ДИАЛОГ КУЛЬТУР И РОСТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА В ОПТИКЕ СОВРЕМЕННОГО ИНТЕГРАЛИЗМА Габибова З.З.

Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики


Номер: 3-1
Год: 2014
Страницы: 271-276
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

психология, философия, эмоции, мотивация, истина, psychology, philosophy, emotion, motivation, truth

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена диалогу и интеграции культур в современном мире. Особое внимание в ней уделяется развитию человеческого потенциала, без которого невозможен прогресс глобальной интегральной культуры. Подробно рассматриваются концепции культурологов и социологов сложившихся различных мировых научных школ. Анализируются ведущие современные научные подходы: постмодернизм, сайентизм, когнитология, семантика. Затрагиваются традиции традиционной философии и реальные стороны современности. Именно такое соединение психологии и философии позволяет сделать шаг вперед, к яркой перспективе конструктивного постмодернизма: слиянию искусства, морали и науки на всех уровнях необычайного спектра сознания, от тела до ума, души и духа.

Текст научной статьи

Сегодня диалог и интеграция культур стали насущной необходимостью. Глобализация будет успешно протекать только если возникнет соответствующая теория интеграции. К счастью, такая глобальная теория уже начинает складываться. И особое внимание в ней уделяется развитию человеческого потенциала, без которого невозможен прогресс глобальной интегральной культуры. Основоположник современной интегральной теории Кен Уилбер назывет среди выдающихся предшественников интегрализма Дж.Болдуина, Ю.Хабермаса, Шри Ауробиндо и А.Маслоу. Здесь можно вспомнить и выдающегося культуролога и социолога Питирима Сорокина [1]. По мысли Сорокина, наступлению интегральной культуры III тысячелетия будет предшествовать стадия «катарсиса», когда человечество очистится через старания в чудовищных катаклизмах [3]. Такой подход Сорокина не удивителен. Ведь он не был, в отличие от К.Уилбера, эволюционистом. Однако пока что поговорим об Интегральной Культуре глубокого прошлого. И здесь уже как не вспомнить Рене Генона. Р.Генон писал, что «когда рассматривают Санатана Джарму (Золотой Век) или интегральную традицию, она заключает в себе принципиально все ответвления человеческой деятельности…» [2, с.401]. Надо сказать, что Р.Генон (Шейх Абдул-Вахид Йахйа) в указанной статье использует в отношении изначальной традиции постоянно термин «Интегральная Традиция» и «Санатана-Дхарма». Последнее понятие Генон, вслед за А.Кумиросвами, переводит как «Непреходящую Философию» [2, с.395]. Изначальная Интегральная Традиция, по-видимому, характеризовалась «безыскусностью, простотой, глубиной постижения сокровенного, широтой охвата всех сфер бытия человека. Изначальная Традиция, известная в эзотеризме как Санатана-Дхарма была представлена нордическими, «желтыми» и туранскими адептами. Так, например, Сакьямуни Будда происходит из тюркского царского рода саков» [1, с.203]. Программу возрождения Интегральной традиции обозначает все тот же Кен Уилбер: «Таким образом, если делать самые смелые обобщения, можно сказать, что нам необходимо объединить непреходящие истины традиций вечной философии и положительные стороны современности (то есть, разграничение сфер ценностей; это означает, что каждый уровень интегральной культуры должны быть подразделен, по крайней мере, на четыре измерения: субъективное или интенциональное, объективное или поведенческое, межсубъектное или культурное и межобъектное или социальное - каждое из которых имеет собственные независимые критерии достоверности) и в равной степени уважаемые формы истины, от науки до эстетики и морали… Это позволит взять лучше из древней мудрости и соединить его с лучшими из современности, в то же время избегая недостатков древнего мировоззрения (отсутствия разграничений и отсутствия контекстуализма и оборотной стороны мировоззрения современности (его катастрофического превращения в «флатландию»). Именно такое соединение позволит нам сделать шаг вперед, к яркой перспективе конструктивного постмодернизма: слияния искусства, морали и науки на всех уровнях необычайного спектра сознания, от тела до ума, души и духа. Я полагаю, что слияние должно включать в себя самое лучшее из до-современности, самое лучшее из современности и самое лучшее из постсовременности (т.