АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ СОВРЕМЕННЫХ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Кирова И.В.,Попова Т.Л.,Султыгова А.А.

Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет


Номер: 4-1
Год: 2014
Страницы: 230-234
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

глобализация, международная конкуренция, глобализация конкуренции, глобальная монополия, транснациональные корпорации, globalization, international competition, globalization of competition, global monopoly, multinational corporations

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается влияние некоторых противоречий современной глобализации на экономические процессы, характерные для данной стадии развития мировой экономики.

Текст научной статьи

В последнее время вокруг теории глобализации и глобального капитализма ведется много дискуссий. Отношение к глобализационным процессам крайне неоднозначно. Некоторые исследователи данной проблемы суть глобализации видят в формировании «новой капиталистической экономики» [8,91] и соответствующих ей новых производственных отношений. Принципиальное отличие данной «капиталистической экономики» состоит в том, что она призвана диктовать собственные правила игры отдельным национальным экономикам, нивелировать технологический и интеллектуально-психологический разрыв между группами стран, создать качественно новый предмет труда - «массовое сознание». Другие исследователи глобализационных процессов определяют их как «новую коммерческую реальность, заключающуюся в возникновении глобальных рынков ... с такими количественными показателями, которые ранее нельзя было представить» [5,65; 7,13-14]. Совершенно очевидно, что на мировом рынке конкурируют между собой не национальные фирмы, а «вкусы и предпочтения» государств, в экономическом пространстве которых данные фирмы осуществляют свою производственную деятельность. Отсюда под глобализацией рынков понимается процесс преобразования национальных рынков в глобальный рынок, формирующий единые вкусы и предпочтения потребителей. Совсем иного мнения придерживаются мыслители, которые считают, что глобализация развивается по пяти направлениям: финансовая глобализация, формирование крупных многонациональных корпораций, регионализация мировой экономики, интенсификация мировой торговли, тенденции к конвергенции [2,100; 6,13-14]. Данные направления глобализации тесно связаны между собой. Их взаимодействие является определяющим фактором в сложном характере глобализационных процессов. Связующим звеном в данном процессе являются информационные технологии, которые одновременно служат и материальным воплощением, и непосредственным двигателем процесса глобализации, т.е. тем механизмом, при помощи которого идет разрушение административных барьеров между странами; объединение региональных финансовых рынков; приобретение финансовыми потоками, конкуренцией, информацией, технологиями всеобщего мирового характера. Существенную роль в этом глобальном процессе играют компьютеризация, система электронных счетов и кредитных карт, спутниковая связь и прочие средства современных информационно-коммуникационных технологий, которые позволяют мгновенно перемещать финансовую информацию, заключать сделки, переводить средства с одних счетов на другие, независимо от расстояния. В свою очередь это способствует резкому сокращению транснациональных издержек и как следствие образованию мирового финансового рынка. Развитие глобализационных процессов прочно связано с ужесточением на мировом рынке конкурентной борьбы за контроль над природными ресурсами и информационным пространством с помощью новейших технологий. Широкую известность, в связи с этим получили процессы глобализации конкуренции, связанные с одной стороны с обострением конкуренции, а с другой стороны с приобретением ею всеобщего характера. Глобализация конкуренции включает две взаимосвязанные тенденции. Во-первых, в финансово-информационной сфере формируется единый общемировой рынок на основе слияния различных региональных сегментов рынка. Во-вторых, происходит постепенная интеграция отдельных глобальных рынков в единый мировой рынок финансов. В результате объединения, а по сути фактического слияния региональных и отраслевых рынков в общемировой финансовый рынок, наиболее актуальным считается вопрос о возникновении в финансовой сфере глобальных монополий, обладающих доминирующей властью в масштабе общемировых рынков. Из истории нам известно, что единый рынок нельзя поделить, т.