ГЕНУЭЗСКИЕ КОЛОНИИ НА ТЕРРИТОРИИ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА СОЧИ Кравченко Е.Ю.

Санкт-Петербургский государственный университет


Номер: 2-2
Год: 2014
Страницы: 314-316
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

генуэзцы, колонии, черкесы, Сочи, Genoeses, colonies, Circassians, Sochi

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В большинстве источников, касающихся генуэзских колоний, речь идет именно о Крымском полуострове. Однако многие фактории располагались и на территории современной России, к сожалению, они изучены в меньшей степени. В данном исследовании автор уделяет внимание генуэзским колониям на территории современного города Сочи.

Текст научной статьи

На средневековые итальянские карты в районе современного города Сочи нанесены генуэзские торговые фактории Лиушь - Laiaza/Lagasso, что соответствует сегодняшнему Адлеру [1,12],району г.Сочи, и Коста - Costa/Costo/Gusto, что в переводе с итальянского означает «берег» или «бухта» и совпадает с территорией современного микрорайона Хоста. [2] Генуэзский путешественник Георг Интериано, много писавший о черкесах в XVI веке, называет эту местность «Самшитовая бухта», как мы знаем, сейчас на территории Хосты находится тисо-самшитовая роща, объявленная заповедной зоной. Хоста представляла собой для генуэзцев ценную факторию по вывозу тиса (красного дерева), самшита, дуба и каштана. В период позднего средневековья особое место в экономике района занимала генуэзская колонизация. Остатки крепостей на территории современного города Сочи свидетельствуют о существовании торговых пунктов, где «генуэзцы скупали у местного населения различные товары: ценную древесину (самшит и др.), мед, воск, звериные шкуры, продукты скотоводства и земледелия». [3,110] И, конечно же, в этом районе процветала работорговля. Генуэзские купцы приобретали этот ценный «товар» преимущественно у местных феодалов, а затем поставляли на невольничьи рынки Средиземноморья и Золотой Орды. В свою очередь, генуэзцы доставляли оружие, стеклянную посуду, предметы роскоши. Венецианский дипломат Лоренцо Бернардо писал, что в период позднего средневековья Черкесия представляла собой «рудник для добывания рабов» [3,110] как для генуэзцев, так и для турок, влияние которых усиливалось в это время. Для местной знати такой промысел был очень выгоден, поэтому феодальные отношения в этом районе крепли, способствовали сохранению натурального хозяйства, а также затормаживали «развитие местной материальной и духовной культуры». [3,110] Сейчас исследователям известны как минимум две крепости на территории города Сочи, которые использовались генуэзцами. Это крепость в устье реки Годлик в Лазаревском районе г. Сочи и крепость Мамай-Кале в устье реки Мамайка в Центральном районе города. Годликская крепость (Чемитоквадже), пожалуй, является самой крупной из сохранившихся крепостей Северо-Восточного Причерноморья. Её площадь составляет 2 га. Крепость имеет форму треугольника, до наших дней сохранились 4 башни прямоугольной формы. Изучения культурного слоя показали, что первый этап функционирования крепости относится к V-VIII вв. н.э. Следовательно, можно сделать вывод, что крепость была построена византийцами. Второй период использования крепости относится к XIV-XV вв. Этот этап связан с генуэзской колонизацией. На средневековых картах встречается обозначение реки Годлик, однако, раньше она называлась Чемитоквадже. Сейчас на этом месте находится одноименный поселок. Один из самых известных краеведов Ю.Н. Воронов писал о крепости в своей работе «Древности Сочи и его окрестностей». «Фасадная часть этой стены облицована прекрасно обработанными блоками. В тех местах, где облицовка обвалилась, обнажилась забунтовка, положенная слоями из наклонных плоских булыжников, изредка образующих «елочку». … Технические приемы сооружения стены указывают на то, что она была построена в период генуэзской колонизации на побережье (XIV-XV вв.)». [3,105] Особенности строений Годликской крепости проявляются в разнообразных техниках кладки крепостных стен. Поначалу соблюдался римско-византийский способ укладки - двухпанцирный с внутренней забутовкой, а затем в XIV - XV вв. генуэзцами пристраивается дополнительная стена, отделяя цитадель. Раскопки в пределах двора крепости позволили обнаружить пифосы для хранения зерна, а также зернотерки и свинцовые грузила, что свидетельствует о возможной обработке зерна здесь же. Крепость Мамай-Кале, к сожалению, сохранилась намного хуже , чем Годликская. Сегодня мы можем увидеть лишь два прясла (часть строения, заключенная между двумя пилястрами или лопатками) стен и одно - частично. Археологические исследования культурного слоя и архитектуры (известно, например, что в крепости была арка, свод которой замыкался радиально рядом плоских кирпичей) позволяют установить, что крепость использовалась генуэзцами в XIII-XIV вв., возможно, даже позже - в XV в. Изучением этого фортификационного сооружения занимается археолог Д.