О РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РУКОВОДСТВА РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ Поскребышева Е.С.

Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского


Номер: 4-2
Год: 2014
Страницы: 279-282
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

КНДР, Республика Корея, региональная безопасность, режим нераспространения, США, АТР, North Korea, South Korea, regional security, non-proliferation regime, the U.S, Asia-Pacific

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В настоящей статье рассматриваются перспективы экономических взаимоотношений между Северной и Южной Кореей в контексте формирования новых подходов к институтам региональной безопасности. Автор анализирует ряд совместных перспективных проектов в сфере нефте- и газодобычи, разработки морской акватории и строительства новых портов.

Текст научной статьи

Конструируя возобновление широкомасштабного сотрудничества с КНДР, президент Пак предполагает не ограничиваться восстановлением так называемых проектов эры «Солнечной политики». Она и ее министр по объединению планируют открыть новые «фронты» сотрудничества с Северной Кореей. Одна из крупномасштабных тем, имеющих трансформирующий потенциал - проект нефтепровода, к которому присматривался даже Ли Мён Бак. Хотя до его реализации остается по меньшей мере 10 лет, президент Пак будет развивать его в диалоге с Москвой и Пхеньяном. Нефтепровод мог бы одновременно снять проблему острой нехватки энергоресурсов в Северной Корее, поскольку российские и южнокорейские компании при его прокладке построят энергетическую сеть, покрывающую большую часть северокорейской территории. В дополнение к ежегодному «транзитному сбору», это дало бы Северной Корее такой необходимый стартовый капитал, поставило бы ее в зависимость от бесперебойной работы нефтепровода и дало стимул к миру и стабильности. Южная Корея готова импортировать российский газ. Страны обсуждают возможности поставок трубопроводного газа через Китай. Это не первая попытка организовать топливные поставки - транзит через Китай обсуждался еще десять лет назад, а три-четыре года назад даже были попытки наладить экспорт через Северную Корею. Эксперты предполагают непростые трехсторонние переговоры. Россия и Южная Корея рассматривают возможности поставок в республику российского трубного газа через территорию Китая. Для России приоритетными являются поставки сжиженного природного газа (СПГ), поскольку на российском Дальнем Востоке строится ряд заводов по производству СПГ, в то время как Республика Корея предложила обсудить варианты поставки трубопроводного газа. Идея поставок газа в Южную Корею занимает «Газпром» не первый год. Так, в феврале 2012 года российская компания и корейская энергокомпания Kogas объявили о сближении позиций по условиям контракта на поставку российского газа в Республику Корея. Тогда в Сеул прибыла делегация «Газпрома» во главе с зампредседателя правления концерна Александра Медведева. Кроме того, было принято решение об интенсификации переговоров. Правда, успеха этих переговоров пока не видно. В случае с Южной Кореей масштабы поставок обсуждаются достаточно скромные - около 10 тыс. куб. м в год. В 2003 году Россия уже пыталась осуществить подобный проект. Тогда планировалось построить газопровод до китайского города Далянь, а после отвести одну ветку в Пекин, а вторую - по дну Желтого моря в Южную Корею, однако из этого ничего не вышло. Рассматривалось два варианта поставок - либо труба пойдет напрямую в Республику Корея со стороны Владивостока по дну океана, либо через территорию Китая по дну Желтого моря. Специалисты «Газпрома» оценили первый вариант как нерентабельный - объемы поставок не оправдывают рисков и затрат, связанных с большой глубиной и сложным рельефом. Так что следующие переговоры с Китаем могут коснуться и предоставления транзита в Южную Корею [5]. Следует предположить, что строительство трубопровода в Южную Корею, чревато для нас существенными рисками. Южная Корея не доверяет Китаю и предпочитает не иметь с ним дела. То, что она предлагает транзит через Китай, означает, что других вариантов просто не осталось. Республика Корея сейчас импортирует СПГ и стремится к диверсификации поставок. России с финансовой точки зрения этот проект может быть выгоден, но с точки зрения политических рисков предприятию Алексея Миллера в их соседские дрязги лезть не стоило бы. Морская акватория - еще одно место, где новая администрация может начать новую главу в межкорейских отношениях. Даже либеральные президенты Ким Дэ Чжун и Но Му Хён проливали кровь обоих корейских народов в локальных но ожесточенных морских конфликтах в Западном море. Признавая, что морская граница является слабым местом в сотрудничестве, президент Но сделал ее центральной темой своего саммита с Ким Чен Иром в 2007 г., но не успел воплотить идеи в жизнь; а его преемник Ли Мён Бак сразу по приходу к должности свернул планы Но и Кима по созданию зоны мира и экономического сотрудничества в Западном море. Президенту Пак стоит возобновить дело президента Ро, разработав и предложив амбициозную морскую инициативу, включающую развитие главного торгового порта Хеджу и участие в эксперименте по созданию особой