к. многочисленные, в общем, относительно удачные разделы рынков или охватывали непродолжительный промежуток времени (если сравнивать со сроками жизни господствующего товара), или были связаны с объективными препятствиями, затрудняющими доступ какой-либо части конкуренции к каким-либо наиболее важным элементам рынка. Однако сегодня информационными технологиями снижены до минимума транзакционные издержки, а также «цена входа» на глобальные финансовые рынки. При этом устранены и любые возможности для любого устойчивого раздела рынков. Срок же жизни господствующего товара, который определяет ожидания и поведение субъектов этих рынков ничтожен, что также делает в свою очередь невозможным даже краткосрочный (имеется в виду время жизни господствующего товара) раздел данных рынков. Между тем, большая внутренняя однородность финансовых рынков сравнительно с товарными рынками позволяет сделать вывод, что финансово-информационные рынки более предрасположены к монополизации, нежели традиционные рынки обычных товаров и услуг. Процесс возникновения глобальных монополий носит глубокий характер и немного опережает процесс возникновения производственных транснациональных монополий. Он развивается одновременно в двух направлениях: с одной стороны, на глобальных рынках отдельных финансовых и информационных инструментов идет формирование глобальных монополий, а с другой стороны, интеграция указанных рынков способствует формированию единой глобальной монополии. Что же касается транснациональных корпораций (это и транснациональные банки, инвестиционные и финансовые компании, фонды и т.д.), действующие в большей части в финансовой сфере, то они объективно выделяются из общей массы ТНК в особую категорию - «глобальные» или «наднациональные» корпорации и соответственно обладают особым статусом. На современном этапе глобализации в роли такой единой глобальной монополии все в большей степени выступает экономика США. Являясь лидером, американские ТНК осуществляют четверть мирового объема инвестиций, сами, получая их пятую часть. Главную роль в доминировании играют уже не национальные структуры страны, находящиеся под контролем государства, а наднациональные структуры, находящиеся в сложном и разнообразном объединении с государством, что именно является условием поддержания национальной конкурентоспособности. Механизм объединения (слияния) наднациональных структур с государством проявляется в том, что с одной стороны государство использует транснациональные монополии для реализации своих внешних национальных целей, а с другой - государство вырабатывает стратегические цели под давлением монополий, выражающие в первую очередь их интересы. Очевидно, что США удалось добиться единства между целями корпораций, которые были ориентированы в итоге на рост своей конкурентоспособности и целью общества, которое было заинтересовано в закреплении вышеназванной конкурентоспособности. Успех экономической модели США объясняется преобладанием в мировой экономике американских национальных корпораций и все более укрепляющимися процессами глобализации, которые ведут к исчезновению такого понятии как национальный суверенитет. Именно США на основе ТНК была сформирована новая экономическая система, где лидерство определяется инвестиционной политикой в глобальном масштабе, а также наличием крупных финансовых ресурсов, передовых технологий и обширных рынков сбыта. При этом экспансия монополий направлена не внутрь страны, а за ее пределы. В результате монополии превращены в наднациональные структуры и являются важным инструментом не только обеспечения, но и закрепления национальной конкурентоспособности. В итоге обострилось противоречие между внутринациональным характером принятия политических решений, интересов, на основании которых они принимались и глобальным характером влияния этих решений. Превращение мировой экономики в глобальную монополию не означает всеобщего экономического развития. Скорее всего, оно ведет к одновременному выделению высоко-динамичных экономических систем, и росту числа слабых, находящихся в состоянии стагнации. Как следствие этого глобализационного процесса, судьба мира той или иной страны определяется внутриполитической жизнью США, контролирующая основную часть капиталов и технологий. В настоящее время слабая эффективность существующих механизмов регулирования создает условия для дестабилизации экономической и социально-политической