ОТНОШЕНИЕ УКРАИНСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ К ПОЛЬСКОМУ ГОСУДАРСТВУ В ПЕРИОД 1918-1929 ГГ Турчак А.В.

Львовский государственный университет внутренних дел


Номер: 4-2
Год: 2014
Страницы: 48-54
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

украинский вопрос, Польское государство, украинские политические партии, молодёжные объединения, Ukrainian question, the Polish state, ukrainian political parties, youth associations

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается деятельность украинских политических сил в составе Польского государства в период 1918-1929 гг. Проанализировано отношение к польским государственным структурам украинских левых сил, украинской военной организации, ячеек Комитета обороны западноукраинских земель, Украинской социалистической радикальной партии, сил центрального блока - Украинской народной партии труда и Украинского национально-демократического объединения, молодёжных объединений и товариществ.

Текст научной статьи

Украинский вопрос был важной национальной проблемой Второй Речи Посполитой ввиду того, что лидеры национального движения и другие категории украинского населения, проживавшие в границах новообразованого польского государства, подчеркивали свое стремление к независимости, а, соответственно, на практике это означало постоянную тенденцию к действиям, направленным на отрыв восточных земель от Польши. Одновременно украинский вопрос был не только проблемой польского государства, а имел общеевропейское значение. Как утверждают польские исследователи, национальные стремления украинцев не имели характера "реванша" за потерянные песпективы по завершении войны, а стали борьбой за цели, которые другим народам удалось реализовать в 1918 году [16,121; 20,9-31; 21,9; 22, 8-9]. Первые послевоенные годы оказались для украинской общественности временем их политического разочарования. Украинская политическая элита в составе Второй Речи Посполитой была разделена по разным направлениям в основе которых лежало прежде всего их видение национальных перспектив. Большинство украинских политических сил высказывались за независимость украинских земель, а польскую власть рассматривали как окупационную. Пути достижения независимости, либо автономии украинских земель в составе Польши представлялись по-разному. Часть национальных группировок стала на консервативный путь сотрудничества с польской администрацией, другие же высказывались за легальные действия и ограниченные политические аспирации. Вначале 1920-ых гг. характерным для программ украинских политических партий было и то, что они связывали свои перспективы с решением украинского вопроса вне границ польского государства, т.е. ожидали решения проблемы на уровне Совета Послов стран Антанты, и признания этими государствами как восточной границы Польши, так и будущего национально-государственного состояния украинских территорий. Вместе с национальной проблемой, важной составной общественной активности украинцев в Польще оставались и социальные вопросы. Именно социальный фактор, а также близость к УССР, где советськая власть декларировала решение социальных проблем Украины, создавала условия для деятельности местных коммунистов. Коммунисты группировались вокруг Осипа Крилика (псевдоним Василькив), который в 1922 г. возглавил партию Западной Украины (КПЗУ), действовавшея, как автономная единица Комунистической рабочей партии Польщи (КРПП). Впервые попытки пересмотреть курс Коммунистической рабочей партии Польши (КРПП) в украинском вопросе были сделаны на III Конференции, проходившей 11-15 апреля 1922 г. в Сопоте и Оливе. Ее инициатором выступила группа А. Варского (Варшавського). Однако проведенные дискуссии закончились безрезультатно. Особенно обострились отношения между КРПП и Коммунистической партией Восточной Галичины (КПВГ) в период парламентских выборов 1922 г., поскольку украинские коммунисты - группа О. Крилика (Василькива), исходя из юридически неопределенного статуса Восточной Галичины, совместно со всеми украинскими партиями национально-государственного лагеря, бойкотировали выборы. Часть КПВГ во главе с Л. Пастернаком и Н. Хоминым, состоявшая в основном с польських, еврейских и небольшого количества украинских коммунистов, совместно с КРПП приняла участие в избирательной компании под эгидой легальной организации Союза пролетариата городов и сел (СПГиС), который в своей платформе поддал критике