ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИРОДНЫХ ОЧАГОВ ТРИХИНЕЛЛЕЗНОЙ ИНВАЗИИ Андреянов О.Н.

Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии им. К.И. Скрябина


Номер: 4-2
Год: 2014
Страницы: 232-235
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Инвазия, природная очаговость, трихинеллез, дикие млекопитающие, Invasion, natural home invasion, trichinosis, wild mammals

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

На территории Центрального региона России существует природный очаг трихинеллеза. Неблагополучие по зоонозу отмечается среди диких плотоядных в условиях охотхозяйств и особоохраняемых территорий. В Центрального региона России в качестве носителей личинок трихинелл выявлено 6 видов промысловых млекопитающих 2 семейств (Canidae и Mustelidae). Личинками трихинелл заражено 15% обыкновенных лисиц, 11% волков, 12% енотовидных собак, 27% каменных, 25% лесных куниц, 25% барсуков. Среди микромаммалий не выявлен возбудитель трихинеллеза.

Текст научной статьи

Введение. Эпизоотические исследования, проведенные нами в предыдущие годы, показали, что основным источником инвазии для домашних свиней и человека в зоне смешанных лесов и лесостепной зоне Центрального региона России служат трупы диких животных и тушки пушных зверей, добытых на охоте и выброшенных охотниками [1, 2]. В условиях региона важным природным резервуаром трихинеллеза являются дикие плотоядные животные, зараженность трихинеллами которых составляет от 17,7% у семейства Псовые - Canidae до 27,0% у семейства Куньи - Mustelidae. Материалы и методы. Настоящая работа была выполнена на базе ГНУ ВИГИС Россельхозакадемии в период с 2006 г. по 2013 г.. Материалом для исследования служили потенциальные хозяева трихинелл: млекопитающие, насекомые, добытые на территории Владимирской, Московской, Нижегородской и Рязанской областей из естественных и аграрных экосистем. За указанный выше период было исследовано 579 экз. диких и частично синантропных млекопитающих, в том числе насекомоядных - 38 экз., хищников - 412 экз., грызунов - 102 экз. и парнокопытных - 27 экз.; 807 экз. насекомых, в том числе падальщиков 661 экз. и хищников 146 экз., обитающих в Центральном регионе России. Диагностику и выделение личинок возбудителя трихинеллеза из образцов мышечной ткани животных проводили методами компрессорной трихинеллоскопии и переваривания в искусственном желудочном соке (ИЖС), руководствуясь общепринятыми в ветсанэкспертизе методами МУК 4.2.2747 - 10 «Методы санитарно-паразитологической экспертизы мяса и мясной продукции». Результаты исследований и обсуждения. Результаты по обнаружению личинок трихинелл среди представителей хищников представлены в таблице 1. В природном биоценозе Центрального региона России в качестве носителей личинок трихинелл выявлено 6 видов хищных млекопитающих 2 семейств (Canidae и Mustelidae). Личинками трихинелл среди плотоядных животных заражено 15% обыкновенных лисиц, 11% волков, 12% енотовидных собак, 27% каменных, 25% лесных куниц, 25% барсуков. Из всеядных парнокопытных животных, по данным государственной ветеринарной службы, на территории региона зараженность трихинеллами встречается до 21,9% животных. Среди микромаммалий не выявлен возбудитель трихинеллеза. Таблица 1 Инвазированность диких плотоядных животных трихинеллами № п/п Семейство Вид животного Латинское название вида Процент зараженности, % 1 Canidae Лисица Vulpes vulpes 15 2 Енотовидная собака Nyctereutes procyonoides 12 3 Волк Canis lupus 11 4 Mustelidae Куница каменная Martes foina 27 5 Куница лесная Martes martes 25 6 Барсук Meles meles 25 В результате изучения теоретических положений и проведения экспериментальных исследований нами представлена схема распространения трихинеллеза в природном биоценозе Центрального региона России. В настоящий момент нами не выявлены микромаммалии как звено трофической передачи трихинеллезной инвазии в естественных условиях экосистем региона (рис. 1). На наш взгляд, в эпизоотическом процессе при трихинеллезе важно выделить существование первичного или природного очага трихинеллезной инвазии, который характеризуется интенсивной циркуляцией возбудителя инвазии среди диких плотоядных животных и является единственным источником природных видов трихинелл, формирующих и поддерживающих циркулирующие схемы. Указанный тип очага трихинеллеза не может функционировать длительное время обособленно и не может поддерживаться постоянным обменом трихинеллами среди различных животных, насекомых, грызунов и птиц. Рис. 1. Циркуляция трихинелл в природном биоценозе Говоря об эпизоотическом процессе, следует характеризовать и очаги трихинеллезной инвазии. На протяжении длительного времени этот вопрос оставался предметом острой дискуссии среди ведущих ученых. В.