е.постмодерна) - это будет всеуровневый, всесекторный подход [4, с.100-101]. Уилбер считает, что сегодня необходимо сделать последний шаг и восстановить «око созерцания», которое раскрывает научным и воспроизводимым образом душу и дух. Результатом будет трансперсональная психология и философия. И это трансперсональвидение есть окончательное наше возвращение, соединение нашей индивидуальной души с душой самого человечества. Западные философы обычно предполагают, что интеллектуальное обучение и анализ - «кратчайший путь» к пониманию. Однако трансперсональные философы придерживаются несколько иного мнения. Они, и в первую очередь Уилбер, подчеркивают, что для глубокого понимания интеллектуальное обучение само по себе хотя и необходимо, но далеко не достаточно. Они утверждают, что разуму обязательно нужно еще и многомерное созерцательное воспитание, которое совершенствует этические установки, эмоции, мотивацию и внимание. Иначе «чистый разум» рискует увязнуть в бездне релятивизма, имморализма и агностицизма. Это воспитание предназначено для развития «ока созерцания» путем развития специфических состояний сознания и культивации «пиковых переживаний» (о которых писал А.Маслоу), которые должны стать постоянным «плато сознания» и в которых обретается «острота, быстрота и тонкость когнитивной реакции», необходимые для проникновения в природу разума и реальности. Также прозрения в совокупности и составляют трансперсональную мудрость, которую называют праджней в буддизме, ужняной в ундуизме, маарифой в исламе и гнозисом в христинстве. Эта мудрость, по Уилберу, является целью обучения созерцанию, освобождая тех, кто ее приобрел, от иллюзий и порождаемых ими страданий [6]. Из числа последних текстов Уилбера в книге «Око духа» в наибольшей полноте и ясности изложена последняя версия его интегрального подхода применительно к филосоии, психологии, литературной кртике, искусству, религиозному и духовному опыту различных традиций. В «Оке духа» Уилбер продолжает развивать свой плюралистический интегральный подход к познанию, который выражается на языке «ока плоти» (наука), «ока ума» (философия) и «ока духа» (мистицизм). В этой книге делается акцент на линиях развития самости (таких как эмоциональная, моральная, когнитивная, творческая, духовная и т.д.), которые активно эволюционируют через базисные уровни космоса-мира. Главы книги представляют полемику с ведущими современными научными подходами: постмодернизмом, сайентизмом, когнитологией, семантикой и т.д. В своей критической части интегральный подход является непрестанной битвой с «Флатландией» (от англ. «flat» - плоский, «land» - земля» - любыми упрощенными моделями мира и частичными мировоззрениями различных интеллектуальных подходов, утративших полноту перспективы и не осознающих свое место в реальной «мандале» человеческого познания. Эта «мандала», по Уилберу, состоит из четырех секторов (квадратов), образующихся при делении на плоскости образа космоса-мира двумя перпендикулярными прямыми, с осями по направлениям индивидуальное - коллективное и внутреннее - внешнее. Секторы представляют четыре фундаментальных мира, которые несводимы друг к другу по предмету, методам познания, критериям истины и языку. Это миры субъекта (интроспекция, феноменология), объекта (научный метод и наука в целом), интерсубъективости (теория культуры) и интеробъективности (социология, теория систем) (6). Как же работает этот подход у К.Уилбера? Возьмем такое ключевое для познания понятие, как критерий достоверности, или истина. В мире субъекта истина понимается как правда, искренность, прямота, степень доверия; в мире объекта истина - это репрезентативный тип истины, кратко выражаемый как соответствие карты и территории; в мире интеробъективности истина - это системность и структурно-функциональное соответствие. И наконец, в мире интерсубъективности истина - это справедливость, культурное соответствие, правота. И ни один из этих типов истины не может подменить или упразднить все другие типы. Отрицать любую из этих сфер - значит попасть в собственную ловушку и закончить внутренними противоречиями. Вместо этого интегральный подход пытается признавать зерно истины в каждом из подходов - от эмпиризма до конструктивизма, от релятивизма до эстетизма, - однако