О ПОДХОДАХ РУКОВОДСТВА ШВЕЦИИ К РАЗВИТИЮ НАЦИОНАЛЬНОГО ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА Поскребышева Е.С.

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 302-306
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

оборонно-промышленная глобализация, производство вооружений и военной техники (ВВТ), национальная безопасность, военно-промышленный комплекс, международный рынок вооружений, military-industrial globalization, the production of arms and military equipment, national security, military-industrial complex, the international arms market

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В настоящей статье рассматриваются некоторые аспекты эволюции оборонной промышленности Швеции, вызванные процессами глобализации. Автор на основе проведенного анализа эмпирических источников, показывает, что руководству Швеции путем реализации продуманной политики удалось довольно успешно предотвратить деградацию собственной военно-промышленной базы в условиях конкуренции с крупными транснациональными корпорациями.

Текст научной статьи

Небольшие государства представляют собой качественный объект для сравнительного исследования вопроса о том, в какой степени глобализация вынуждает национальные правительства внедрять свободный курс в сфере развития оборонной промышленности, поскольку менее обширный внутренний рынок, как правило, обязывает эти страны быстрее реагировать на структурные экономические изменения, чем крупные государства. Соответственно, давление, которое испытали на себе малые и средние страны, может позже перейти и на крупные, которым могут пригодиться оправдавшие себя политические курсы. Немногие малые страны настолько успешно реорганизовали свою оборонно-промышленную базу в ответ на стремительные геополитические изменения, как Швеция. Исторически, шведская внешняя политика неприсоединения оправдывала высокий уровень оборонно-промышленного самообеспечения, страна производила практически все свое военное оборудование и запретила экспорт оружия в ряд скандинавских и нейтральных государств. Однако оборонно-промышленная глобализация и конец Холодной войны нарушили статус-кво. Швеция, обладающая небольшим военным бюджетом, должна была обеспечивать свои вооруженные силы, участвующие в регулярных, совместных с западными партнерами, военных операциях. Несмотря на возникшие в связи с этим проблемы, шведское правительство сохранило важнейшие системоинтегрирующие возможности, страна поставляла подсистемы, необходимые для реализации совместных оружейных проектов. Секретом этого успеха была серия сбалансированных реформ, в ходе которых Швеция слегка смягчила экспортные ограничения, открыла неприоритетные области оборонной промышленности для прямых иностранных инвестиций и консолидировала приоритетные оборонно-промышленные направления в рамках SAAB - шведской корпорации, которая может стать лидирующей (хотя и небольшой) транснациональной оборонной корпорацией. Современная индустрия вооружений Швеции берет начало от Версальского договора 1919 г. Чтобы обойти запрет на производство оружия в Германии, такие видные немецкие оружейные фирмы и конструктора оружия, как Крупп, Хуго Юнкерс и Эрнст Хейнкель приобрели или учредили компании в Швеции, где они могли продолжить разработку и производство оружия [1, 352-355]. В 1920-е гг. эти немецкие предприятия служили проводником немецких военных технологий в Швецию, а шведские инженеры могли овладевать немецкими методиками проектирования. Позже, когда Европа в 1930-х годах начала дрейфовать к войне, шведское правительство вынудило немецких военных производителей изъять капитал из шведских дочерних компаний, которые под руководством шведских собственников были реорганизованы в такие компании, как SAAB и Bofors. После 1936 г. шведское правительство нарастило вокруг этого ядра солидную оборонно-промышленную базу. Однако шведы начали свой путь к самообеспечению слишком поздно, чтобы добиться существенных результатов до начала войны в 1939 г. В связи с этим, шведское правительство старалось закупать вооружение практически у любого экспортера, который мог его продать, включая такие несопоставимые страны, как Чехословакия, США и Италия [2, 29-56]. Однако геополитика не позволила довести эту работу до конца, даже после подписания контрактов и оплаты за поставки оружия. Германия заморозила многие чехословацкие контракты после начала войны; Америка реквизировала истребители, предназначенные для экспорта; британская морская блокада не позволила итальянским судам достичь Швеции. Таким образом, начиная с 1940 г., Швеция не могла закупать такое необходимое вооружение как танки и самолеты на