национальную политику польского правительства и объявил, что "противопоставляется всякой политике, которая силой оружия или административным давлением борется с требованием кресовых народов к самоопределению" [2,78]. После решения Совета Послов, которое узаконило аннексию Польшей западноукраинских земель, среди КРПП растет убеждение, что украинское население, поддаваясь национальному и социальному угнетению, является союзником польского пролетариата в классовой борьбе. Исходя из этого, польские коммунисты противились попыткам объединения украинских рабочих в национальные профсоюзы, предлагая вместо этого интернациональные организации, способствуя, по их мнению, влиянию украинского пролетариата в общепольское революционное движение. Факты свидетельствуют о возрастании заинтересованности польских коммунистов украинским вопросом и укрепление их позиций в сторону признания правомерности требований украинского населения. Поворотным пунктом этой эволюции стал II съезд КРПП, проходивший 19 сентября - 2 октября 1923г. в Болшево под Москвой. Группа восточногалицких коммунистов во главе с О. Криликом поддала резкой критике предыдущий курс национальной политики КРПП, которая до 1923 г. не издала ни одного отзыва в деле Восточной Галичины, "не высказалась явно в деле оккупации" и требовала определения четкой программы в украинском вопросе. Делегацию КПВГ активно поддерживала группа А. Варского в руководстве КРПП. В результате дискуссий польские коммунисты признали и приняли социально-экономические, и часть национально-политических требований украинского населения. В решениях II съезда по национальному вопросу под названием "За нашу и вашу свободу"", признавая незаконность насильственного присоединения западноукраинских земель к Польше, КРПП задекларировала поддержку национально-освободительной борьбы украинского народа и признавала его право на самоопределение и воссоединение с Советской Украиной. Съезд также высказался против курса полонизации и осадничества на западноукраинских землях [2,79]. Важным этапом стало утверждение на съезде распространения деятельности КПВГ на Волынь, Холмщину, Полесье и Подляшье, в связи с чем ее было переименовано в Коммунистическую партию Западной Украины (КПЗУ) [6,44]. Таким образом, польские коммунисты признали, что ареалом сосредоточения украинской проблемы в Польше являются все западноукраинские земли, где КРПП не должна была иметь своих организаций, а действовавала при посредничестве своей автономной организации - КПЗУ. Политическая эволюция КРПП, завершившаяся в 1923 г. четким признанием права украинского населения на самоопределение и воссоединение с Советской Украиной, на фоне резко контрастных идей усиления ассимиляционного курса польского государства и политики украинизации в СССР, содействовала возрастанию прокоммунистических ориентаций в украинском обществе. Деятельность партии была связана с проведением в крае акций протеста, отдельных террористических актов в отношении землевладельцев и администрации. Главным образом эти акции проходили на Волыни. Активные действия польской власти в отношении коммунистических ячеек начались в 1925 году, что было связано с распространением на Волыни по инициативе коммунистов движения против осадников и польских собственников аграрных хозяйств (т.н. "fornalszcyzna") [13,77]. В целом, в 1922-1925гг. коммунистическое вооруженное движение приобрело значительных размеров. В течении 1922-1925 гг. на Волыни было осуществлено 951 вооруженное нападение на осадников и польские государственные учреждения. Среди них и захват городка Корец (Ровенский уъезд), где были разгромлены все административные учреждения и осуществлено пролом польской границы [5,57]. Исследователи Н. Кучерепа и Я. Цецик считают, что кроме осуществления походов на населенные пункты, постерунки полиции, жилища польских осадников и поместья, члены коммунистического подполья собирали также разведывательную информацию о системе охраны польско-советской границы, размещении военных гарнизонов на территории Волыни [5,57]. Украинская социал-демократическая партия, имевшая до Первой мировой войны собственное представительство в Государственном Совете (рейхсрате) в Вене и Галиицком сейме во Львове, после завершения польско-украинской войны 1918-1919 гг. потеряла влияние прежде всего на галиицкое общество1. Со временем происходит полная переориентация партии на левые позиции, т.