ЛЕКСЕМА В ПОЭЗИИ К. БАЛЬМОНТА: ОСОБЕННОСТИ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЯ Соколова Л.А.,Фархутдинова Ф.Ф.

Ивановский государственный университет


Номер: 4-1
Год: 2014
Страницы: 372-377
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

художественный текст, индивидуально-авторское восприятие, семантическая сочетаемость, the text, individually-author's perception, semantic compatibility

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются особенности словоупотребления лексемы облако в поэтических текстах К.Д. Бальмонта с целью определения у указанного слова качеств, позволяющих отнести его к художественному концепту.

Текст научной статьи

Задачей данной статьи является исследование слова облако в поэзии поэта-символиста К. Бальмонта, реализация которой позволит ответить на главный вопрос: является ли слово облако в поэтических текстах автора художественным концептом. Слова в поэзии, по замечаниям П.П. Перцова, играют совсем не ту же роль, как в обычной логической речи. В последней «они дают только то, что соответствует их буквальному смыслу - дают только самих себя. В поэзии, напротив, они служат только материалом и необходимое ее условие дать больше, чем дают слова…» [5, 46]. Поэтический язык обычно называют образным языком. Художественное слово образно, хотя, по большей части, метафорично, действительный смысл художественного слова никогда не замыкается в его буквальном смысле. Основная особенность поэтического языка как особой языковой функции как раз в том и заключается, что это «более широкое» или «более далекое» содержание не имеет своей собственной раздельной звуковой формы, а пользуется вместо нее формой другого, буквально понимаемого содержания. Поэтические тексты К.Д. Бальмонта в полной мере подтверждают сказанное. В художественном тексте, в том числе и в поэтическом, концептуализируется действительность или ее фрагмент, пропущенный через авторское сознание. Потому, говоря о концептах или ключевых словах, можно заключить, что художественно осмысленный концепт - это своего рода некий образ. Проблема интерпретации семантики образа должна принципиально соотноситься с концепцией значения слова. Цель образного слова - вербально выразить эмоциональное отношение говорящего к предмету речи, его оценку, характеристику лица предмета или явления. В современной лингвистике существует понятие «художественный концепт» (С.А. Аскольдов). Отражая в специфической форме реальную действительность, художественный образ синтезирует творческий потенциал художника, систему восприятия им внешнего мира, степень воздействия творчества на общество. Художественный концепт (по С.А. Аскольдову) - это «слово, которое, не вызывая никаких художественных образов, создает художественное впечатление, имеющее своим результатом какие-то духовные обогащения, то есть слово создает концепт. Концепт - акт, который намечает последнюю обработку (анализ и синтез) конкретностей определенного рода» [1, 269]. Автор художественного текста всегда идет от замысла к слову, то есть, намереваясь изложить собственные идеи, мысли, а, главное, донести их до читателя, выбирает определенные языковые средства. В работе одной из задач, таким образом, является анализ семантической сочетаемости лексемы облако, что позволит сделать выводы об индивидуально-авторском замысле К.