мировом рынке. В те годы, когда немецкое вторжение считалось весьма возможным, Швеция не могла участвовать в современной войне, поскольку ее оборонная промышленность не производила работоспособных аналогов до 1942 г. (в случае танков) и до 1944 г. (в случае самолетов) [2, 95-134]. Невозможность импортировать оружие в военное время и нединамичное развитие оборонно-промышленной базы Швеции повлияли на мнение послевоенных руководителей страны в начале Холодной войны. В этом контексте оборонно-промышленное самообеспечение стало считаться необходимым условием для проведения внешней политики неприсоединения, принятой в 1949 г. Чтобы достигнуть необходимого уровня самообеспечения, Швеция заключила семилетние соглашения с оборонными компаниями и наделило представителей оборонной промышленности полномочиями по принятию решений о закупке оружия. Правительство дополнительно усилило технологическую конкурентоспособность своих оборонных фирм, посвятив оружейной тематике пятую часть проводящихся в стране НИОКР. Более того, в 1952 г. было заключено двустороннее соглашение с США, которое облегчило приобретение лицензий на производство сложного иностранного оборудования, что позволило Швеции построить собственные производственные мощности даже в таких областях, как производство реактивных двигателей и ракет класса «воздух-воздух», к чему местная промышленность ранее была не готова [3]. К 1960-м и 1970-м гг., когда шведский ВПК стал на 90% удовлетворять потребности армии в вооружениях и военной технике (ВВТ), задачу достижения оборонно-промышленного самообеспечения можно было считать выполненной. Уникальный случай для малой страны - Швеция разработала полный диапазон современных основных систем вооружения, включая боевые самолеты, танки и подводные лодки. Более того, шведская оборонно-промышленная база достигла высокого уровня самообеспечения почти полностью за счет заказов от вооруженных сил страны, которые покупали 80% ее продукции. Правительство ввело драконовский экспортный контроль, запретив продажу наступательного оружия пяти скандинавским и нейтральным государствам, чтобы оружейный экспорт не подрывал приверженность страны политике неприсоединения [4]. Влияние процессов глобализации на оборонно-промышленную автономию Швеции началось в конце 1970-х гг., когда власти стали изучать вопрос создания боевого самолета следующего поколения. Несмотря на прошлые успехи шведского авиапрома, стоимость разработки самолета мирового класса для такого небольшого внутреннего рынка становилась чрезмерно высокой. Тем не менее, вместо того, чтобы завозить иностранные системы, шведские ведомства, отвечавшие за обеспечение, начали сотрудничество с национальными предприятиями с целью противостоять международной тенденции стремительного повышения цен на летательные аппараты. Шведское министерство обороны оказало давление на системоинтегрирующую компанию SAAB с тем, чтобы она минимизировала стоимость будущего самолета Gripen, включив в него большое число готовых зарубежных компонентов, из которых самолет в итоге стал состоять на 40%. Если учесть комплекс боевых средств и компоненты, производимые по лицензии, оказывается, что 50% содержимого Gripen имеет американское происхождение. Такой подход в итоге дал феноменальную экономию средств, затраты на разработку Gripen были значительно ниже, чем на создание современного европейского боевого самолета (3 млрд. долларов против 13 млрд. долларов у французского Rafale), а издержки жизненного цикла были на 40% ниже, чем у его шведского предшественника [5]. Хотя интернационализация цепочки производства Gripen дала передышку шведской оборонной промышленности, политики признали, что оборонно-промышленное самообеспечение страны, в конечном итоге, непосильно. В таком контексте окончание Холодной войны обострило необходимость перемен. Конец гонки вооружений в Европе привел к снижению военных расходов Швеции, которые упали на 25% (в реальном выражении); в связи с этим, шведские руководители должны были адаптироваться к оборонно-промышленной глобализации в условиях режима строгой экономии [6]. Ухудшила ситуацию эволюция роли шведских вооруженных сил, в задачу которых, кроме обороны территории, вошли миротворчество и международные военные операции, в связи с чем возникли срочные потребности, которые нельзя было удовлетворить с помощью сложившихся процедур закупки, занимавших годы [7]. При таких условиях Швеция была не в состоянии на 70% обеспечивать военные потребности только из внутренних источников и должна была найти новые рынки, чтобы 27 000 сотрудников ее оборонных фирм не остались без работы. Шведские чиновники придерживались давно отработанного