О СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ПОСЛЕ СНЯТИЯ БЛОКАДЫ Зотова А.В.

Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича


Номер: 6-1
Год: 2014
Страницы: 178-181
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Великая Отечественная война, блокада Ленинграда, промышленность, экономика Ленинграда, The great Patriotic war, the siege of Leningrad, industry, the economy of Leningrad

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье анализируется содержание доклада первого секретаря ленинградского обкома РКП(б) А.А. Жданова, сделанного 11 апреля 1944 г. на пленуме обкома партии. Утверждается, что стратегия развития ленинградской промышленности того времени была не местной инициативой, а реакцией на указания высших партийных и государственных органов и лично И.В. Сталина.

Текст научной статьи

Спустя три месяца после полного снятия блокады Ленинграда, 11 апреля 1944 г., первый секретарь Ленинградского обкома партии А.А. Жданов выступил с неожиданным докладом на пленуме обкома. Тот форум за время войны проводился впервые. На заседании присутствовало 166 человек, среди которых 42 участника были членами горкома партии большевиков. Остальными участниками пленума были секретари райкомов, председатели райисполкомов, заведующие отделами горкома и обкома РКП(б), а также директора и секретари партийных организаций крупнейших промышленных предприятий Ленинграда. Были на заседании и немногочисленные представители прессы [1; Л. 3]. Доклад А.А. Жданова для многих был неожиданным, поскольку он был посвящен не анализу текущей ситуации, не анализировал итоги работы парторганизации города в течение блокады, а был устремлен в будущее. Первый секретарь обкома РКП(б) поставил задачу партийным советским и хозяйственным руководителям города по развитию ленинградской промышленности на ближайшую перспективу. Андрей Александрович заявил, что городские предприятия не должны дожидаться благоприятных условий, когда война откатится далеко от стен города. Он предложил немедленно взяться за восстановление и дальнейшее развитие «тяжелой военной индустрии», поскольку Ленинград всегда был известен как «пионер и застрельщик производства танков, как ведущий центр морской артиллерии и всякой другой артиллерии вообще» [1; Л. 27]. При этом высказанную идею А.А. Жданов не приписывал себе. Он заявил о том, что такая перспектива развития города - это идея И.В. Сталина, что вызвало в зале, как отмечено в документе, бурные аплодисменты [1; Л. 27]. В докладе было подчеркнуто, что Ленинград должен не просто интенсивно заниматься восстановлением военной промышленности. Он, как отмечалось в выступлении главы ленинградских большевиков, должен был возродиться «как центр военной промышленности» [1; Л. 29]. То было не спонтанное заявление. К тому моменту в общих чертах уже сложился план развития ленинградского военно-промышленного комплекса. Во-первых, по мнению А.А. Жданова, следовало восстановить и возобновить производство танков. При этом акцент делался на производство тяжелых танков «Иосиф Сталин» (ИС), который был технологическим приемником тяжелого танка «Клим Ворошилов» (КВ). Новому танку надлежало иметь более толстую броню и мощное вооружение. Как отмечалось в докладе, современная война велась именно тяжелыми танками [1; Л. 29]. Вся тяжесть выполнения новых задач возлагалась на два крупнейших предприятия: на Кировский и Ижорский заводы. Государственный Комитет Обороны принял решение о том, чтобы именно эти предприятия, а также завод им. Сталина, завод «Большевик» и завод им. Ленина были восстановлены в первую очередь, поскольку именно им было суждено сыграть решающую роль в развитии танкостроения [1; Л. 29]. По мнению руководства страны, которое совпадало с мнением ленинградских партийных деятелей, Ленинград должен был играть и ведущую роль как центр развития артиллерийской промышленности. Завод «Большевик», выпускавший разные типы пушек, в том числе и пушек для оснащения танков, должен был сконцентрировать все свое внимание на изготовлении крупнокалиберных пушек, в частности, 100-мм орудий. Ленинградским предприятиям предстояло продолжить выпуск 76-мм пушек и пушек, размещавшихся на военных кораблях [1; Л. 30]. Вполне целесообразным представлялось производство на предприятиях города и боеприпасов, которыми обеспечивались бы создававшиеся в Ленинграде артиллерийские пушки разных калибров. Одновременно с этим, должны были изготавливаться различные мины, включая мины 120-мм калибра. Снарядами 85-мм калибра предполагалось обеспечивать пушки, которые предполагалось поставлять на вооружение тяжелых танков «ИС» [1; Л. 30]. Как известно, бурно развивавшаяся в Ленинграде до войны авиационная промышленность в ее начале была полностью из города эвакуирована. Постановлением ГКО, как отмечал А.А. Жданов, было решено восстановление в Ленинграде авиапромышленности. На городских предприятиях должны были начать изготавливать истребители, а также производить авиамоторы, приборы для самолетов разных типов, а также обеспечивать весь комплекс ремонтной деятельности, необходимой военной авиации [1; Л. 31]. Пригодился и производственный опыт, полученный ленинградскими предприятиями за период войны. Многие рабочие ленинградских заводов освоили процесс производства ручных и станковых пулеметов, что в перспективе также предполагалось сделать одним из направлений развития городской военной промышленности [1; Л. 32]. Оценивая стоящие задачи, А.