АНТРОПОЦЕНТРИЗМ И СОВРЕМЕННОСТЬ Вершков А.В.

Красноярский институт экономики Санкт-Петербургского университета управления и экономики


Номер: 5-1
Год: 2014
Страницы: 309-315
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

антропоцентризм, экоцентризм, общество, природа, взаимодействие, anthropocentrism, ecocentrism, society, nature, interaction

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассмотрены основные этапы становления антропоцентризма и его современное состояние. Сделан вывод о необходимости разработки нового антропоцентризма, основанного на идеях коэволюции природы и общества.

Текст научной статьи

Антропоцентризм - это воззрение, согласно которому человек является центром и высшей целью мироздания. Основные положения антропоцентризма можно изложить в следующих основных положениях [1]. 1. Высшую ценность представляет человек. Лишь он представляет самостоятельную ценность. Все остальное в природе ценно лишь постольку, поскольку оно может быть полезно человеку. Природа - собственность человека. 2. Мир иерархичен. На его вершине стоит человек, несколько ниже располагаются различные объекты природы, место которых определяется полезностью для человека. Мир людей противопоставлен миру природы. 3. Целью взаимодействия с природой является удовлетворение тех или иных потребностей человека, т.е. получение пользы для человека. 4. Природа воспринимается как безразличная «окружающая среда», как объект человеческих манипуляций, 5. Этические нормы и правила действуют только в мире людей и не распространяется на взаимодействие с миром природы. 6. Дальнейшее развитие природы мыслится как процесс, который должен быть подчинен процессу развития человека. 7. Деятельность по охране природы продиктована необходимостью сохранить природную среду для использования будущими поколениями. В литературе отмечается, что в своем развитии антропоцентризм прошел несколько этапов. Первый этап, который В.И. Самохвалова назвала «детской стадией антропоцентризма» со «свойственным для этого возраста эгоизмом и максимализмом»[2, 162], начался с момента выделения человека из мира природы. Отношение к природе в то далекое было ценностным, причем преобладали отрицательные оценки. Осваивая природу, человек старался навести в ней порядок по своему собственному разумению. Данный этап достиг своего логического завершения в Древней Греции. В Древней Греции (античность) еще сохраняется поэтическое отношение к природе и заметную роль играет система запретов, регулирующих поведение человека с целью защиты от последствий его вмешательства в дела природы. Однако уже философия римских стоиков не видит нужды налагать экологические или нравственные ограничения на утилитарное отношение к природе. Л.И. Василенко [3, 146] приводит слова Цицерона, испытывавшего большое влияние со стороны римских стоиков: «Все в этом мире, чем пользуются люди именно для них создано и уготовано». Именно в это время софист Протагор выдвигает тезис: «Человек есть мера всех вещей». Ценностная установка, господствующая в поздней античности, особенно во времена Римской империи, во многих отношениях была созвучна тезису Протагора. Римляне относились к природе как к завоеванным провинциям. Это проявлялось, например, в широко распространенной в Древнем Риме традиции травли животных. Многочисленные примеры этому можно найти в книге В.Д. Блаватского «Природа и античное общество» [4]. В античной культуре редки упоминания красоты природы. Примечателен факт, приведенный И.Б. Игнатовской: когда Сократа пригласили пойти гулять, тот заявил, что он ничему не может научиться у деревьев и окрестностей[5, 84]: В целом можно сделать вывод, и это отмечается многими отечественными и зарубежными исследователями, что уже во времена античности начинает укореняться потребительское отношение к действительности, и. прежде всего к природе. В.И. Самохвалова назвала этот этап «этапом коллективно заявленного родового антропоцентризма»[2, 162]. Средневековье. Это время победы христианской монотеистической религии над пантеизмом античности. Христианская идеология проповедовала аскетизм и самоотречение от земных благ как необходимые предпосылки для попадания в рай, поэтому в данную эпоху прагматическое отношение к природе, процветавшее во времена Римской империи было придавлено целым рядом обстоятельств. Природа лишается собственной ценности, поскольку признается творением Бога. Пренебрежение материальной основой жизни, культивируемой сознанием эпохи Средневековья, связано и с тем, что эта основа казалась неистощимой. Именно из последнего обстоятельства выросла такая особенность Средневекового как иллюзия неисчерпаемости природных богатств. Лишенная своего онтологического статуса природа, тем не менее, находилась под божественным покровительством, что ограничивало возможности для ее эксплуатации. Немало было известно случаев, когда церковь в эпоху ее могущества препятствовала осуществлению природо-преобразовательных проектов. Но были и примеры другого рода. А.