ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ОТНОСЯЩИЕСЯ К СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ Васильев А.М.,Васильева Н.А.

КубГУ филиал в г. Тихорецке


Номер: 4-2
Год: 2014
Страницы: 23-26
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

закон, наказание, статья, преступление, мотив

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье мы рассматриваем отягчающие обстоятельства, на которые необходимо обращать внимание как на факторы не только внешнего, но и внутреннего характера, свидетельствующие о степени решимости виновного в ходе совершения общественно опасного деяния.

Текст научной статьи

Содержание субъективной стороны, как правило, получает закрепление в законодательных конструкциях конкретных преступлений (в виде квалифицирующих признаков), а также находит свое отражение в рамках отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 63 УК РФ. При этом отдельные ее признаки в каждом конкретном случае приобретают свое собственное значение, оказывая непосредственное влияние на квалификацию и назначение уголовного наказания. Таким образом, отдельные признаки субъективной стороны выступают в роли конструктивных особенностей того или иного преступления, предусмотренного в статьях Особенной части УК РФ. При отсутствии соответствующих признаков субъективной стороны или их несоответствии законодательной конструкции меняются пределы уголовной ответственности, что указывает на высокую степень значимости субъективных факторов в ее распределении. Именно поэтому основу общего понятия отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне преступления, должны составлять факторы внутреннего характера, отображающие прежде всего истинные намерения лица, а не сам факт преступного поведения. Отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне преступления, представляют собой определенную систему. Критериями выделения указанных обстоятельств в самостоятельную группу являются мотив и цель преступного посягательства, при этом каждый из них в уголовном законе представлен различными видами, которые нашли свое отражение в рамках конкретных статей Общей и Особенной частей УК РФ В эту систему на сегодняшний день входит следующая совокупность элементов: - мотив политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ); - мотив мести за правомерные действия других лиц (п. «е.1 » ч. 1 ст. 63 УК РФ); - цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е.1» ч.1 ст. 63 УК РФ); - мотив кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ); - корыстная заинтересованность (ст. 183 УК РФ); - корыстные побуждения (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ); - корыстная или иная личная заинтересованность (ч. 1 ст. 285 УК РФ); - хулиганские побуждения (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и др.); - цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ); - цель совершения преступления на территории Российской Федерации (ст. 322.1 УК РФ); - цель полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ст. 339 УК РФ); - цель завладения имуществом в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ); - цель использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ)[1]. Следует вести речь о двух основных видах отягчающих обстоятельств, выделяемых на основе мотива и цели преступления. При этом мотив оказывается в роли критерия увеличения объема карательного воздействия как минимум в пяти случаях, когда законодатель указывает на такие причины совершения преступления, как ненависть, месть, корысть, иная личная заинтересованность и хулиганские побуждения. В свою очередь, например, факторы ненависти и мести также включают несколько собственных подвидов, каждый из которых прямо указан непосредственно в тексте уголовного закона. Так, ненависть конкретизируется законодателем через призму отношения виновного к потерпевшему по национальному или религиозному признаку (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ, п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ и др.). Это может быть ненависть в отношении какой-либо социальной группы, политическая, идеологическая или расовая вражда. Хулиганские побуждения (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляют собой самостоятельное обстоятельство, наличие которого связано с внутренним желанием лица противопоставить себя обществу , проявлением «разнузданного эгоизма, связанного с неуважением к личности и человеческому достоинству...» [2]. Данное обстоятельство, наряду с корыстны м мотивом и иной личной заинтересованностью виновного, не охватывает своим содержанием какие-либо иные (психологические) оттенки преступной деятельности. Все перечисленные разновидности мотивационных процессов преступника представляют собой ее самостоятельные направления, каждое из которых имеет важное значение для квалификации преступлений и назначения наказания. В свою очередь, мотив мести, который фигурирует в п. «е.1» ч. 1 ст. 63 УК РФ и в п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также в ряде диспозиций статей Особенной части УК РФ, наполняется законодателем различным содержанием. В частности, в тексте уголовного закона указывается на кровную месть и месть, явившуюся ответом на правомерные действия потерпевшего либо специальные вицы такой деятельности, например по охране общественного порядка, отправлению правосудия, осуществлению политической деятельности и т.д. Следовательно, можно вести речь о юридическом значении различных оттенков мотивационной деятельности виновного, которая принимает непосредственное участие в дифференциации уголовной ответственности. С уверенностью можно выделить и другой критерий деления отягчающих обстоятельств на основе субъективных факторов - цель. Данный факультативный признак выступает в качестве обязательного элемента, оказывающего влияние на усиление ответственности, в нескольких случаях. Во-первых, согласно ч. 1 ст. 63 УК РФ более строгое наказание следует в случае, если виновный совершил общественно опасное посягательство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. Во-вторых, в п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ идет речь о повышенной ответственности за данное посягательство, когда его объективная сторона выполнялась в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей. В-третьих, цель также указывается в ст. 137 УК РФ, где речь идет о приобретении в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации[3]. В-четвертых, цель фигурирует в качестве отягчающего обстоятельства в ряде статей против собственности, когда виновный совершает, например, разбой или вымогательство в целях завладения имуществом в особо крупном размере (п. «6» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ). В-пятых, цель указывается в составе с отягчаю-щими обстоятельствами в ст. 322.1 УК РФ «Организация незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в Российской Федерации или незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации», если это действие было выполнено в целях совершения преступления на территории Российской Федерации. В-шестых, рассматриваемый признак субъективной стороны преступления упоминается в ч. 2 ст. 339 УК РФ, где речь идет об уклонении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы в целях полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы. И в-седьмых, цель выступает в качестве основного критерия усиления мер уголовной репрессии в случае нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений (ст. 360 УК РФ). Следует подчеркнуть, что проблема отягчающих обстоятельств, от-носящихся к субъективной стороне преступления, носит комплексный характер. Ее решение предполагает определенную содержательную переработку не только положений Общей части, регламентирующих отягчающие обстоятельства, но и конкретных статей Особенной части Уголовного кодекса. В свою очередь, установление четких критериев усиления ответственности на основе субъективных факторов позволит в целом повысить эффективность борьбы с преступностью, обеспечит соблюдение основных принципов уголовного права, будет способствовать стабилизации судебной практики в части назначения наказания при наличии рассматриваемой группы признаков. При этом совершенствование концепции разделения уголовной ответственности предполагает внесение соответствующих изменений непосредственно в конкретные законодательные предписания. Во-первых, это касается введения в ч. 1 ст. 63 УК РФ такого отягчающего обстоятельства, как намерение или наличие у виновного цели избежать ответственности, например, п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ «совершение лицом действий, направленных на уклонение от уголовной ответственности». Необходимость такого нововведения подтверждается, прежде всего, анализом практика назначения наказания по отдельным категориям дел, где указанное обстоятельство фактически применяется в процессе усиления мер репрессии.[4] Во-вторых, необходимо поставить вопрос об исключении из уголовного кодекса отягчающих обстоятельств, которые реально в практической деятельности не применяются. Речь в первую очередь идет о мотиве кровной мести, а также мотиве ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Важно также отметить, что основной особенностью назначения наказания за преступления, совершаемые при наличии отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне преступления, является в целом более высокий уровень применяемых мер уголовной репрессии. Как показал анализ практики приговоров, вынесенных по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, средний размер назначаемого за данное преступление наказания на 1,1 года лишения свободы выше, нежели за другие виды квалифицированных убийств. Аналогичная особенность была выявлена в случаях назначения наказания за убийство, совершаемое из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ)[5].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.