Д. Бальмонта. Следует отметить, что в научной картине мира, в метеорологической, в частности, облаками называют любое скопление сгустившихся в атмосфере водяных паров, находящихся высоко в воздухе. Это значит, что, в отличие от обиходной картины мира, в научной картине мира облака и тучи не различаются, чего не скажешь о поэтической картине мира К. Д. Бальмонта. Рассмотрим особенности употребления слова облако в стихах поэта. По нашим подсчетам, слово облако употреблено Бальмонтом около 90 раз. Оно встречается в разных падежных формах и в формах единственного, и в формах множественного числа. В большинстве своем слово употреблено как стилистически нейтральное, лишь в одном контексте встретилась устаревшая форма множественного числа родительного падежа - облак, которая воспринимается как словоформа книжного стиля: Высоты облак - вещие амвоны, / Струится притягательный с них свет… [3, 5, 81]. Поэт употреблял слово в прямом и производном значениях, а также в составе метафор и сравнений. Помимо слова облако находим у поэта и его дериват облачка, которое встретилось нам в пяти контекстах (…Узорность облачков, воздушно тая, / В лазури утопала, как мечты… [3, 2, 152]). В «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова лексема облако представлена как полисемант, имеющий три значения: «1. Скопление сгустившихся в атмосфере водяных паров, держащееся высоко в воздухе - на фоне неба. Кучевые облака, перистые облака. Белые, круглые облака высоко и тихо неслись над нами. Тургенев. 2. Перен. Густая масса, клубы мелких летучих частиц (пыли, пара, дыма и т. п.), застилающие воздух. Облака пыли. В темной и тесной кухне в облаках дыма работают повара. Чехов. 3. Перен. Смутное, едва заметное выражение какого-н. состояния, настроения (грусти, печали и т. п.; книжн.). По лицу ее пробежало облако. Л. Толстой. На лице повисло облако недоумения, недоверчивости. Гончаров» [Ушаков 2005, с. 552]. Кроме того, это слово может быть одним из компонентов фразеологизмов. Компонент облако (облака) встречается в составе ФЕ с облаков (свалиться и т. п.) - о неожиданном появлении кого-чего-нибудь. - Три года не писал двух слов! И грянул вдруг как с облаков. Грибоедов. Под облаками или до облаков - очень высоко. Пальмы там растут до облаков. Лермонтов. В облаках быть или в облака уноситься (и т. п.) - перен. быть далеким от повседневной, реальной жизни» [5, 552]. Как любое существительное слово облако (облака) может вступать в синтагматические связи с глаголами, существительными и прилагательными. У Бальмонта облака проходят над землей (Только облака проходят беспредельно, / Скучною толпой проходят без конца. [3,1, 275]. Они могут бежать:… На небесах, как тающие льдины, / Бегут толпы разъятых облаков… [3,1, 472]. Движение облаков передается не только глагольными лексемами, но и с помощью отглагольных существительных: Есть полет облаков … [3, 2, 78]. Если же движение облаков незаметно, то поэт говорит об их неподвижности: … облака вверху застыли…[3, 1, 275]; Застынет облак белых караван… [2, 70]. Поэтический текст не всегда дает возможность однозначно квалифицировать семантику глагольной лексемы. Именно такой пример наблюдается в следующем контексте: Небесный свод был пуст, широк, / Но встало облачко… [3, 3, 244]. Встало здесь и «внезапно появилось», и «остановилось». Поэт всегда стремится точно «ухватить» движение облаков и описать изменения, происходящие в них и с ними: они то возносятся (… Оно [облако] возносилось округлое… [3, 4, 46]), то разрастаются (Оно [облако] разрасталось… [3, 4, 46]), то тают (… Ты побудь над ней ночами, в час как тают облака… / … Все ночное будь хоть вдвое, а растают облака… [3, 3, 8], то раздвигаются, чтобы пропустить солнечный луч (… Прорвались облака, / Небесный глянул луч... [3, 3, 298]). Облако автора на небе всегда живет своей жизнью - красивой и разнообразной. Человек же наблюдает за ними и любуется ими. Слово облако у К. Д. Бальмонта в большинстве своем употребляется в прямом номинативном значении. Но глаголы, которые связаны с ним, обычно употребляются переносно. Индивидуально-авторские глагольные метафоры выполняют тропеическую функцию и включаются в олицетворение. Облака очеловечиваются. Они глядят (…облака бестелесные, /… Глядят с состраданием на безвестных - безвестные… [3, 2, 273]), дышат (На Небе облака, нежней мечтаний летом… / Дышали призрачным