КОМПОЗИТЫ В НЕМЕЦКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА: ФРАЗЕОЛОГИЧНОСТЬ МЕХАНИЗМОВ СЕМООБРАЗОВАНИЯ Крупнова Н.А.,Морозов Д.Л.

Арзамасский филиал ННГУ им. Н.И.Лобачевского


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 24-26
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

композиты, внутренняя структура слова, значение слова, семантика, polymers, connecting elements, union, shifts

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В центре рассмотрения данной статьи - композиты немецкого языка, анализ и представление механизмов их семообразования. В ходе исследования было выявлено, что формирование внутренней структуры отдельной части композит носит фразеологичный характер.

Текст научной статьи

В немецком языке композиты - явление широко распространенное. Словосложение называют ведущей тенденцией в развитии немецкого языка: “способ словосложения существовал и играл значительную роль в немецком языке с древнейших исторически засвидетельствованных периодов его истории” [1, 359]. Под композитами мы понимаем слова, структура которых состоит, независимо от способов их образования, из двух или более компонентов-корней. В структурно-словообразовательном и семантическом планах они представлены двух-, трех-, и четырехкомпонентными однозначными и многозначными единицами. Своеобразны механизмы формирования внутренней структуры двукомпонентных однозначных композит. Слова со сложными основами входят в состав нескольких гнезд в зависимости от количества корней, составляющих их структуру. Тем самым создается совокупность фрагментов гнезд, связующим звеном между которыми выступают композиты, иначе - фрагменты аллигатур. “Аллигатуры представляют собой совокупности гнезд и рядов, объединенных связующими элементами, в случае гнезд - словами с несколькими корнями, в случае рядов - словами с несколькими аффиксами. План выражения аллигатуры гнезд является конечным множеством, связанным сложными словами, которые входят сразу в несколько составляющих” [2, 35]. Во фрагментах аллигатур гнезд композиты объединены на основе ЛСВ вершин соответствующих гнезд. Проекция значений вершин СГ, входящих во фрагменты аллигатур, на значение композит происходит на семном уровне, точнее на уровне гипер- и гипосем. При выделении последних в семантической структуре единиц мы исходим, вслед за Ю. Н. Карауловым [3, 163], из положения, что количество гипосем соответствует количеству словоформ в дефиниции. По своему значению все сложные слова можно разделить на две группы. Первую группу составляют единицы, внутренняя структура которых определяется значением составляющих их частей. Другими словами, в данных композитах значения компонентов совпадают с лексическим значением соответствующих слов в самостоятельном употреблении. Такие сложные слова в немецком языке составляют большую часть всех композит. Они появляются в языке как наименования, как выразители единых понятий, например: die Eisenbahn (железная дорога), das Speisezimmer (столовая), die Grossmutter (бабушка) и другие. Вторую группу составляют сложные слова, семантика которых не вытекает из значений составляющих эти слова частей. Единицы этой группы характеризуются “идиоматичностью, или фразеологичностью семантики”. Данный термин был предложен М. В. Пановым и обозначает “свойство производного слова выражать дополнительные семантические компоненты, не сводящиеся к значению составляющих его частей” [4, 512]. Получается таким образом, что значение составляющих компонентов сложного слова одно, а в целом сам композит имеет другое значение. Сложные слова второй группы также имеют место в немецком языке, например: der Nashorn, der Löwenzahn и другие. Механизм семообразования в них наиболее интересен и своеобразен по сравнению с соответствующим механизмом композит первой группы. Композит das Nashorn входит в состав СГ с вершинами die Nase и das Horn. Первая субстантивная вершина имеет в своей эпидигме 7ЛСВ, из которых значение композита формирует ЛСВ1. Вторая субстантивная вершина насчитывает 6ЛСВ, из которых на значение композита проецируется также ЛСВ1: die Nase ЛСВ1 Eingangsorgan (входной орган) zu den Atemwegen (к дыхательным путям) das Horn ЛСВ1 bei vielen Säugetieren (у многих млекопитающих) auf der Stirn befindlicher (находящийся на лбу) spitzer Auswuchs (острый нарост) zur Zierde oder als Waffe (для украшения или как оружие) der Nashorn Angehöriges (относящийся) einer Familie der Unpaarhufer (к семье непарнокопытных), (носорог) Значение обеих субстантивных вершин спроецировано на композит опосредованно, в результате метонимического переноса с частей тела, рога и носа, на животное в целом - носорога. Такие образования в филологической литературе получили название “бахуврихи” [1; 111]. В результате метонимического переосмысления сформирована семантическая структура и таких слов как Blaubart (Синяя борода), Rotkäppchen (Красная шапочка), Graukopf (старик) и другие. Несколько иначе протекает механизм формирования семантической структуры в слове der Löwenzahn. Это слово входит в состав СГ с вершинами der Löwe и der Zahn. Субстантивная вершина der Löwe имеет в своей эпидигме 2ЛСВ, из которых в формировании значения композита принимает участие ЛСВ1. Вторая субстантивная вершина насчитывает 3ЛСВ, из которых на значение композита проецируется также ЛСВ1: der Löwe ЛСВ1 gelbbraune bis rötlich braune (от желто-коричневого до красновато коричневого цвета)Grosskatze (большая кошка) der Zahn ЛСВ1 Teil des Gebisses des Menschen oder der Wirbeltiere (часть челюсти, зубов человека или позвоночных животных) der Löwenzahn einer Gattung der Korbblütler angehörende, (относящийся к виду сложноцветных) Milchsaft enthaltende Wiesenblume (содержащий молочный сок луговой цветок, одуванчик) mit grob gezähnten Blättern (с грубыми зубчатыми листьями) Значение этого композита формируется на базе прямых значений (ЛСВ 1) обеих субстантивных вершин. В семантической структуре композита эти значения метафорически переосмысляются, происходит перенос по внешнему признаку, листья одуванчика напоминали древним германцам чем-то “зубы льва”. Другими словами, в данном примере запечатлелось внешнее видение этого растения, его представление в сознании людей того времени. Примерами метафорического переосмысления являются также слова das Maiglöckchen (подснежник), Seehund (тюлень), der Augapfel (зеница ока) и другие. В заключение заметим, что проблема формирования значения производного слова вообще и композит в частности в СГ всегда интересовала лингвистов. Мы же лишь предприняли попытку рассмотреть и проанализировать механизмы семообразования композит немецкого языка, показать необычность, фразеологичность их характера. В ходе исследования было выявлено, что процесс формирования внутренней структуры большей части композит в названном языке носит во многом двоякий характер. С одной стороны, семантическая структура рассмотренных выше единиц сформировалась напрямую из составляющих их элементов (см. примеры выше), с другой же стороны, механизм семообразования осуществлялся в результате метонимического (см. Nashorn, Rotkäppchen и другие) и метафорического переноса прямых значений вершин СГ, которых входят в состав композит (см. Löwenzahn, Maiglöckchen и другие). Таким образом, композиты последнего типа отличаются высокой степенью фразеологичности своих значений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.