е. сближения с коммунистической программой, что было связано с советофильской ориентацией значительной части левых сил в крае. Съезд партии, который состоялся в 1923г. модифицировал ее программные принципы и она заняла более радикальные позиции в вопросах революции и проблеме присоединения к СССР [14,252]. Следующим шагом левых сил стало отмеживание в феврале 1924 г. от украинского парламентского клуба отдельной группы УСДП, которая вскоре перешла к коммунистической фракции. В этом же году, в связи с ростом популярности коммунизма польские власти решили ликвидировать УСДП. В декабре 1928 г., после отвержения коммунистической платформы, УСДП была восстановлена [15,125-141]. Радикальное направление правого украинского движения представляла Украинская Военная Организация, возникшая в Праге в 1920г. и состоявшая в основном из вчерашних бойцов Украинской Галицкой Армии (УГА) и корпуса Сечевых Стрельцов под командованием Е. Коновальца. Изначально, руководимая из-за рубежа, она имела общегосударственный отдел УВО "Воля", который подчинялся зарубежному украинскому руководству. В 1921г. Е. Коновалец вернулся в Галичину, где создал Главную Команду УВО. Однако, в начале 1920-ых гг. в организации произошли внутренние разногласия, что обуславливалось ее составом, дискуссиями в отношении к СССР. Тактика действий УВО состояла в развертывании террористической, саботажной и шпионской деятельности. Польские исследователи считают, что именно такой характер деятельности организации создавал возможности для ее финансирования2. УВО демонстрировала западным государствам, что польские правительственные структуры не были в состоянии навести порядок в Галичине [19,59-61]. 17 января 1923г. по инициативе Ильи Семака, Владимира Кушнира, Романа Перфецкого, Андрея Жука и других, был создан в Вене Комитет обороны западноукраинских земель (КОЗУЗ) - беспартийная национально-революционная организация национального единства и государственности всего украинского народа. КОЗУЗ поставил перед собой цель "противодействовать захватнической и антинародной политике в отношении украинского народа, содействовать сбережению территориального и национального состояния владения на западноукраинских землях, проводить и подтвердить работу в направлении самостоятельности западноукраинских земель, содействовать развитию украинской жизни во всех ее сферах и т.д." [12,209]. Понимание необходимости объединения всех национально-политических сил, их тесного сотрудничества вело к тому, что по инициативе КОЗУЗ был создан организационный комитет для созыва съезда украинской эмиграции [1,115-116]. Этот форум планировался на вторую половину октября 1923 года. В обращении от 1 сентября к политическим организациям Западной Украины организационный комитет съезда определил следующие задачи: а) определение политической мысли в отношении идейных основ освободительной борьбы на новом политическом этапе; б) создание соответственной общественной организации; в) установление нормальных отношений в среде политических сил в крае; а также между украинцами в крае и эмиграции для создания условий проведения единых акций целой украинской общественностью западноукраинских земель без учета того, где она проживает [12,133-134; 8,103]. Идеи КОЗУЗ значительно дополнили украинскую политическую палитру 1920-ых гг., начали консолидационную акцию национально-государственных сил Западной Украины в новых политических условиях после постановления Совета Послов стран Антанты 14 марта 1923 г., о переходе края под власть Польши. В 1924 г. отдельные русофильские группы организовались в Восточной Галичине вокруг журнала "Воля Народу", образовав партию Народная Воля, которая действовала в левом спектре. Подобное идеологическое социалистическое направление представляло образованное в марте 1924 г. Украинское социалистическое объединение "Селянский Союз" ("Крестьянский Союз" - А.