неуловимым светом, / Как бы сознанием прошедшего горя… [3, 2, 193]), поют (… Все Небо - ток огня, все облака поют… [3, 2, 465], забавляются, тешась брызгами (… Мне снилось лиловое облако, / Готовое тешиться брызгами… [3, 4, 46]); защищают небо, прикрывая и обволакивая его (… От лучистой желтой пыли / Облака его (Небосвод) прикрыли / Вскипом белых покрывал… [3, 2, 249]). Рассмотрим сочетаемость слова облако/облака с именами прилагательными, которые при слове облако /облака у К. Д. Бальмонта очень разнообразны. Богаче всего представлена цветовая палитра облаков. Поэт видит их белыми (… тени белых облаков… ), бледными, белоснежными, воздушно-белыми, а также лиловыми и лиловатыми (… Мне снилось лиловое облако, / Готовое тешиться брызгами… [3, 4, 46]). Добавим, что в описании цвета облаков Бальмонт может соперничать с И. А. Буниным. Облака могут быть черными краями, золотыми, воздушно-золотыми, фиолетовыми, аспидно-синими, серыми, дымными, пепельно-дымными, жемчужными, зажженными пожарами (яркие, красные), пронизанными светом. Нюансы цвета позволяют автору создать точный и красивый образ облака. По форме они могут быть округлыми, перистыми (отражения перистых облаков… [3, 1, 340]), а по сочетанию линий, красок и теней - узорными. Бальмонт подмечает и фиксирует все: а) положение в пространстве (высокие, бегущие), б) место рождения, связанное со сторонами света (восточные), и место, занимаемое на небосводе (безбрежные), в) отношение к времени года (осенние (Холодность… осенних облаков… [3, 3, 215], весенние), г) плотность (воздушные (Стоит гряда воздушных облаков… [3, 1, 472], густые (… в разрывах густых облаков… [3, 3, 245]), тяжелые, перистые, грозовые, бестелесные (…облака бестелесные, /… Глядят с состраданием на безвестных - безвестные… [3, 1, 273]); полная беззвучность передвижения на небе (бесшумные). Эпитеты-прилагательные становятся важным средством метафоризации образа облаков. Речь идет об очень активно используемом Бальмонтом приеме наделять облака психо-эмоциональными качествами, присущими человеку. Такие эпитеты мы считаем индивидуально-авторскими. Назовем свойства человека, найденные в характеристиках облаков. Они могут иметь настроение (недвижно-мрачные, равнодушные, распростершие свой траур (печальные), скорбные, поникшие); ведут себя подобно человеку (величавые, рунные, странные), их внутреннее состояние может меняться (преображенные, просветленные), он вступают, подобно людям, в отношения и другими и характеризуются по этому признаку (безвестные, безответные). Таким образом, с одной стороны, прилагательные-эпитеты позволяют характеризовать облака как физическое явление мира природы, а с другой стороны, они уподобляют облака миру человека. Более того, именно благодаря эпитету-прилагательному поэт показал, чем же так важны облака в жизни человека и в жизни мира. Он пишет: … Разум наш и помышленья - от высоких облаков, / Мир-народ - от тени Бога, светотень живет всегда…[3, 2, 351]. Облака становятся еще одним эталоном - высоты человеческих помыслов, раздумий, размышлений. Слово облака нередко используется Бальмонтом в составе сравнений и метафор. Чему уподобляются облака на небе? Во-первых, они сравниваются с предметами природного мира. Это льдины, сходные с облаками по цвету, форме: Как льдины, облака вверху застыли… / … На небесах, как тающие льдины [облака]... [3, 1, 472]. Это грозные утесы: … облака … как тягостный утес… [3, 2, 7]. Здесь в основе сравнения лежит сходство формы. Во-вторых, сами облака становятся эталоном сравнения для других явлений: … Моя любовь воздушна, как весеннее облачко, / Моя любовь нежна, как колыбельная песня…[3, 1, 100];…Под владычеством чары, воздушной, как грань облаков,/ Можно горько бояться, что светлые хлопья тумана / Разойдутся - не слившись, умрут, - слишком рано… [3, 1, 221]. Облака - эталон сравнения для таких