ОБ УСПЕХАХ, ТРУДНОСТЯХ И ПЕРСПЕКТИВАХ ДОГОНЯЮЩЕГО ПУТИ РАЗВИТИЯ Арутюнова Г.И.

Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ)


Номер: 5-1
Год: 2014
Страницы: 112-115
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

догоняющее развитие, «преимущества отсталости», гистерезис, a catch-up development, "advantages of backwardness", the hysteresis

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются закономерности догоняющей индустриализации и постиндустриализации: эффективные стратегии, проблемы, границы, анализируются результаты догоняющего развития ряда стран и обсуждаются необходимые для успеха предпосылки догоняющего развития, которые в экономической теории еще не затрагивались.

Текст научной статьи

Догоняющее развитие - преодоление технико-экономического и социально-культурного отставания странами, которые оказались по разным причинам менее развитыми, путем импорта зарубежных технологий и институтов, зарекомендовавших свою эффективность. «Преимуществом отсталости» является то, что усваивая чужой опыт и знания, экономя время и ресурсы на их создание, менее развитые страны могут развиваться быстрее - более высокими темпами по сравнению с развитыми странами может расти их ВВП [1]. Статистика последних 30 лет подтверждает это положение. Попробуем из обширной литературы выделить закономерности догоняющего развития, чтобы лучше представлять решение проблемы в целом, в том числе для нужд преподавания таких дисциплин как: Экономическая теория, Институциональная экономика, Экономика государственного сектора, Мировая экономика и международные отношения. Здесь встают, по крайней мере, два вопроса: В какой мере можно догнать развитые страны в постиндустриальную эпоху (то, что не только догнать, но и перегнать можно в индустриальную эпоху, свидетельствует история Х1Х-ХХ-го веков)? Что происходит с неразвитой или недостаточно развитой страной, если она не выбирает путь догоняющего развития - хочет дальше жить так, как живется? Со вторым вопросом сопряжен вопрос: Почему ряд стран относят к «несостоявшимся» / «неудавшимся» (напр., Зимбабве, Афганистан, Пакистан, Нигер, Ирак и др. - всего на 2010 г. к таковым причислено 19 государств - это тема другой статьи)? В данной статье внимание сосредоточено на закономерностях успешного догоняющего развития. Закономерностями догоняющей индустриализации можно считать следующие. 1. Согласно анализу статистических данных 131 развивающейся страны, проведенному Организацией промышленного развития ООН, темпы роста ВВП довольно четко коррелируют с темпами роста добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности [2, c.9]: чем выше темпы роста обрабатывающей промышленности, тем быстрее растет ВВП (исключения редкие). 2. В аграрных странах, где преобладают мелкие натуральные крестьянские хозяйства с многодетными семьями, главной задачей которых является выжить, зарекомендовала себя следующая модель. Поскольку эти хозяйства не имеют накоплений, слабо связаны с рынком и городом, не могут служить рынком сбыта для молодой промышленности (рынком сбыта могут быть только внешние рынки, где продукция, наверняка, окажется неконкурентоспособной) и не могут снабдить город продовольствием и сельскохозяйственным сырьем (их пришлось бы ввозить из-за рубежа, скорее всего, по завышенным ценам), то индустриализацию в этих странах начинают с преобразований сельского хозяйства - превращения его из натурального/полунатурального в рыночное [3]. Это превращение могут совершить предприниматели, коммерсанты, управленцы мелких и средних предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции, производству сахара, табака, тканей, изделий из дерева, простейших транспортных средств, сельскохозяйственного инвентаря и пр. Они станут средним классом. Такой предпромышленный сектор создаст условия для накопления капитала, который потом может быть инвестирован в повышение эффективности сельского хозяйства, а также будет служить своеобразным технологическим и экономическим мостом между городом и деревней. Государственные инвестиции при этом пойдут в образование (отбор и обучение способных, активных, креативных молодых людей), в транспортную и коммуникационную инфраструктуру и в добывающую промышленность (она не требует большого числа высококвалифицированных кадров). Так развивались страны Западной Европы, США, Японии на ранних этапах промышленного развития, потом Тайвань и Южная Корея, Китай и Индия. 