И. Герцен писал, что средневековая схоластика настолько презирала природу, что не могла заняться ее изучением, потворствовать всем нечистым побуждениям. Схоласты считали природу подлой рабой, готовой исполнять своевольную прихоть человека. В философской литературе данный этап называют отчужденной теологической формы антропоцентризма [6, 15]. В эпоху Возрождения происходит поворот от принижения человека на его возвеличивание. Свойства бога переносятся на человека и, прежде всего в том отношении, что его природа активно творческая. Природа получает собственный онтологический статус, однако отношение к ней (природе) начинает приобретать уже откровенно потребительский характер. Лишившись божественного покровительства, природа становится объектом для изучения и эксплуатации со стороны человека. Именно в данный период происходит увлечение экспериментированием, особенно в производственно-инженерной сфере и появление идеи эксперимента как эффективного метода научного познания (Галилео Галилей). В Новое время происходит переход от созерцательного, романтического отношения к природе к отношению, основанному на трезвом расчете технического использования. Френсис Бэкон и Рене Декарт видят главное назначение науки в увеличении власти человека над природой. Для достижения этой цели они создают основы принципиально новой методологии, основанной на индукции и дедукции. Так, в своей работе «Рассуждения о методе» Р. Декарт пишет: «…Можно достигнуть познаний очень полезных в жизни, и вместо той умозрительной философии, которую преподают в школе, можно найти практическую философию, при помощи которой, зная силу и действие огня, воздуха, звезд, небес и всех других окружающих нас тел также отчетливо, как мы знаем различные занятия наших ремесленников, мы могли бы точно таким же способом использовать их для всевозможных применений и тем самым сделаться хозяевами и господами природы» [7, 305]. Начиная с Нового времени, антропоцентризм становится доминирующей идеологией в западноевропейской теории познания в своей самой откровенной форме, получившей название «деспотический антропоцентризм» [2, 150]. Антропоцентризм становится ведущей идеологией европейской цивилизации, поскольку ее (европейской цивилизации) генеральная установка - это ставка на индивидуальный материальный успех. Н.Н. Моисеев считал, что европейская цивилизация - прямая наследница античной эпохи, и, прежде всего цивилизации древних греков. Необходимость выживания греческих полисов, лишенных плодородных земель, рождало новый тип людей, инициативных, склонных к авантюрам, стремящихся к индивидуальному, личному благополучию. Такая энергия и предприимчивость в средние века выливалась в крестовые походы, в эпоху Возрождения - в дальние плавания, завоевания заморских территорий. В век НТР открылись новые производственные возможности. Как писал Н.Н. Моисеев в работе «Быть или не быть… человечеству»: «характерные особенности потенциальных конкискадоров стали проявляться в сфере материального производства и международной торговли»[8, 241]. В.И. Самохвалова отмечает, что антропоцентризм - это европейская модель мироощущения. Европейские цивилизации в большинстве своем моложе восточных, в них как бы присутствует свойственное молодому ощущению жизни увлечение собственными силами и возможностями, уверенность в своем всемогуществе, порождающее деятельный характер европейской культуры, активизм по отношению к миру. Данное понимание человека оказалось поддержано католической и протестантской идеологией, являющейся одной из основ европейской культуры. Традиционное христианство представляет человекоцентристскую идею земной жизни, утверждая человека в сознании того, что он венец творения, что Бог-творец, прежде чем создать человека, первоначально обустроил всю землю специально как дом для него и дал все сущее в нем ему во владение, сделав хозяином всякого бытия [2, 161]. Развитие науки и, прежде всего естествознания в эпоху Просвещения, показало, что человек отнюдь не является центром мироздания и в масштабах Вселенной ему уготована весьма скромная роль. Это подорвало отношение к антропоцентризму. Однако, как отмечает В.