Т.), имеющее влияние на Волыни и Холмщине. Эти две левые группы объединились в октябре 1926 г., создав украинское Крестьянско-Рабочее социалистическое объединение Сель-Роб. Важным шагом в объединении политических сил и противостоянии польской власти стало проведение в июле 1924 г. совещания представителей украинских политических сил. В его работе приняли участие представители Украинской Народно-Трудовой партии (УНТП) Украинского социалистического объединения "Селянский союз", Украинской партии социалистов-революционеров (УПСР), Украинской радикальной партии (УРП), Украинской христианско-народной партии (УХНП). На совещании было принято общее заявление политических партий "О политическом состоянии края", в котором отмечалось, что "Украинский народ непоколебимо отстаивает свое природное право к независимой государственной жизни, освященное кровью в последней вооружной борьбе за свое национальное освобождение". Однако, консенсус не был достигнут. Прежде всего потому, что признание Советской Украины, как этапа в соборной независимости украинского государства отбросило возможности для совместной работы с радикалами, поскольку последние не видели зародившейся государственности на Приднепровье, а лишь господство большевизма [5,57]. Центристские позиции среди политических партий Восточной Галичины отстаивала в 1920-ых гг. УНТП. Она объединяла местных демократов и либералов, часть из которых группировалась вокруг газеты "Дило". Изменения на украинской политической сцене произошли в 1925 г., когда объединились часть деятелей УНТП и украинского парламентского представительства, создав крупную центристскую партию - Украинское Национально-Демократическое Объединение (УНДО). Партию возглавил галицкий политик Дмитрий Левицкий. Программными принципами деятельности новой партии, которая ограничивала свою работу территорией Восточной Галичины, стала "опора на собственные силы" и их усиление через "органический труд", а также борьба за использование парламентской трибуны, за права украинского и других национальных меньшинств, поиск внешней поддержки для реализации собственной программы. На значительную поддержку населения рассчитывали деятели УНДО, стимулируя проведение аграрной реформы, где главным требованием было предоставление земли крупных собственников малоземельным и безземельным крестьянам. В то же время партийное объединение направляло силы на создание условий для увеличения экономических возможностей украинской общественности, главным образом через кооперативы [14,222; 15,125-141]. В течении второй половины 1926 и начале 1927 г. УНДО негативно оценивало политику национальных демократов (эндеков) в Польше и пыталось активизировать украинское население в борьбе против дискриминационной политики польских властей. Этот период также был ознаменован организационным ростом УНДО. Партия активно занималась ежедневными проблемами народных масс, а основными формами привлечения населения к активной общественной жизни были народные веча, доверительные совещания, митинги и демонстрации. Одной из актуальных задач руководства УНДО в вопросе консолидации партии была разработка программы, окончательную редакцию который принял ІІ Народный съезд, проходивший 19-20 ноября 1926 г. Один из вопросов, вызвавших дискуссию, стало отношение к Советской Украине. Лидер УНДО В. Мудрый отмечал: "В советской Украине всю полноту власти исполняют даже не украинские рабочие, а филия московской коммунистической партии, поэтому УНДО не может считать советскую Украину этапом к соборной национальной и независимой украинской державе" [7,1]. Оценка событий в Советской Украине для руководства УНДО была важна ввиду того, что в середине 1920-ых гг. в Галичине были сильными советофильские настроения. В мае 1927г. из УНДО выделилась советофильская группа, создав Украинскую партию труда. Во время выборов 1928 г. УПТ получила даже одно депутатское место в парламенте. Однако, после 1930 года, она перестала существовать. Осенью 1928г. украинско-польские отношения вновь обострились. Радикальная группа во главе с Д. Палиевым выступила с идеей обострения политической тактики партии относительно санационного режима. Умеренная часть в руководстве УНДО (А. Луцкий, С. Беляк, В. Мудрый) начала выступать против радикальной тактики партии как бесперспективной и неприемлемой для легальной организации парламентско-демократического типа. Они требовали от руководства партии отказаться от оппозиционной политики УНДО, выступая с открытым осуждением революционных методов Украинской военной организации [4,430]. ІІІ съезд УНДО, который состоялся во Львове 24-25 декабря 1928 г. при участии почти 400 делегатов, рассмотрел вопросы дальнейшей тактики партии. Председатель объединения Д. Левицкий подтвердил, что партия стоит на позиции украинской независимости [17,59]. Реферат "Мы и наша украинская среда" о внутреннем положении и идеологии УНДО представил на съезде В. Мудрый [3,8]. УНДО считала какое-либо сотрудничество с польским правительством угодничеством. Новый оборот украинско-польской конфронтации был вызван празднованием 10-летия провозглашения Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР). В. Мудрый осудил как идеи, которые пропагандировал В. Бачинский, так и действия части ундовцев, выступивших в одном избирательном блоке с поляками на местных выборах 1927 года. УНДО, декларировал В. Мудрый, осуждает и тех национал-демократов, которые брали участие в открытии "Восточных торгов" (всемирной экономической выставки во Львове - А.