понятий, как любовь, Вселенная, волшебство. Отметим, что такого типа сравнения характерны для первого этапа творчества К. Д. Бальмонта. Но и в более позднем творчестве сравнительные обороты со словом облако по-прежнему встречаются у поэта: …И пришел неведомый, близко стал ко мне, / Я была как облачко в солнечном огне… [3, 3, 158]. Нами зафиксирована одна конструкция, в которой используется форма сравнительной степени со словом облака: … На Небе облака нежней мечтаний летом… [3, 2, 193]. Эта конструкция характеризует личностную сферу человека и, следовательно, слово облака используется как эталон сравнения. Слово облако нередко выступает в качестве синтаксического предиката, характеризуя лирического героя произведения или один из его персонажей. Это можно видеть в следующих примерах: …Людей родных мне далеко страданье, / Чужда мне вся земля с борьбой своей, / Я - облачко, я - ветерка дыханье. [3, 1, 26]. Здесь налицо традиционный символистский прием изображения человека, его жизни, его чувств и желаний в отрыве от земного. И осуществляется такой прием через предикацию лексемы облако. Человек, уподобляющий себя облакам, мыслится легким, бесконечно свободным, тонким эфирным телом, каждую минуту способным раствориться. Но и сама жизнь представляется лирическому герою дымным облаком: Жизнь - / Дымное облако, полное скрытых лучей... [3, 1, 298]. Эта метафора развивает символистский мотив изменчивости, быстротечности, эфемерности, призрачности человеческого бытия. В поэтической картине мира К. Бальмонта не только сами облака, но и их очертания, грани, тени становятся важными образами-символами, частью абстрактных понятий. В первый период творчества встречаются такие сравнения, как Все, что здесь, проходит мимо, / Словно тень от облаков. / Но очам незримым - зрима / Неподвижность вечных снов…[3, 1, 300]. Сравнивая всё, что есть в мире и в жизни с тенями от облаков поэт наделяет облака символическим значением преходящего, мирского. Синтагматика слова облако (облака) четко свидетельствует о том, что оно важно для художественного мира К. Д. Бальмонта. Это слово участвует в создании различных образов, в передаче очень разных настроений. Но можно ли считать эти словоупотребления реализациями художественного концепта? Для ответа на этот вопрос обратимся к стихам, где облака являются центральными «персонажами». В первую очередь, это стихотворение «Воздушный храм» [3, 1, 316]. Лирический герой стихотворения рассказывает об «образах, скованных жизнью мгновенной», которые проходят «пред очами» облаков. Это «из воздушности светом сплетенный» храм. В нем «горящих небесных икон позолота», «в нем кадильницы молча горят». Как и должно быть в храме, «Кто-то светлый там молится, молит кого-то, / Преклоняется, падает ниц». Воздушный храм полон призрачной толпой облаков-богомольцев: «…одни возникают, другие уходят, прошептавши молитву свою». Облака-богомольцы покидают воздушный храм и разбредаются по миру, унося с собой «Безотчетную веру живого потока, И молитвенность кротких страстей», чтобы стать покровом бытию или пролиться живительным дождем. («Воздушный храм», сб. «Будем как солнце», цикл «Четверогласие стихий»). Образ воздушного храма, рожденного облаками, повторится, как часто бывает у Бальмонта, в другом стихотворении - «Телесность»: «О, храм из белых облаков, /Из темных туч, и тучек рдяных, /Зачем порваться ты готов, /Не просияв и двух часов… («Телесность», сб. «Птицы в воздухе», цикл «Морана», 1908). Воздушные храмы особенные - они нерукотворные и недолговечные. Но и в последние годы творчества можно встретить «храмовую» метафору: … Высоты облак - вещие амвоны, / Струится притягательный с них свет… [3, 5, 107] - религиозные мотивы в изображении облаков продолжают появляться, метафора-сравнение расширяет образ облаков, дополняя его новой церковной атрибутикой. Облака названы храмом