лишая их претензий на роль единственно существующей истины. Таким образом, интегральный подход состоит в попытке согласованной интеграции практически всех областей знания от физики и биологии, теории систем и теории хаоса, искусства, поэзии и эстетики, всех значительных школ антропологии, психологии и психотерапии, большинства великих религиозно-духовных традиций Востока и Запада. Работая с конкретной областью, Уилбер на первом шаге находит тот уровень абстракции, где различные, обычно конфликтующие подходы приходят к согласию, выделяя то, что он называет «ориентирующим обобщением». Затем, на втором шаге, Уилбер располагает эти истины в виде цепочки перекрывающихся заключений и задается вопросом, какая конкретная система знания могла бы вобрать в себя наибольшее количество этих истин. Эта система и представлена впервые в его работе «Пол, экология, духовность» [8]. Вместо того, чтобы заниматься исследованием, насколько истинна та или иная область знания, Уилбер предполагает, что какая-то истина содержится в каждом подходе, и затем пытается объединить эти подходы. Кен Уилбер в книге «Проект Атман» углубленно исследует, руководствуясь интегральным подходам, развитие человеческого потенциала от внутриутробных состояний самости до ее предельных состояний. К.Уилбер пишет: «Глубинная структура, подобно парадигме, содержит в себя все основные ограничивающие принципы, в рамках которых реализуются поверхностные структуры. В качестве простого примера возьмем десятиэтажный дом: каждый из этажей явяляется глубиной структурой, когда как разные помещения и объекты на этаже - поверхностные структуры. Грубая плерома находится на первом этаже, уроборос - на втором, тифон - на третьем, вербальная самость - на четвертом, а «эго» - на пятом (позднее мы выдвинем предположение, что парапсихология находится на седьмом этаже, трансценденция - на девятом, Бог - на последнем, а сам дом представляет собой Сознание как Таковое). Суть примера в том, что хотя все «эго» совершенно различны между собой, они занимают пятый этаж, поскольку обладают одной и той же глубинной структурой. Движение поверхностных структур мы называем трансляцией; движение глубинных структур - трансформацией. Если мы передвигаем «мебель» на четвертом этаже, то это «трансляция», но если мы поднимаемся на седьмой этаж - это «трансформация» [7, с.72]. И так, первая форма самости - это грубая плеромная самость внутриутробного существования и первых дней жизни. Ее познавательный стиль - абсолютный недуализм, поскольку отсутствует субъект-объектная разобщенность; безобъективность, безпространственность, протоплазмичность. Формы эмоционального проявления: тотальное океаническое, плераный рай. Волевые или мотивационные факторы почти полностью отсутствуют; нет желаний нет выбора. Форма времени - безвременность как до-временность. Разновидность самости - «Materia prima» («первоматерия») [7, с.26]. Вторая и дальнейшая (грудной возраст) самость - уроборическая. Познавательный стиль отмечен первой субъект-объектной дифференциацией, беспричинностью, галлюцинаторным исполнением желаний, ранней уроборической сенсомоторикой. Формы эмоционального проявления - океаническая эйфория, первобытный страх. Волевые или мотивационные факторы - примитивное стремление к выживанию, физиологические потребности (голод и т.д.). Форма Времени - пока еще длится довременная стадия. Разновидность самости - уроборическая, архаичная, доличностная, рептильная, рефлекторная, элементарная [7, с.30]. На следующей, тифонической стадии возникают чувства и осознаются образы, хотя до сих пор господствует беспричинность. Форма эмоциональности - элементарные эмоции (страх, гнев, удовольствие), активно праническое тело. Волевые и мотивационные факторы - по-прежнему выживание, развивается принцип удовольствия - неудовольствия. Формы времени - конкретность, моментальность, преходящее настоящее. Самость телесная, праническая, сенсомоторная, нарциссическая. «Злая пожирающая мать, и добрая мать, дарящая свою любовь, являются двумя сторонами одной великой Богини-Матери, образ которой доминирует на этой стадии психического развития [7, с.36-37]. Качественным скачком в развитии человеческого потенциала на раннем этапе является появление «самости вербального членства». Познавательный стиль здесь - мифическое мышление и познание своего членства