экономической зоны в порте Расон, который развивает Северная Корея недалеко от российско-китайской границы на восточном побережье. Такие инициативы по морскому сотрудничеству имеют потенциал превращения опасной зоны конфликта в область взаимовыгодного сотрудничества и стимул для сохранения стабильности [3]. Параллельно с такими крупными проектами как Кэсон, Кэмгасан, нефтепровод и торговые порты, президент Пак планирует помогать Северной Корее развивать человеческий капитал, настроенный на экономическое развитие. Северная Корея отчаянно нуждается в критической массе профессиональных опытных управленцев среднего звена, технократов и интеллигенции, которые дали бы интеллектуальные возможности и ноу-хау для перехода от военно-ориентированной экономики к развитию [4]. Южная Корея может сделать огромный вклад в это важное дело. Для президента Пак крайне важно сконцентрироваться не только на гуманитарной помощи, хотя, при возникновении острой необходимости, Южная Корея вместе с международным сообществом должны оказывать помощь. Она должна направить основные усилия на сотрудничество в рамках экономического развития - дать сети, а не рыбу. Политические риски побуждают президента Пак строить политику доверия снизу-вверх, через многочисленные совместные с Севером проекты - однако этот подход почти обречен на провал. Чтобы эффективно взаимодействовать с централизованной северокорейской системой, выстроенной сверху-вниз, Пак должна обратиться к верхушке системы. Она должна в кратчайшие сроки организовать саммит с Ким Чен Ыном и, при необходимости, совершить поездку в Пхеньян (она уже делала это раньше, что очень позитивно ее характеризует, учитывая, что ее мать погибла от пули сторонника северокорейского режима). В идеале, с учетом того, что предыдущие два саммита проходили в Пхеньяне, президент Пак должна в этот раз выступить хозяином; наилучшей нейтральной территорией на Юге является остров Чеджу, объявленный в 2005 г. «островом мира». Чтобы понять, почему Сеулу выгодно принять третий в истории межкорейский саммит, необходимо учитывать природу северокорейской политической системы и сложившиеся уникальные исторические обстоятельства. Северная Корея надеется стать «великой державой» - еще один пример преувеличенной и напыщенной северокорейской пропаганды, к которой все уже привыкли. Однако «величие» - это реальная мотивация режима, а его суть сложным образом связана с международным статусом лидера страны - что еще ярче выражено в случае с молодым Ким Чен Ыном. Ранние годы его правления - хорошая возможность сформировать следующую эру международных отношений страны. Пак должна находить пути прямого взаимодействия с новым лидером и направить его эволюцию в русло, выгодное для всех корейцев [6]. За год с небольшим своего правления «Уважаемый лидер» выработал новый политический стиль и воодушевил народ частыми появлениями на публике. Хотя и существует множество мнений о том, кто обладает реальной властью в Северной Корее, внешне триумвират партии, государства и армии находится в его верховной власти. Ким Чен Ын, похоже, старается убедить, что партия и он сам «контролируют оружие», и, кроме слухов, нет никаких свидетельств о неудовлетворенности среди генералов. И, что еще более важно, во внутренней пропаганде и в своих официальных заявлениях Ким часто обещает достичь «радикального поворота в уровне жизни народа» и «никогда больше не заставлять людей затягивать ремни». Даже при посещении военных частей он улыбается, обнимает молодых рядовых и демонстрирует личную озабоченность жизнью войск. Другим словами, его публичный имидж - а следовательно и легитимность правительства - строится вокруг обещаний повышения стандарта жизни простого народа. Здесь кроется возможность для сотрудничества с президентом Пак и Югом. Учитывая то, насколько важна оценка высшего руководства для Северной Кореи, малейшие обиды могут иметь несоразмерно негативные последствия для безопасности, и в то же время, политическое признание может быть важным, хотя и редко используемым, средством достижения цели [2]. Президент Пак - одна из немногих южнокорейских политиков, кто встречался с Ким Чен Иром, она должна использовать дипломатию саммита для создания доверия и изменения базовой политики на Корейском полуострове. Можно предположить, что Вашингтон и президент Обама могут препятствовать подобным шагам Сеула [1]. В конце концов, администрация Обамы уживалась с южнокорейским президентом, который считал, что никакой срочности в налаживании отношений с Северной Кореей нет и что лучшей стратегией является «терпение». К счастью для президента Пак, в американских внешнеполитических кругах растет согласие по поводу ошибочности политического курса по отношению к Северной Корее. Некоторые хотят, чтобы он стал жестче, другие - за мягкость, но большинство соглашается, что просто игнорировать проблему и не вмешиваться - глупо. Пак может использовать язык Обамы для объяснения философии политики доверия. Чтобы выйти из тупика «стратегического терпения», «урока для Северной Кореи» и «нарушения цикла провокаций», она может объясниться терминами «дерзости надежды» и «безотлагательности сегодняшнего момента».

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.