3. Индустриализация сырьевых стран, как и аграрных, связана с переводом натурального сельского хозяйства на рыночную основу, повышением качества человеческого капитала и формированием среднего класса. Имея полезные ископаемые, страны могут их экспортировать и получать неплохие доходы. Однако при неправильной структурной политике могут возникнуть следующие проблемы: - колеблющиеся на мировом рынке цены повышают риски капиталовложений в добывающие отрасли и осложняют долгосрочное их планирование; - неадекватно повышенное внимание государства и бизнеса к добывающим отраслям затрудняет структурные реформы, диверсификацию производства, экономический рост может оказаться краткосрочным и смениться падением; - поскольку полезные ископаемые обычно располагаются по территории страны неравномерно, то политические элиты наиболее богатых районов могут однажды не захотеть делиться с центральной властью своей земельной рентой для перераспределения и затеять отделение своей территории в самостоятельное государство, что сопровождается иногда гражданской войной. Так было в 90-е годы в Биафе, Катанге, Кабинде, Южном Судане в Африке - с гражданской войной, без войны попытки сепаратизма наблюдались в Татарстане, Башкортостане, Туве и Саха-Якутии в нашей стране; - в богатых энергоресурсами странах при слабом развитии обрабатывающих отраслей, прежде всего машиностроения, снижена потребность в подготовке квалифицированных кадров, необходимых для завершения индустриализации экономики. 4. У стран, располагающих определенными полезными ископаемыми и неплохими условиями для сельского хозяйства, больше вариантов индустриализации, но в целом стратегия следующая: сначала развивают базовые материалоемкие отрасли, потом отрасли полуматериало-полутехноемкие, в конце техноемкие производства. Такой путь проходили Бразилия, ЮАР. Вариативность определяется волей, компетентностью государственной власти, законодательством (особенно в области права собственности, авторского права, налогов, льгот иностранным корпорациям), социально-культурными особенностями страны. В ХХ1 веке развивающимся странам приходится практически одновременно догонять не только индустритализацию, но и постиндустриализацию развитых стран. Это очень сложный путь, специалисты по-разному оценивают его результаты. Одни ученые готовы признать уже сейчас экономики Китая, Сингапура, Малайзии, Индии постиндустриальными или близкими к таковым, считают осуществившимся успешно на практике в случае с Малайзией теоретический тезис о возможности пропустить с помощью информационно-коммуникационных технологий стадию индустриального общества [4, с.23]. Другие ученые скептически относятся как к возможности догнать сегодня постиндустриальные страны, тем более, минуя индустриальную стадию, так и к успехам выше названных стран (напр., [5]). Признается, что по ряду макроэкономических показателей (ВВП на душу населения, производительность труда и некоторые другие) догнать западные страны можно, но это не будет означать выхода на новый качественный - постиндустриальный - уровень развития. Так, Сингапур по многим количественным показателям уже давно относится к развитым странам, но не преодолел ряд социокультурных традиций, которые сказываются на качестве человеческого капитала (недопустимость «возмущения спокойствия», беспрекословное подчинение старшим и начальникам, боязнь перечить авторитетам и др.). Попытки родителей сингапурских школьников заставить их, как призывает правительство, быть творчески активными, даже под угрозой наказания, приводят лишь к росту спроса на услуги психотерапевтов. Индия имеет большие достижения в развитии программного обеспечения и высокотехнологичного производства, однако десятки миллионов людей остаются неграмотными, нищета снижается медленнее, чем растет ВВП, в стране существуют острый дефицит работников средней квалификации, крупные города перенаселены, экологические проблемы плохо решаются. На повестке дня стоит вопрос: как долго сможет Индия платить столь высокую цену за свое фрагментарное инновационное развитие, ведь социальные и экологические проблемы могут остановить однажды ход модернизации? Подобный вопрос относится и к Китаю. Что касается Малайзии, то верно, в середине 1990-х годов в рамках стратегии Vision-2020 тогдашний премьер Махатхир Мохамад выдвинул идею создать Мультимедийный суперкоридор (МСК) длиной 52 км и шириной 15 км - центр разработок в области информационных технологий мирового значения - аналог американской Силиконовой долины. Сегодня МСК стал реальностью. Начинается коридор на юге с аэропорта Куала-Лумпура - одного из самых автоматизированных аэропортов в мире и заканчивается на севере башнями-близнецами «Петронас» и компьютеризированной