Т.). Это не было только отступлением от программы партии, указывал докладчик, но и дало возможность противникам УНДО обвинить объединения в угодничестве [10,56]. В. Мудрый в 1928 г. отверг любую возможность сотрудничества с польской властью. Политические резолюции съезда характеризовались острым осуждением политики польских властей, которая обвинялась в нарушении конституционных прав и международных обязательств относительно украинского населения Галичины. Съезд высказался за продолжение острооппозиционной политики в отношении к санационному режиму [10,109]. В украинской среде были также силы, которые настаивали на лояльном отношении к правительственным структурам Второй Речи Посполитой и в основном поддерживали идею украинской автономии, но никоим образом не отказывались от перспектив достижения национальной независимости. Представителем такого направления был Украинский национальный союз (УНС), декларировавший умеренные взгляды и обвивший значительное число украинских политиков в предательстве национальных интересов и коррупции [19,57]. Традиции довоенной Украинской, Христианско-Социалистической Партии отображала, созданная только в 1930 г. Украинская Католическая Народная Партия [18,132; 11], которая сотрудничала с польской властью. Общественная жизнь украинцев в межвоенной Польше 1920-х гг. сосредотачивалась также вокруг спортивных, стрелецких и молодежных скаутских организаций. В 1925 г. начала действовать спортивная организация "Луг", деятельность которой очень часто выходила за рамки определенные уставом, по которому организация должна была быть исключительно спортивной. Однако, члены организации занимались также военной подготовкой, поскольку украинские политики рассматривали "Луг" как кузницу национально-патриотического воспитания молодежи, которая должна была реализоваться в подготовке к борьбе за независимость. Самая многочисленная скаутская организация "Пласт" в своей деятельности обращалась к казацким традициям, пропагандировала интерес к локальным делам, так называемая тактика "мелких дел", полезности для города, села, региона, семьи и т.п Украинские молодёжные организации были под постоянным наблюдением польской полиции, что обуславливалось не только их деятельностью, а прежде всего связями с национальными организациями правого толка, главным образом с УВО. Польские власти подняли вопрос о связях членов "Пласта" с террористической деятельностью УВО, в связи с чем части молодежной структуры вынуждены были уйти в подполье [19,309]. Выводы. Украинские политические структуры считали польскую власть на территории западноукраинских земель оккупационной и выступали за украинскую государственную независимость. Наиболее радикальный спектр представляли Украинская Военная Организация, Комитет обороны западноукраинских земель. Центристская политическая сила - Украинское национально-демократическое объединение, сотрудничая с польскими политическими и административными структурами, будучи парламентской партией, также поддерживала позиции национальной самостоятельности украинцев. _ 1В польской историографии бытует мнение, что успехи УСДП были связаны с её принадлежностью к Польской социал-демократической партии (ППСД).Это не соответствует действительности, поскольку в 1897-1899 гг. украинские социал-демократы, не принадлежащие тогда к ППСД поддержали лозунг "культурно-национальной автономии", который приняли социал-демократы во всей Австро-Венгрии (В. Адлер, К. Реннер), обеспечивающий раздел партийных организаций по национальному признаку. Тогда и УСДП отмеживались от польских социал-демократов, а в 1905 г. - аналогичный шаг осуществили и еврейские социал-демократы в Галичине [9,29-41]. 2Польские исследователи акцентировали внимание на контактах УВО с немецкой, польской, литовской и российской, а также чехословацкой разведовательными спецслужбами [19,59-61].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.