в мире. Формы эмоционального проявления - временные желания, расширенные и специфические случаи приязни и неприязни. Волевые и мотивационные факторы - прото-воля, корни волеизъявления и автономного выбора. Здесь осознается принадлежность к семье, роду и даже нации и религии, хотя еще в очень примитивной форме. Поскольку именно на этом этапе складывается вербальный ум. Формы времени - структурирование времени, появление прошлого и будущего. Разновидность самости - вербальная, определенная во времени и культурно-согласованная самость [7, с.55]. Стадия зрелой ментально-эгоической самости характеризуется тем, что зрелое «эго» перестает быть «человеком толпы», разотождевляясь с «самостью вербального членства». Познавательный стил «эго» - синтаксический, вербально-диалогический; конкретное и формально-операциональное мышление. В формах эмоционального проявления появляются концептуальные аффекты и диалогические формы эмоций и чувств (таких как любовь и ненависть). Появляется развитое волеизъявление, появляется жесткий самоконтроль. Н этой стадии совесть «Супер-эго» зажигает в своих тисках самость. Формы времени: линейность, историчность, расширенные прошлое и будущее. Кроме того, здесь совесть может подавлять желания таким образом, что они вытесняются в бессознательное и образуют «Тень» (в психоаналитическом смысле). Разновидность самости: эгоически-синтаксическая концепция себя, «эго» - состояния упалогического мышления, разнообразные маски [7, с. 65-66]. Качественным скачком в развитии человеческого потенциала по сравнению с «эго» является стадия «экзистенциального кентавра». Познавательный стиль «кентавра» - невербальное и трансвербальное образное мышление, высокая фантазия, иногда открытие «третьего глаза» (гипертрофия гипотоламуса), способность к начальным стадиям медитации. Формы эмоционального проявления - спонтанность, импульсивная экспрессия, супер-сенсорика, чувствование сердцем. Волевые или мотивационные факторы - творческое желание, смысл, спонтанная воля, само-актуализация, автономия. Формы времени - обоснованность в настоящем моменте, осознание линейного времени как вытекающего из настоящего. Разновидность самости: интегрированная, автономная, трансбиосоциальная, тотальное бытие тела-ума и их полная интеграция (поэтому Уилбер и назвал такую самость «кентавром» [7, с.103]. Стадия «кентавра» - не предел развития человеческого потенциала. По Уилберу, если вы разотождествляетесь с «эго», то становитесь «экзистенциальным кентавром». Но если вы разотождествлятесь и с этим высоким уровнем развития, то вы входите на уровень трансперсональных тонких энергий. Формируется «тонкая самость». Ее познавательный стиль - ясновидение и надсознательное познание, через медитацию, экстраэгоический и экстрасенсорный стиль. Форма эмоционального проявления - трансперсональная восприимчивость. Волевые и мотивационные факторы - «сиддхи» (пара нормальные силы и проявления воли), паранормальные и парапсихологические побуждения. Формы времени: обоснованность в настоящем моменте в сочетании с экстрансенсорными способностями постигать прошлое и будущее. Разновидность самости - астрально-психическая [7, с.112]. Божества и ангельские существа тонких миров, как это показано в «Бардо Teдол», являются просто высокими архитипическими формами собственного бытия человека (хотя сначала обязательно проявляются или «другое» [7, с.113]. Осознание этого факта закрепляет индивида в тонкой области. Но проблема состоит в том, что на этой стадии индивид стоит на грани разрыва личных и социальных связей. Кроме того, он сам может регрессировать и мифомышлению тифонической самости, в то время когда высокие тонкие энергии затопляют его сознание. Тонкая самость паранормальна. И этим многое сказано: самости может угрожать психопатологическая проблематика. Согласно мистическим традициям Востока и Запада нет предела человеческим возможностям. Человек может слиться с Богом или раствориться в Нем. Эта старая истина разделяется и Кеном Уилбером. Поэтому американский интегралист и буддист Уилбер вводит в свою теорию развития человеческого потенциала понятие «причинной самости». Познавательный стиль такой самости: окончательное озарение, самадхи. Эта та стадия в исламском суфизме, стадии «фана» и «бака», на которых адепт может повторить вслед за Мансуром Халладжем: «Ана-л-Хакк» - «Я