и свечами, здесь облака - особое место в храме. Свое видение облаков поэт выразил в произведении «Я как облако». Произведение строится на развернутом сравнении лирического героя и облака. Что объединяет его и облако? Он громами смеялся во мгле отдаления; вкруг молнии пел перекличкой громов, свежей влагой поил и пески и растения, был чудом для душных немых теремов. Но теперь что-то изменилось. Лирический герой потерял надежды, у него нет ни раскаяния, ни земных тревог, зато в душе царит холод отчаяния, а в сознании - тишина. Свое состояние лирический герой не определяет, отсылая читателя тишине преддверия Вечности, к покою Бесконечности. Как облако равнодушно тает, так и лирический герой-поэт растворяется от сознания, что все свое он уже сказал, что ему уже не сверкнуть горячей. Однако это не так: Есть безгласность и тишь у преддверия Вечности, / Есть слова, что живут, но без речи, не тут. Ожидание этих слов - вот нынешнее состояние поэта. Он чувствует, что его дар не пропал: Далеко, далеко, над высокими кручами, / Ходит ветер, туман собирая кругом. / Мир упьется созвучьями, снова-могучими, / Ходит ветер, и весело грезит он тучами. / Я над ветром. Один. Я забыл обо всем. [3, 2, 78]. Слово облако является полисемантом. Второе и третье значения слова являются производными метафорическими. Нас интересует третье значение, отмеченное в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова как переносное: «3. Перен. Смутное, едва заметное выражение какого-н. состояния, настроения (грусти, печали и т. п.; книжн.)». Это значение реализуется уже в раннем творчестве К. Д. Бальмонта. Покажем это на примере следующего словоупотребления: … Но мне до них какое дело, / Я в облаках моей мечты. / С недостижимого предела / Роняю любящим цветы… [3, 1, 205]. Метафора облака мечты создает образ лирического героя, свободного от суетностей жизни, отстраненно взирающего на нее с недостижимых пределов. Облака - это часть тонкого абстрактного мира, символизирующие волшебство, олицетворяющие жизнь, сущность человека, в том числе ментальную. Все это в действительности, с точки зрения символизма, является мимолетным, скоротечным, хрупким, но очень глубоким, оставляющим свой след во Вселенной. Таким образом, анализ синтагматической сочетаемости слова облако/облака показал, что в поэтической картине мира К. Бальмонта облака представляют собой важную часть физической картины мира с присущими ей характеристиками. Слово облако у Бальмонта реализует два из трех имеющихся у полисеманта значений, одно из которых прямое, другое - переносное. Слово облако в текстах произведений поэта соединяется с глаголами, существительными и прилагательными, а также выступает в качестве предиката-сказуемого. Именно лексико-семантические связи исследуемого слова позволяют точно охарактеризовать движение облаков по небу, дать их яркое и образное описание и передать красоту видимого мира. Недолговечность облаков, их странствование по миру как проявление безграничной свободы, их необычная мягкая красота, даримая ими тень - всё становится предметом описания поэта. Как часть небосвода облака противопоставлены земле и людям ее населяющим. В основе этого противопоставления лежит культивируемый поэтом образ холодных и равнодушных небесных странников, чуждых земным страстям. Такой поэтический образ облаков нужен поэту, чтобы показать скуку и однообразие земной жизни. В поэтическом дискурсе Бальмонта встречаются стихотворения, посвященные облакам. Это свидетельствует о том, что облака являлись для него не только одним из фрагментов физической картины мира, не только источником эстетического наслаждения, но и предметом рефлексии. В соответствии с концепцией концептов Ю. С. Степанова, облака в поэзии К. Д. Бальмонта можно рассматривать как важный художественный концепт.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.