоследствии развивались на диаметрально противоположных принципах. Целями светского образования выступали: воспитание «служивых» людей, подготовка кадрового потенциала, приобщение к европейскому образу жизни, преодоление господствовавших столетия патриархальных взглядов. Находящаяся под эгидой церкви народная школа продолжала функционировать по традиционным принципам. Диссонанс в целях образования породил противоречие между национальными и европейскими началами в отечественном образовании, вызвал к жизни диалог отечественной и зарубежной педагогических культур. XVIII век явился переломным в развитии России. С середины XVI века наметился постепенный рост экономики страны, развивались ремесла, стали возникать первые крупные мануфактуры, что повлекло за собой расширение рыночных связей, дальнейшее развитие товарно-денежных отношений. Все эти процессы сопровождались усилением экономических, политических, культурных связей России с западноевропейскими и восточными государствами. В то же время страна во многом отставала от своих западноевропейских соседей. Для дальнейшего успешного развития государства, его выхода на мировую арену, разговора на равных с Западной Европой, требовались серьезные политические и социально-экономические преобразования, которые невозможно было осуществить, не воспользовавшись опытом других стран, не подготовив собственные национальные кадры. «Еще задолго до Петра Великого многие русские сознавали, что Западная Европа по образованию стоит выше России, - писал К.В. Ельницкий. - Некоторые из них, например, Борис Годунов, даже посылали в Европу молодых людей для образования. Но никто не прибегал к таким энергичным мерам для водворения в России европейского образования, к каким прибегал Петр Великий после своего знаменитого путешествия по Европе» [3, 729]. Главной из таких мер являлось создание государственной системы образования. Как отмечает В.П. Борисенков, «перед системой образования ставится задача не «приуговлять богу благочестивых служителей», а воспитывать человека-патриота, важнейшими чертами которого являются высокая нравственность, трудолюбие, бескорыстное служение России. Идею «душевного строения», характерную для Средневековья, сменила установка на «выращивание новой породы людей» [1, 214]. Важнейшей предпосылкой успешности предстоящих реформ являлось развитие образовательной потребности общества, и, прежде всего, дворянства. «Для огромного большинства московских людей того времени западноевропейская наука была явлением совершенно новым, дотоле невиданным, а знакомство со всяким новым явлением, как известно, всегда начинается с его внешней стороны, и лиши через более или менее продолжительное время, сообразно способностям познающего и степени доступности познаваемого, становится понятной для нас и внутренняя сторона последнего», - писал О. Крыжановский [4, 47]. Для достижения своих целей Петр I ориентировал образовательную политику на европейские образцы, придав деятельности школы прагматическую направленность. Последнее объяснялось тем, что император, как отмечал О. Крыжановский, при знакомстве со странами Западной Европы, обратил, прежде всего, внимание на их «внешние успехи в области прикладных знаний, на какие на каждом шагу ему приходилось наталкиваться, вследствие этого у него сложился крайне-утилитарный, узко практический взгляд на науку. При помощи науки он хотел достигнуть таких же блестящих результатов в сфере военной, экономической, административной и т.д., каких достигли европейские государства» [4, 48]. Подготовка национальных кадров осуществлялась двумя путями: посредством обучения дворянских отпрысков за границей и путем формирования новой, светской системы образования, с опорой на лучшие западноевропейские стандарты, с использованием опыта иностранных учителей и учебной литературы. Анализ дошедших до нас документов свидетельствует о том, что новая система образования включала в себя блок естественно-математических дисциплин, специальные предметы, иностранные языки, знания которых требовались для подготовки специалистов. Если в профессиональных учебных заведениях, являвшихся в первые годы существования всесословными, ограничивались изучением специальных предметов, то в элитных, к которым относилась Морская академия, преподавали рисование, фехтование, верховую езду, «придворный политес» [3, 32]. Обучение последним из названных дисциплин осуществляли в основном иностранцы, которые, одновременно со знаниями, привносили в сознание учащихся не свойственные россиянам психологию, представления о нравственности, что, в конечном итоге, ослабляло их приверженность к исконно русским ценностям. Приобщению российского юношества к западной культуре способствовали не только иностранные педагоги, но и использованная для обучения учебная литература. Как отмечает О.Е. Кошелева, «многие учебники, в том числе и такие, как история России, писались в России иностранцами, а потом переводились на русский язык». Во второй половине XVIII в. активное участие в переводах стало принимать общество, так как «делать свой вклад в образование и воспитание молодого поколения для многих людей того времени стало также важно, как ранее - делать вклады в монастыри» [5, 108]. Традиционная для России направленность образования сохранилась в создаваемых правительством с 1714 г. и содержавшихся на средства церкви цифирных школах. Первыми возникли школы в киевской, черниговской, новгородской, ростовской, тверской, московской, коломенской, казанской, вологодской, рязанской, суздальской, смоленской, псковской, нижегородской, холмогорской, вятской, тобольской и иркутской епархиях. Посещать школы обязали назначавшихся на службу детей дворян, дьяков и подъячих. Помимо этого, ввиду немногочисленности учеников и потребности государства в грамотных людях, в школы согласно Императорскому Указу от 26.02.1714 года принимали и представителей других сословий, что делало данные учебные заведения всесословными. В силу того, что необходимость просвещения медленно осознавалась русским обществом, правительство вынуждено было прибегать к суровым мерам: не прошедшим курс обучения дворянам запрещалось жениться, их не принимали на государственную службу и лишали многих привилегий. Особенно сильно наказывали за побеги из школ: били батогами, отдавали в солдаты, лишали имущества [6, 53]. Данные факты не свидетельствует о том, что русское общество не принимало образования как такового. Низшие слои населения по-прежнему перенимали основы грамоты и просвещения у дьячков и отставных приказных. Этих элементарных навыков хватало в среде, где образование не давало никаких привилегий. Помимо этого работали малочисленные приходские школы, где обучение также велось по православным канонам. Во время правления Петра I существенно изменились взаимоотношения России с западной Европой. Благодаря реформам императора укрепились экономическая и военная мощь государства, усилились культурные связи с европейскими странами. Знакомство с педагогикой и организацией образования за рубежом, привлечение иностранных специалистов обогатили русскую школу, способствовали созданию отвечающей требованиям своего времени светской системы образования. За всеми указанными процессами у Петра I прослеживаются интересы государства. Кроме того, исследователи сходятся во мнении, что петровские реформы не являлись слепым копированием, потому как большинство составленных по европейским образцам инструкций и наставлений в той или иной мере подвергались переработке, учитывающей их применение в России.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.