процесса принятия решений для выработки новой национальной оборонно-промышленной стратегии. Со временем правительство довело до совершенства модель принятия решений в оборонно-промышленной сфере: она сочетала закрытые совещания, согласованные решения и прозрачные результаты. Руководители крупнейших политических партий, оборонных предприятий, и вооруженных сил дискутировали в рамках комиссий и комитетов. Такие обсуждения редко публикуются, а внутренние разногласия зачастую опускаются, однако итоги были четко артикулированы в официальных документах. Ключевые заинтересованные в оборонно-промышленной базе стороны, провозгласили новую национальную стратегию, которая была поэтапно сформулирована в дополнениях к Положению об экспорте военных материалов (1993 г.), военных обзорах (1999 и 2004 г.) и в обзоре процедуры оборонных закупок (2001 г.) [8, 19-22]. В свете эволюции среды безопасности, в которой находилась страна, шведские лидеры сделали вывод, что оборонно-промышленное самообеспечение более неосуществимо и нежелательно. Политики пришли к заключению о том, что европейская оборонно-промышленная интеграция отвечает долгосрочным интересам страны и подсчитали, что ввоз значительной доли вооружений позволит Швеции более гибко реагировать на новые оперативные требования. Тем не менее, отказ правительство от самообеспечения не означал, что оборонная промышленность стала маловажной для национальной безопасности страны. Политики выдвинули два обоснования для сохранения динамичной оборонно-промышленной базы. Во-первых, был выдвинут аргумент, касающийся стратегического суверенитета, независимая разработка систем управления войсками, безопасных средств связи и ракетных комплексов была необходимым условием автономного применения вооруженных сил [9, 19]. Второй аргумент касался бесперебойности поставок. Вместо того чтобы поставить регулярный доступ к военному оборудованию в зависимость исключительно от внутреннего рынка, руководство посчитало, что страна может полагаться на импорт из-за границы до тех пор, пока торговые партнеры аналогичным образом зависят от шведского экспорта. При надлежащей организации оборонно-промышленная взаимозависимость могла гарантировать Швеции поставки передовых образцов ВВТ [10, 10-13]. Чтобы позволить оборонно-промышленной базе сохранить важнейшие возможности и успешно участвовать в многонациональных производственных цепочках, лидеры страны приняли сбалансированный курс, сочетающий некоторую либерализацию экспортной политики с выборочным стимулированием прямых иностранных инвестиций. Мотивом для либерализации экспортной политики было убеждение, что «экспорт военного оборудования весьма ценен для политики обороны и безопасности, поскольку он помогает сохранить компетентность и мощности оборонной промышленности, необходимой для нужд страны» [10, 12]. Таким образом, дополнения 1993 г. к Положению об экспорте военных материалов открывали дверь поставкам в любую страну, которая не проводит внутренних репрессий и не угрожает международной стабильности [11]. На практике это регулятивное изменение привело экспортный контроль Швеции в состояние, аналогичное экспортному контролю ее европейских соседей, что позволяло поставлять оружие широкому кругу новых потребителей, включая Индию, ЮАР и США. Хотя шведское правительство расширило количество стран, куда можно было экспортировать оружие, неодолимые препятствия мешали шведским фирмам выигрывать контракты. У компаний, которые долгое время производили оружие для внутреннего рынка, не хватало маркетинговых сетей и каналов дистрибуции для продажи и обслуживания своих товаров по всему миру. Поэтому руководство решило, что прямые иностранные инвестиции сыграют важную роль в выходе шведских компаний на международные рынки вооружений [12]. С одной стороны, планировалось проводить стимулирование прямых иностранных инвестиций и покупку предприятий зарубежными компаниями только в неприоритетных областях оборонной промышленности. С другой стороны, оборонно-промышленные возможности, признанные жизненно важными для национальной безопасности, предлагалось объединить в единую корпорацию, чей доступ на международные рынки будет гарантирован прямыми инвестициями в зарубежные компании и долевыми партнерствами с другими оборонными транснациональными корпорациями. Шведские политики с 1997 г. начали привлекать прямые иностранные инвестиции в такие неприоритетные отрасли, как производство военных кораблей, взрывчатых веществ и боеприпасов. Чтобы заманить транснациональные компании, правительство постаралось «создать благоприятные условия для размещения оборонно-промышленной деятельности в Швеции» с помощью