А. Калюс (1952) писал: «По-видимому, существуют природные очаги трихинеллеза диких животных, и трихинеллез является природно-очаговой инвазионной болезнью, так как имеются очаги инвазии диких животных, которые не зависят от человека и его быта, то есть инвазии свиней, крыс и других животных». В последующем природную очаговость трихинеллеза доказывали многие другие авторы [3, 4, 7, 10, 11, 12, 17]. Исследование природной очаговости трихинеллезной инвазии на конкретной территории проводится по определенным критериям, а именно: - необходимо констатировать перечень видов хозяев возбудителя на исследуемой территории; - изучить трофические связи и вопросы питания хозяев трихинелл; - исследовать характеристику географических ландшафтов местности, где возможно циркулирует инвазия; - определить роль «нехарактерных» хозяев возбудителя в передаче инвазии (диких грызунов, парнокопытных животных и птиц); - уточнить вопросы сохраняемости инвазионных личинок возбудителя в тушках животных; - выяснить роль транзитных (дополнительных) хозяев трихинелл (насекомых - трупоедов, моллюсков, птиц и других видов животных); - изучить эколого-биологические свойства различных видов трихинелл в лабораторных условиях. А.В. Меркушев (1954) классифицировал очаги трихинеллезной инвазии по территориальному принципу (частоте заражения). Е.С. Лейкина (1969) связывала очаговость трихинеллеза человека с трихинеллезом диких животных и местными традициями, обычаями и подразделяла их на 3 группы. А.С. Бессонов (1972) предложил классификацию очагов в синантропном биоценозе. Для циркуляции трихинелл в естественных условиях необходимо наличие сложных алиментарных связей между животными, среди которых должны быть восприимчивые к трихинеллезу млекопитающие, обязательно, хищники и всеядные животные (мертвоеды). Еще в 1955 году Е.Н. Павловский отмечал, что даже среди популяции крыс, у которых широко распространен каннибализм, Trichinella spiralis, как вид, не может сохраняться; требуется участие других животных (хищников и прочих). В целом, процесс поддержания трихинеллезной инвазии в природе можно представить следующим образом. Мелкие плотоядные животные, пораженные трихинеллами, пожираются более крупными. Последние накапливают в себе трихинелл путем перманентно возобновляющихся заражений. Туши (трупы) крупных хищников становятся источником заражения всеядных животных (мертвоедов), которыми при определенных обстоятельствах становятся грызуны, насекомоядные животные и те же мелкие хищники. Механический перенос трихинелл, носящий временный характер, могут осуществлять насекомые-некрофаги, ракообразные, моллюски и мясоядные птицы. Поскольку трихинеллы передаются от одного хозяина к другому в процессе алиментарных связей животных, они, естественно, имеют многих хозяев: хищников, насекомоядных, грызунов и всеядных животных. Вследствие этого происходит компенсация потери непосредственного источника заражения, связанная с быстрым исчезновением трупа или туши и отсутствием во внешней среде свободной стадии паразита, способной заражать животных. В.П. Коряжнов (1938) предложил свою схему круговорота трихинеллезной инвазии в природе. Он считал, что основным резервуаром трихинелл являются дикие животные. А.В. Меркушев (1955а) изучал ЭИ диких животных трихинеллами в различных стациях и пришел к заключению, что эта инвазия имеет максимальное распространение у волков, лисиц, кабанов и других животных лесостепных районов. В.П. Пашук (1957) подвергнул анализу природную очаговость трихинеллезной инвазии в Белоруссии. Возникновение и поддержание антропоургических очагов связано с заносом в населенные пункты возбудителя трихинеллеза из дикой природы и инвазированием им домашних животных и гельминтофильных грызунов, при этом продукты охоты (отстрела и вылова) занимают одно из главных мест [1]. В механизме передачи инвазии определенное значение, по-видимому, имеет контакт отдельных видов домашних и диких животных на территории населенных пунктов, граничащих с лесными массивами. Природная очаговость трихинеллезной инвазии установлена отечественными исследователями еще в XVIII веке. Было бесспорно доказано, что инвазированность диких млекопитающих трихинеллами, преимущественно отряда хищников, во много раз превосходит зараженность домашних животных. Следовательно, естественным и первичным резервуаром служат дикие животные, являющиеся источником инвазии для синантропных животных и человека. Но очаги трихинеллеза могут формироваться и самостоятельно существовать в населенных пунктах: возбудитель обнаруживается у свиней, кошек, собак и синантропных грызунов (домовых мышей и серых крыс). Поэтому очаги трихинеллеза были разделены на природные и синантропные (антропоургические - в терминологии Е.Н. Павловского, 1955). Основные исследования в области изучения природной очаговости трихинеллезной инвазии были проведены Ю.А. Березанцевым (1969). Между двумя типами очагов осуществляется обмен инвазиями, иногда он бывает довольно тесный [14]. Трихинеллы как биологический вид существуют при постоянном переходе от одного животного к другому через хищничество и некрофагию, реже, через каннибализм. Поэтому в круговороте инвазии принимают участие несколько видов млекопитающих. Природные очаги трихинеллеза зарегистрированы на всех материках планеты среди многих видов животных. Вывод. Учетом наших исследований можно заключить, что на территории Центрального региона России существует природный (первичный) очаг трихинеллезной инвазии, который интенсивно циркулирует в естественных стациях диких плотоядных животных, являясь основным источником (резервуаром) природных видов трихинелл. Этот вид очага длительно формируется, динамично функционирует и поддерживается благодаря существующим трофическим связям между хозяевами возбудителя.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.