ситуации, как в отдельных странах, так и во всем мире. Это нашло свое отражение в первую очередь в мировых финансовых кризисах. В этой связи не случайно, что процессы глобализации получили наибольшее развитие в финансовой сфере. Одновременно с дестабилизацией финансовой сферы, глобализация ведет к усилению диспропорции в мировой экономике и к нарастанию социальной поляризации. Особенностью ТНК и глобальных монополий является высокая степень их влияния на процессы как экономического, так политического развития. Речь идет о наличии или отсутствии способности оказывать ощутимое воздействие на национальное развитие тех или иных стран, в которых они присутствуют, а также об интересах, находящихся за пределами той или иной страны. Отсюда вытекает, что решения изменяющие настоящее и планирующие будущее развитие принимаются крупными корпорациями, которые делят и переделывают мир исходя из своих интересов. Так, в сфере ТНК находится две трети мировой торговли, в то время как 50% последней приходится на торговлю между ТНК и другими формами, а другая половина составляет «внутрифирменный» оборот. Объем производства ТНК превышает четверть мирового ВВП [9,1]. На ТНК, которые зарегистрированы за пределами стран базирования, где размещены их штаб-квартиры, приходится около 10,3% мирового ВВП и треть мирового экспорта [10,24]. В современных условиях, несмотря на мировой финансовый кризис, экономическая экспансия ТНК благополучно продолжается. Так, по сравнению с предкризисным периодом 2005-2007 гг., уровень занятости на подразделениях ТНК за пределами стран их размещения вырос на 33,9%, а объемы продаж и экспорта - на 35% и 47,1% соответственно [10,24]. Эти данные наглядно свидетельствуют, что даже в условиях мирового экономического кризиса наблюдается значительное укрепление экономических позиций ТНК. Следовательно, после преодоления кризиса можно ожидать дальнейшего ускорения роста доли ТНК в мировом ВВП, экспорте и занятости. В глобализационных процессах, наряду с тенденцией к повышению веса ТНК можно отметить ряд устойчивых структурных тенденций, развитие которых будет определять динамику деятельности ТНК на ближайшие десятилетия. В частности, речь идет о повышение роли ТНК, расположенных в развивающихся странах. В 2009-2012 гг. доля прямых иностранных инвестиций, осуществленных ТНК из развивающихся стран превысила 25%, и ближайшие 10-15 лет соответствующая им доля вырастет до 35-40% [11,4,24]. Сложившаяся финансовая ситуация объясняется сокращением инвестиций из экономически развитых стран, в силу того что экономика последних сильно пострадала от кризиса. Чем же можно объяснить, что наряду с данными процессами продолжается укрепление экономических позиций ТНК относительно национальных государств? В этой связи, следует обратить внимание на то, что часто встречающиеся сравнения ВВП государств с объемом продаж ТНК лишены смысла, поскольку в первом случае речь идет об объеме произведенной добавленной стоимости, а во втором случае о совокупной (валовой) выручке, включающей расходы на сырье, материалы и промежуточную продукцию. В среднем произведенная добавленная стоимость относится к выручке в пропорции один к четырем [12,311-326; 11,24]. Таким образом, часто встречающиеся в научной литературе сравнения завышают экономический вес ТНК относительно национальных экономик в четыре раза. Но даже после внесения соответствующей поправки оказывается, что по «экономической мощи» в 2010-2011 гг. такая компания как «Wal-Mart Stores» была сопоставима с экономикой Вьетнама, «Royal Dutch Shell» превосходила экономический потенциал Марокко, а «ExxonMobil» незначительно отставала от Словакии. Что касается ведущей российской ТНК, то «Газпром» по объему произведенной добавленной стоимости обошел Коста-Рику и оставил позади еще порядка 100 стран, по которым доступна статистика ВВП. Вполне вероятно, что в ближайшие двадцать лет «экономическая мощь» крупнейших ТНК окажется сопоставимой с ВВП таких стран-членов ЕС, как Чешская Республика, Ирландия и Португалия [1]. Влиятельность ТНК, ее превращение в важнейший инструмент современного общественного развития нашли свое выражение, как в характере, так и глубине их воздействия на ключевые процесс развития и распространения технологий. При этом 80% новых технологий (речь идет о способах реализации новых принципов на практике) создаются ТНК. Последствия этого проявились в характере взаимодействия ТНК и развивающихся стран. С точки зрения конкурентоспособности национальной экономики значение имеет не только индивидуальные навыки взятых по отдельности работников, но и сочетание личных навыков и господствующих технологий управления. Усложнение господствующих технологий и соответственное повышение относительной значимости количественного труда создают объективные предпосылки для замены глобальной, общемировой интеграции региональной интеграцией ограниченного круга развитых стран, т.