Э. Василиненко. Им был написан ряд статей, посвященных крепости Мамай-Кале. В 1886 г. крепость была осмотрена В.И. Сизовым, который впервые наиболее подробно описал архитектуру крепости. В.И. Сизов заключил, что сооружение было построено в XIII-XIV вв. либо византийцами, либо генуэзцами. В 1957 г. Мамай-Кале была осмотрена экспедицией Сочинского краеведческого музея под руководством Н.В. Анфимова. Немного позже археолог В.А. Ликвинадзе, изучив работы предшественников и добавив результаты своих исследований, установил, что крепость была возведена гораздо раньше, во II в. н.э., то есть во время существования Римской Империи. В 1979 г. Ю.Н. Воронов отождествлял крепость с фортификационным сооружением времени правления Нерона (I в. н.э.), тогда территории входили в состав Понтийского лимеса, т.е. приграничного укрепления. Н.И. Нарожный высказал предположение о том, что крепость является напоминанием о торговом пункте Cuba, встречающегося на средневековых портоланах. Одно из последних наиболее подробных археологических исследованиях крепости состоялось в 2003 г. Найденные материалы из культурного слоя относятся к одному хронологическому периоду. Основное количество находок (около 78%) составляют пифосы. Нужно отметить, что эти пифосы имеют много общего с находками из крепости Чемитоквадже, о которой говорилось ранее. Фрагменты пифосов с аналогичным орнаментом, найденные в г. Сочи и Абхазии археологи приписывают XIII-XIV вв. Конечно, нельзя обойти вопрос о распространении христианства на данной территории. Нужно сказать, что советские ученые не уделяли внимание данной проблеме. Зато в трудах Николая Михайловича Карамзина довольно часто встречалось упоминание о том, что домусульманской религией народов Северного Кавказа было именно христианство. Следует выделить три этапа развития христианства на территории прибрежной полосы Северо-Западного Кавказа. Первый этап относится к VI-XI вв. В этот промежуток времени местные племена активно взаимодействует с Византией, соответственно большинство местного населения исповедует православие. Второй этап включает в себя XI - XV вв. Православие распространяется теперь на восток и в горные районы. Однако вслед за генуэзцами пришли и католические миссионеры в XIII-XV вв., в результате чего авторитет православия был подорван, и оно отходит на второй план. На третьем этапе в XV-XVIII вв. христианство приходит в упадок, а затем и вовсе погибает под давлением ислама. Свидетельством этих этапов развития христианства могут служить руины храмов в прибрежной зоне. Одним из таких примеров является храм возле поселка Лоо Лазаревского района г. Сочи. Нужно сказать, что этот храм и крепость Чемитоквадже были основными объектами Лооской экспедиции, проводившейся Уральским государственным университетом с 1987 по 1997 гг. Храм был возведен в X в. христианами-адыгами по византийской архитектурной традиции. Лооский храм действовал в течение нескольких столетий. Однако за это время он множество раз перестраивался и адаптировался под исповедуемую религию на определенных хронологических этапах. В средние века территория современного города Сочи совпадала с Черкесией. В эпоху высокого и позднего средневековья формой социального устройства у местного населения являлась соседская территориальная сельская община, подразделявшаяся на большие семьи с патриархальным укладом. Как и у абхазов и адыгов здесь были распространены такие пережитки патриархально-родовых отношений, как взаимопомощь, побратимство, кровная месть. А также большим авторитетом пользовалось народное собрание. Однако, как пишет Ю.Н. Воронов, «в рассматриваемом районе уже складывались и классы эксплуататоров». [3,110] Иными словами, определенный класс людей располагал большим количеством подданных - крестьян. Черкесы, принадлежащие благородному сословию, пользовались предметами роскоши, занимались военным делом, охотой и грабежами. «Захват добычи - людей и скота - стал обычным и почетным времяпрепровождением знати». [3,110] Главным образом, этому способствовали генуэзские невольничьи рынки. Соответственно в сложившихся условиях начался процесс формирования класса закрепощенных крестьян, имело место и «домашнее рабство». [3,111] Таким образом, прибрежная полоса Северо-Восточные берег Черного моря является характерным примером культурного взаимообогащения европейских культур с местным населениям - народами Северного Кавказа.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.