И. Самохвалова: «антропоцентризм, имеющий в своем арсенале такие привлекательные лозунги, как «все во имя человека», «все для блага человека» и т.п. не хотел сдавать свои позиции, и его содержание перестраивалось, трансформировалось, представая в соответствующих времени обличиях»[2, 164]. С этим мнением согласен академик Н.Г. Холодный, считавший, что «антропоцентризм в различных его формах в течение веков пронизывал растущий и развивающийся «организм» науки и философии, образуя в нем многочисленные метастазы и давая начало все новым заблуждениям исследующей мысли» [9, 176]. В ряде философских концепций ХХ столетия наблюдается оживление интереса к антропоцентризму. Среди них можно отметить такие получившие широкое распространение на Западе концепции, как феноменология, персонализм, экзистенциализм, философская антропология. Частичное возрождение антропоцентрических идей в ХХ веке связано с бурным развитием научно-технического прогресса. У человека возникла возможность реализовать проекты, в какой-то мере ставящие его над природой и поднимающие его до уровня творца новых закономерностей, равноценных или заменяющих природные. Это привело к возникновению нового вида антропоцентризма, который мы называем «антиэкологическим». Объявляя важнейшим принципом взаимоотношений человека и природы - принцип неизбежности прогрессирующего антропогенного изменения природной среды, его авторы предлагают практически все естественные биогеоценозы, из которых складывается биосфера, преобразовать в «хорошие» искусственные биогеоценозы, отвечающие требованиям получения высококачественной продукции, стабильности биогеоценозов в широком диапазоне внешних условий, большей скорости обмена вещества и энергии. При этом авторы не подкрепляют их ни экономическим расчетом, ни, что особенно важно, знанием законов функционирования биосферы. Некоторые рекомендации просто удивляют. Так фактором, благоприятствующим развитию биосферы, объявляется повышение углекислого газа в атмосфере, якобы способствующее формированию сообществ повышенной продуктивности, обладающими повышенной способностью к самоочищению. И это пишется о веществе, повышение концентрации которого в атмосфере приводит к глобальному потеплению климата в результате парникового эффекта, к проблемам, над решением которых безуспешно бьется пока мировое научное сообщество. Деградация лесов, опустынивание, загрязнение водоемов, являющихся следствием процессов индустриализации, объявляются, чуть ли не предпосылками для развития процветающих природных комплексов. Обеляется ДДТ, запрещенный к применению во всем мире. К аналогичным теориям можно отнести идеи о переносе русла северных рек и другие. Подкрепление позиций антропоцентризма дают и некоторые открытия в науке, например формулирование антропного космологического принципа, который вновь поставил человека в центр Вселенной. В 70-е годы ХХ столетия стала очевидной глобальность экологических проблем и они вышли на международный, межгосударственный уровень, сама необходимость выживания человечества потребовала перехода к иной идеологии. Многие ученые, в основном экологи, видели альтернативу антропоцентризму в экоцентризме (биоцентризме) идеологии, основанной на понимании человека как одного из членов природного сообщества. Природное при этом признается как самоценное, имеющее право на существование независимо от полезности, бесполезности или вредности для человека. Так, один из основателей биоцентизма в нашей стране, В.М. Гусев, напрямую связывая антропоцентризм с потребностями человека, пишет: «На нашем официальном лозунге многие годы было написано «От каждого по способностям, каждому - по потребностям». Все сказанное ни в коей мере не означает, что нельзя любить и защищать самого человека. Но, прежде всего человек должен защищать биосферу, и это обернется его собственной долговременной, а не сиюминутной выгодой. Это и есть искомая альтернатива антропоцентризму - биоцентризм [10]. Экоцентризм характеризуется следующими основными особенностями [1]: 1) высшую ценность представляет гармоничное развитие человека и природы; 2) отказ от иерархической картины мира; 3) целью взаимодействия с природой является максимальное удовлетворение как потребностей человека, так и потребностей всего природного сообщества; 4) характер взаимодействия с природой определяется «экологическим императивом правильно и разрешено только то, что не нарушает существующее в природе экологическое равновесие; 5) природа и все природное воспринимается как полноправный субъект взаимодействия с человеком; 6) этические нормы и правила равным образом распространяются между людьми, так и на взаимодействие с миром природы; 7) развитие природы и человека мыслится как процесс взаимовыгодного единства; 8) деятельность по охране природы продиктована необходимостью сохранить природу ради нее самой. На наш взгляд, отдельные положения экоцентризма, несмотря на свою привлекательность, являются декларативными и неисполнимыми. Кроме того, они вряд ли будут восприняты основной массой общества. Более того, в литературе появились работы ученых-сторонников экоцентризма, которые имеют ярко выраженный антигуманный характер. Об этом пишут в своей работе «Критический гуманизм versus биоцентризм» А.