конкретных НИОКР и гарантированных внутренних заказов [10, 13]. На межправительственном уровне Швеция присоединилась к крупнейшим европейским производителям оружия - Великобритании, Франции, Италии, Германии и Испании - в так называемом процессе Письма о намерениях, продвигавшем слияния и поглощения на европейском оборонном рынке с 1998 г [13, 26-28]. Эта стратегия дала плоды после того, как европейские транснациональные корпорации приобрели неприоритетные оборонные предприятия Швеции. Используя такие алгоритмы, через иностранных владельцев шведские производители вышли на рынки, куда не могли проникнуть иным путем. В результате шведская кораблестроительная промышленность выжила, экспортируя 45% своей продукции в Азию, а заводы наземных систем процветали благодаря тому, что получили через BAE Systems доступ на североамериканский, английский и голландский рынки [14]. Даже в условиях, когда прямые иностранные инвестиции интегрировали некоторые оборонные отрасли в международные производственные цепочки, шведское правительство постаралось объединить стратегически важные и конкурентоспособные предприятия в оборонную транснациональную корпорацию, принадлежащую Швеции. Ее ядро - SAAB AB - было сформировано между 1999 и 2006 г. на базе аэрокосмических, радиоэлектронных и ракетных подразделений SAAB, Ericsson и Bofors. Чтобы конкурировать на международном рынке, SAAB продал свои заводы по производству легковых автомобилей и грузовиков, а на полученную прибыль купил зарубежные оборонные компании, обладавшие передовыми производственными мощностями, через которые смог проникнуть на защищенные рынки [15]. Реорганизация концерна SAAB превратила его в мировую системоинтегрирующую компанию, но из-за своего небольшого размера SAAB стремился вступить в стратегическое партнерство с более крупной иностранной корпорацией. В результате SAAB заключил долевое партнерство с BAE Systems, в рамках которого английская компания получила 35% акций SAAB (позже доля снизилась до 20%) и согласилась продвигать его продукцию на новые рынки [16, 269-270]. Министерство обороны Швеции финансировало амбициозные инновационные проекты, призванные помочь SAAB эффективно конкурировать в качестве системного интегратора, несмотря на высокую стоимость рабочей силы в Швеции и низкий внутренний эффект масштаба. В ходе одной из таких программ был разработан механизм выявления и интеграции существующих коммерческих информационных технологий в оборонные продукты, что снизило издержки на НИОКР и производство. Опираясь на результаты этой инициативы, SAAB стал первопроходцем, предложив недорогие, но изготовленные по требованиям заказчика системы тактического управления войсками иностранным потребителям. Тем временем, шведское правительство организовало Исследовательскую программу по созданию дешевого самолета (LARP) для разработки инструментов и процедур передачи конструкторских работ на аутсорсинг субподрядчикам и дочерним компаниям. С использованием LARP SAAB передает базовые задачи по проектированию иностранным дочерним компаниям (сейчас это ЮАР, а вскоре добавится Индия), где издержки значительно ниже [17, 1-8]. Таким образом, шведский курс на частичную либерализацию оружейного экспорта и выборочного стимулирования прямых иностранных инвестиций выполнил свою задачу по сохранению оборонно-промышленной базы, состоящей из местных фирм и компаний, находящихся в иностранной собственности. Швеция стала вторым в мире экспортером оружия в расчете на душу населения после Израиля, продавая за рубеж половину производимого оружия. С помощью экспортных продаж она сохранила оборонную промышленность, в которой занято 14 000 сотрудников, несмотря на оборонно-промышленную глобализацию и сокращение военных расходов. Хотя шведские оборонные предприятия сократились в размерах и продали часть акций иностранцам, они успешно конкурируют по всему миру, а важнейшие системоинтегрирующие возможности по-прежнему принадлежат шведам. В достижении этого результата решающую роль сыграли долевые партнерские связи, что подтверждается тем фактом, что 80% оборонного экспорта страны поставляется потребителям за пределами традиционных для Швеции скандинавских и нейтральных стран. Несмотря на то, что некоторые члены парламента выражают недовольство объемами поддержки, выделяемой SAAB, многие граждане критикуют поставки оружия в «недемократические страны», Швеция продемонстрировала, что малые страны могут поддерживать оборонно-промышленную базу без полной либерализации оружейного экспорта или прямых иностранных инвестиций, выработав сдержанную политику в обоих направлениях.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.