е. происходит отгораживание развитых стран. Причем двигателем растущей степени самоизоляции этих стран и являются транснациональные корпорации. В этой связи, ошибочным было бы считать, что глобализация - это результат действия только рыночных сил. Именно политикой определяются рамки, в которых действуют рыночные отношения. ТНК прилагают огромные усилия для того, чтобы избежать передачи технологий. Как известно, именно владение технологиями является основным фактором конкурентоспособности. Этим и объясняется значение, придаваемое ТНК вопросам защиты интеллектуальной собственности, где одним из важных механизмов защиты технологий является патентование. Причем издержки экспансии ТНК возникают не по вине ТНК и покупателей технологий, а являются составной частью глобализации. Таким образом, деятельность корпорации как таковая сама по себе является самостоятельной ценностью и несомненным ресурсом ее последующего развития, который сопоставим с такими ресурсами как финансовый, административный, интеллектуальный и рыночный. Глобальные масштабы приобретает экологическая проблема, которая является важной частью мирового политического процесса, в который вовлечены правительства, международные организации, крупнейшие корпорации, а также финансовые структуры. Идет разработка стратегии преодоления экологического кризиса. Так в конце 80-х появилась концепция самоподдерживающего развития, целью которой являлась задача экономического роста с сохранением природной среды. Данная проблема впервые была сформулирована в докладе Всемирной комиссии по вопросам окружающей среды и развития «Наше общее будущее» [13], а также была рассмотрена на Конференции ООН по проблеме окружающей среды и развития. В ней делался акцент на создание новых безотходных, ресурсосберегающих технологий, на усиление контроля международных организаций за состоянием природной среды и ее использованием. Борьба идет за контроль над природными ресурсами планеты (в том числе воздух, вода, земля). Происходит институционализация бюрократической надгосударственной системы, претендующей на глобальное руководство в природоохранной сфере, в то время как широкие массы населения отстраняются от участия в решении важных вопросов охраны окружающей природной среды. Что же касается экологического кризиса, то он используется для создания мировой технократии, управляющей в свою очередь ресурсами, как природными, так и экологическими. Отметим, что пути выхода из экологического кризиса не ограничивается рамками концепции самоподдерживающего развития, а затрагивают все основные сферы общественной жизни (в том числе политику, мораль, культуру и т.д.) Таким образом, новый аспект влияния технологий на процессы глобализации связан с изменением характера производимого товара, в котором особая роль отводится не столько превращению в этот товар человеческого сознания как такового, сколько неповторимости методов его производства. Последнее в свою очередь является важной предпосылкой монополизации, если учитывать, что роль идет об «обработке» интеллектуального, т.е. человеческого «сырья», требующего в свою очередь более сложных методов воздействия. В данной связи принципиально важной представляется не только специфика, сколько важность самого производимого товара. Что касается современного глобального финансового рынка, то скорость движения капитала равна скорости движения информации и значительно превосходит скорость ее анализа и осмысления. В результате движения капитала в мировом масштабе во многом зависит от психологических факторов, таких как настроение, ожидания, а также инстинктивных и подсознательных реакций участников рынка [3; 4]. Другими словами, ключом к господству на мировых финансовых рынках создающих важные предпосылки для монополизации глобальных финансовых рынков со стороны владельцев наиболее эффективных технологий является воздействие на сознание специалистов, от которых зависит принятие ключевых решений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.