П. Назаретян и И.А. Лисица: «Крутые западные работы последних десятилетий содержат такие суждения, по поводу которых вполне адекватны выражения «экофашизм», «мизантропия в зеленой упаковке». Утверждалось, например, что не следует ликвидировать смертоносные эпидемии в Африке, поскольку этим способом Природа сопротивляется демографическому взрыву; что попытки истребить чумную бациллу, холерную палочку или вирус СПИДа нежелательны, ибо тем самым снижается разнообразие биоты; наконец, что вообще лучшим подарком Природе было бы освобождение планеты от человека, которое позволило бы биосфере через миллионы лет породить новую менее агрессивную цивилизацию[11, 149]. Обсуждая написанное в духе биоцентризма учебное пособие «Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать» [19], указанные авторы, суммируя написанное в пособии, отмечают его суть: «Человек - только один из элементов биосферы, предназначенный для выполнения ограниченной биологической функции. Как «вид» и как «особь» он вполне заменим и потому не самоценен. Поскольку же люди перестали выполнять функцию, предписанную крупным растительноядным, их существование превратилось в фактор сугубо вредоносный. Соответственно этому, положено и относиться к распадным особям, и строить социальную политику»[11, 151]. Интеллект, сознание, прямо объявляются помехами в осуществлении основополагающей биосферной функции человека, хотя в чем заключается эта биосферная функция, авторы решают по-своему. При этом, «поток агрессивной биоцентрической литературы почти не подергался критической оценке с позиций постнеклассического знания, а от философско-гуманитарных возражений экологии легко отмахиваются веером цифр и наукообразных терминов» [11, 151]. Зададимся вопросом: а изжил ли себя антропцентризм? Не торопимся ли мы вылить с водой и ребенка? Можем ли мы свести роль человека, разумного существа к положению консумента второго-третьего порядка в пищевой цепи? Открытия в естествознании приводят к заключению, что «у современной науки почти не осталось сомнений в том, что человек как разумное существо отнюдь не «случайный гость» Вселенной. Способность человека противостоять накоплению «хаоса» свидетельствует о том, что его появление на определенном этапе эволюции материи было вполне закономерным», - отмечает известный популяризатор естествознания В.Н. Комаров[12]. Многие пишут, - отмечает В.А. Кобылянский, что антропоцентризм устарел и необходим переход к «экоцентризму» и задается вопросами: какой «антропоцентризм» устарел - любой или какой-то особый, так сказать «неприличный антропоцентризм»? В чем особенность этого неприличного антропоцентризма? «Прилично ли человеку есть, пить, дышать носить одежду, строить жилище и вообще думать, заботиться о себе, о нынешних и будущих поколениях? Или он должен думать, заботиться только о природе, о природе самой по себе, о природе-для-себя?». [13, 55]. Такую постановку вопроса В.А. Кобылянский считает абсурдной. По мнению ученого, человек всегда был, есть и будет «началом» и «концом» деятельности людей, другое дело, что его деятельность невозможна без природы, в том числе природы самого человека. Поэтому, «думая о себе, человек в тоже время обязан, должен думать о природе, а думая о природе, он не может в то же время не думать о себе» [13, 55]. В антропоцентрической установке на оптимизацию взаимоотношения общества и природы в интересах, как отдельного человека, так и человечества в целом, нет никакого технократизма или какого-то иного «неприличия», - пишет В.А. Кобылянский. Исследования, игнорирующие коренные жизненные интересы человека и общества, по мнению В.А. Кобылянского, превращают любые экологические исследования в бессодержательные и лишенные смысла, кроме того, они бездуховны и антигуманны. Они, по мнению ученого, не способны обеспечить выживание человечества на современном этапе. [13, 56]. Приведем также мнение известного специалиста в области природопользования, профессора В.