есьм Истина». Сюда же относиться «незнание или совершенное божественное неведение в прекращении, нирвикальпа самадхи, безграничное и пустое Сознание» [7, с.121]. Формы эмоционального проявления: «первичное или бесформенное Сияние, совершенная экстатичность». Волевые или мотивационные факторы: «только лишь «каруна» (любовь-сострадание), трансцендентальная любовь-в-единстве; окончательная спонтанность или «лила» (игра), цу джуан (таковость)». Форма времени: транс-временная, вечная. Разновидность самости: «Бесформенная Само-реализация, трансцендантное свидетельствование» [7, с.118-121] . Но на этом Уилбер не останавливается: он вводит понятие буддийской «татхаты» (таковости), в которой по его мысли растворяется последняя самость Человека-Бога: «Итак, центром самости оказывается Архетип, центром Архетипа - окончательный Бог, центром этого Бога - Бесформенное, поэтому центром Бесформенного оказывается не что иное, как весь мир Формы… В этой точке экстраординарное и ординарное, сверхъестественное и обыденное являются одним и тем же» [7, с.121]. Поскольку, как гласит сутра «Праджняпарамита», Форма - не что иное, как Пустота, Пустота - не что иное, как Форма». Эта окончательная трансформация, вопреки намерениям Уилбера, превращает вертикаль развития человеческого потенциала в замкнутый круг: индивид возвращается к «плеромной самости» с ее абсолютным недуализмом» и отсутствием субъект-объектной дифференциации. Эта серьезная ошибка Уилбера (в том что он этого не заметил) не умоляет значимости интегрального подхода американского мыслителя к проблеме развития человеческого потенциала. Современный интегрализм в лице Кена Уилбера внес значительный вклад в диалог культур Востока и Запада. Уилбер интегрировал западную психологию и восточную мистическую мудрость. Примером чему может служить его модель интегральный практики саморазвития и самореализации, которая сводится к следующим секторам «мандалы», о которой говорилось выше: Верхний правый сектор (индивидуальное, объективное поведенческие): Физический уровень Диета: витамины, гормоны Физкультура: атлетика, аэеробика, ходьба, рольфинги и т.д. Неврологический уровень: Фармакология: различные препараты, когда это уместно. Нейрофизиология: выработка способности вызывать тета - и дельта - состояния сознания. Верхний левый сектор (индивидуальное, субъективное, интенциальное) Эмоциональный уровень: Дыхание: тай цзы, йога, биоэнергетика, циркуляция праны или чувственной энергии. Секс: тантрическое сексуальное соединение, самотрансцендентная сексуальность всего тела. Умственный уровень Терапия: психотерапия, когнитивная терапия, работа с «тенью» Видение: осознанная философия жизни, визуализация, утверждения. Духовная уровень: Психический: шаманские практики, мистицизм природы, начальная тантра. Тонкий: йога божества, йидам, созерцательная молитва, продвинутая тантра. Каузальный: випассана, самоисследование, чистое внимание, свидетельствование. Недвойственный: дзогчен, махамудра, шиваизм, дзен и т.п. Нижний правый сектор (социальное, интеробъективное) Системный уровень: выполнение обязательств перед планетой, природой, биосферой и геополитическими инфраструктурами. Организационный уровень: исполнение образовательных, политических и гражданских обязанностей по отношению к семье, городу, государству, нации, миру. Нижний левый сектор (культурное, интерсубъективое) Взаимоотношения: с семьей, друзьями, любыми чувствующими существами; превращение взаимоотношений в часть собственного роста; децентрирование самости. Служение обществу: добровольные общественные работы, приюты, хосписы. Мораль: участие в интерсубъективном мире Добра, практика сострадания по отношению ко всем чувствующим существам [5, с.151-152]. Эта концепция не лишена изъянов. Например, созерцательная молитва типа зикра или психастской мотивы сердца будет плохо сочетаться с тантрой и випассаной. Тем не менее, такая модель интегральной практики, безусловно, будет способствовать не только диалогу, но и синтезу традиций Востока и Запада. И так, мы приходим к выводу, что современный интегрализм, рассмотренный на примере обширного наследия Кена Уилбера, является важным генерирующим фактором в диалоге культур Востока и Запада и в развитии человеческого потенциала, необходимом для такого диалога.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.