мечетью. На середине пути находится новая столица Малайзии Путриджайа, где правительство работает в электронном режиме. В столице есть наукоград Саберджайа с Мультимедийным университетом. Получилось многое, но не получилось самого главного - МСК не стал мировым центром разработок в области ИТ, он стал всего лишь центром высокотехнологичного и интеллектуального аутсорсинга - образования и НИР для иностранцев. Причины следующие: в самой Малайзии нет сильных национальных научных школ, соответственно нет и достаточного спроса со стороны выпускников местных школ на университетское образование, нет спроса со стороны местных ученых на оборудование и инфраструктуру, необходимых для их НИР, нет спроса на НИР МСК со стороны малазийской экономики (отсталые аграрные регионы страны грозят стать оплотом исламского радикализма в стране). На официальном уровне опасаются, что страна может оказаться в «ловушке средней развитости», когда, успешно вырвавшись из нищеты и отсталости, можно застыть на достигнутом уровне и больше не продвигаться вперед. «Преимущество отсталости» в наши дни существует, как и возможности использования емких глобализированных рынков. Однако успехи разных стран за последние 40-50 лет различны. Одни сумели сделать технико-экономический рывок и по многим показателям выйти на уровень мирового авангарда; другие страны многого достигли, но все еще далеко отстают от развитых стран; третьи страны сосредоточились на развитии в основном сырьевых отраслей; четвертые (главным образом африканские и некоторые литиноамериканские страны - не имеющие полезных ископаемых) никуда не продвинулись, большая часть населения остается нищей, неграмотной, у государства большой внешний долг и дефицит бюджета. Одной из важнейших причин столь разного развития стран является способность (или неспособность) государства вырабатывать и проводить грамотную политику, которая включает в себя: - умение использовать возможность перекачивать из развитых стран передовые знания, институты, нормы, технологии - вместе с прямыми иностранными инвестициями в свою страну, с массовым обучением студентов в западных вузах, с импортом высокотехнологичных товаров и услуг; - умение использовать глобальные рынки сбыта для импорта того, что знает развитый мир, и экспорта того, в чем мир нуждается [6]. Проводить грамотную, эффективную политику догоняющего развития для любого государства сложно. Однако есть еще одна проблема в области догоняющего развития, представляющая сложность конкретно для нашей страны. Мировой опыт свидетельствует о том, что догоняющее развитие оказывается успешным, только если совокупные инвестиции (государственные и частные) в инфраструктуру и человеческий капитал и другие общественные блага составляют не менее 25% ВВП. Для этого нужно, чтобы в течение довольно долгого времени накопление превышало потребление. В нашей стране население никогда не жило хорошо, только в последние полтора десятилетия ситуация изменилась, поэтому новое сокращение потребления для роста накоплений при высокой коррупции вызвало бы не столько заметную социальную напряженность, сколько внутреннюю и внешнюю эмиграцию. Это как раз вопрос новой экономической географии (начало ей было положено работами нобелевского лауреата [7]), новые направления которой (эволюционная экономическая география, теория регионального инновационного развития и географическая политическая экономия ([8], см. также [9]) обращают внимание на то, что всякая экономика укоренена в определенном пространстве и это пространство играет в экономике активную структурообразующую роль, формируя рынки, институциональные пространства, региональные инновационные системы с особо интенсивным взаимодействием между хозяйственными субъектами, так что оптимизация размещения экономической активности в стране сама по себе ведет к росту совокупного благосостояния и потребления [9, с.123]. Заслуживает внимания в данном контексте и другое положение новой экономической географии: решающее влияние на результаты современных социально-экономических и политических преобразований в той или иной стране оказывает гистерезис - зависимость от пройденного страной пути. География и пройденный исторический путь - то, что, видимо, больше всего влияет на перспективы догоняющего развития страны. Это наш самый короткий ответ на вопрос, поставленный [5, с.113]: «почему самыми успешными среди развивающихся стран оказались именно страны Восточной и Юго-Восточной Азии, а также отчасти Индия, а вовсе не страны Африки или Западной Азии?».

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.