В. Дежкина, который считает, что мнение, согласно которому антропоцентризм - это однозначно плохо, а биоцентризм (экоцентризм) - это однозначно хорошо, является раздачей ярлыков. Он отмечает, что «вместо активной работы на ниве разумного природопользования, вместо постепенного вытеснения из умов и душ современников сугубо потребительского отношения к природе, вместо замены устаревших и опасных догм традиционного антропоцентризма на новые прогрессивные идеи, они (сторонники экоцентризма) поддаются несбыточным грезам о красивой, обожествленной, дикой природе без человека. И тем самым ускоряют ее разрушение и гибель»[14]. С участием В.В. Дежкина разработан проект концепции взаимоотношения человека и животных [16]. В указанной концепции отмечается, что животные, безусловно, глубоко чувствующие существа, они имеют право на защиту от страданий, но в мировой иерархии основополагающих ценностей жизнь животных должна находиться вслед за жизненными ценностями человека. Именно вокруг этого постулата и необходимо строить систему доказательств реального отношения к жизни. В.В. Дежкин и Л.В. Попова приводят тезис эколога Д. Бринбахера: «…Есть экологическая этика необходимого, но есть экологическая этика идеального. В своих отношениях с природой мы должны стремиться к этике идеального, но всегда следовать этике необходимого». Указанные авторы считают, что этому тезису близки взгляды А. Швейцера, ориентировавшего людей на благоговейное отношение ко всякой жизни (этике идеального), но смирившегося с лишениями жизни ради обеспечения насущих потребностей людей (этика реального). «Найти баланс между этими крайностями - задача ученых, занимающихся проблемами экологической этики, в том числе - этике биологического природопользования», - заключают В.В. Дежкин и Л.В. Попова. По сути антропоцентрична и теория ноосферы В.И. Вернадского, согласно которой именно разум человека должен взять на себя ответственность за развитие биосферы. Тем не менее, последователи ученого в нашей стране, существенно развив идеи В.И. Вернадского, показали, то эпоха становления ноосферы - это будущее человечества. Причем достижимо оно через устойчивое развитие, в котором экологические аспекты являются доминирующими. Об этом пишет, например. А.Д. Урсул [17]. Как-бы подводя итоги сказанному, А. П. Назаретян и И.А. Лисица констатируют: «…в постнеклассической науке человек как субъект знания и отношения оказывается центром единой картины мира. Становящийся антропоцентризм наполняет новейшее научное мировоззрение гуманистическим смыслом и превращает его в источник нравственных ценностей, ориентированных, в частности, на задачу выживания планетарной цивилизации»[11, 151]. В заключении приведем мнение Н.Н. Моисеева: «В обществе (как и каждой живой системы) возникают собственные цели, и развивается способность им следовать. И такая способность неизбежно ограничена законами. Универсума, законами целого. В пределах того доступного, что дано человеку, он действительно может следовать своим целям, достигать их и тем самым влиять на характер развития той суперсистемы - Универсума, Вселенной, к которой принадлежит. В этом утверждении я вижу основу современного антропоцентризма»[18, 148]. Развивая свои идеи, Н.Н. Моисеев видит предназначение человека в принципе, который он называет «принципом кормчего». Задача кормчего довести корабль до гавани. Не в силах противостоять могущественным силам Природы, тем не менее, чтобы добраться до цели, кормчий должен знать все превратности стихии. «Значит не хозяином и властителем Природы должен быть Человек, а одним из участников грандиозного процесса ее непрерывного преобразования. Но и не беспомощной игрушкой стихии. Он должен быть способен использовать ее силы для достижения своих скромных целей - сохранить себя и свое будущее», - заключает Н.Н. Моисеев. [18, 148]. Очевидно, что потребительская практика человечества, освященная традиционным антропоцентризмом, породив глобальные экологические проблемы, изжила себя. Сама необходимость выживания человечества требует перехода к другой идеологии и иной стратегии человечества. Альтернативу антропоцентризму мы видим в разработке идеологии, основанной на синтезе идей антропоцентризма и экоцентризма - нового антропоцентризма (термин В. Дежкина), основанного на идеях коэволюции общества и природы и новой этике. Практикой человечества должна стать практика, основанная на коэволюционном развитии общества и природы.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.