А. Жданов отмечал, что их реализация была невозможна без восстановления на заводах города тяжелого машиностроения. Следовало в кратчайшие сроки восстановить предприятия электромашиностроения, турбостроения. Для решения этих задач были в первую очередь предназначены заводы им. Ленина и им. Сталина [1; Л. 33]. Перед производственниками города ставилась амбициозная задача сделать Ленинград ведущим в сфере турбостроения во всей стране [1; Л. 34]. Особое место отводилось развитию в Ленинграде металлургической промышленности. По этому поводу А.А. Жданов говорил: «Поскольку восстановление металлургии является основой, вернее, даже первоосновой, поскольку металлургия - это тыл машиностроения, поскольку необходимо приступить к задаче обеспечения восстановления нашего машиностроения, постольку вопрос тылового обеспечения приобретает значение первостепенное, как предварительная задача. Поэтому ГКО обращает особенное внимание Ленинградской партийной организации на восстановление ленинградской малой металлургии. Имеется в виду в этом году восстановить 10 из 18 возможных к восстановлению [мартеновских печей], 10 электропечей из 13, 17 листовых и сортовых станов, 11 агрегатов, 37 вагранок. Мы должны будем выпустить 114 тыс. т мартеновской стали, 95,2 т проката и 174 тыс. т чугуна. Сейчас поручается всем наркоматам, которые имеют в Ленинграде заводы, связанные с металлургическим производством и малой металлургией, раздуть производственную мощность и в 1945 г. дать по стали до 620 тыс. т, т.е. в четыре раза против 1944 г., по чугуну - 350 тыс. т, т.е. вдвое, и по прокату - 310 тыс. т, т.е. более чем втрое. Такова должна быть создана производственная мощность на 1945 г.» [1; Л. 34]. Обращалось в докладе внимание и на развитие других отраслей производства. В частности, по мнению А.А. Жданова, в Ленинграде должно было быть восстановлено производство газовых труб, что еще до войны было одной из прерогатив Ленинграда. Также он считал необходимым восстановить цветную металлургию, в первую очередь, на заводах им. Ворошилова и «Красный выборжец». Делался вывод о том, что военная промышленность города только тогда могла бы развиваться успешно, когда бы в ней получило широкое развитие инструментальное дело и было бы восстановлено абразивное дело на заводе «Ильич» [1; Л. 35]. Обращалось внимание на необходимость развития использования прокатного оборудования. В частности, на Ижорском заводе предполагалось восстановить выпуск тяжелых деталей для турбостроения, а также бронелиста для судостроения и танкостроения. Для этого, как считал А.А. Жданов, Ижорскому заводу должен был быть возвращен 1200-тонный прокатный стан, который в 1941 г. был эвакуирован [2]. А.А. Жданов заявил: «В связи с восстановлением промышленности решающая роль принадлежит энергетике. Без этого нет настоящего восстановления промышленности и вообще никакого восстановления. Восстановление энергетики предусматривает, чтобы мощности по Ленинграду, таково и решение ГКО, росли с упреждением на 15-20% против потребности. Вот такая дана общая придержка, на основании которой наркомат электростанций должен представить в ГКО, - могу сказать, что он уже представил и с нами согласовано, - план развития электростанций. В основном дело идет об увеличении мощностей на 5-й, 1-й, 2-й ГЭС и о восстановлении 8-й ГЭС на Дубровке на мощность 50 тыс. квт., плюс два котла из остатков того, что сохранилось в результате военных действий» [1; Л. 39]. Для развития военной промышленности Ленинграда Государственным Комитетом Обороны было принято решение: всю продукцию станкостроения, выпущенную в городе, оставить на ленинградских предприятиях. В своем докладе А.А. Жданов отметил очень важную деталь. Он подчеркнул: «Если говорить о военной промышленности, то маневренность ее заключалась также в том, как вы помните, товарищи, что если в 1941 г., когда промышленность ленинградская стояла на высоком уровне и не была еще эвакуирована, мы затруднялись со снабжением армии винтовками, не говоря уже об автоматах. В 1944 г. мы не испытываем нужды в автоматах, в то время, как промышленность стала меньше в объеме. Ленинградская промышленность в отношении автоматов, в отношении оснащения и мощи огня стрелковых дивизий выглядит исключительно, и сейчас вопросы автоматического оружия не только разрешены, но мы имеем, благодаря помощи ленинградской промышленности, ленинградских заводов, достаточные запасы на годы по автоматическому оружию» [1; Л. 69]. Далее докладчик высказал мысль, которая, как мне представляется, шла в разрез с перспективой развития ленинградских предприятий. Андрей Александр утверждал, что «война и блокада повысили требовательность, потребовали от нас - перестроить работу на военный лад. Это должно быть сохранено и впредь, поскольку война продолжается, она только отнесена на более далекое расстояние от нашего города» [1; Л. 72]. Но на самом деле, как показал дальнейший ход событий, ленинградская промышленность все же развивалась иначе. Во многом, несмотря на предсказания А.А. Жданова, ленинградские фабрики и заводы ждал процесс перестройки промышленности с военного на мирный лад. И этот процесс был начат уже в 1944 г. 29 марта 1944 г., т.е. за две недели до выступления с докладом А.А. Жданова, И.В. Сталин подписал сразу два документа, касавшихся непосредственно Ленинграда. Один из них был планом восстановления города от разрухи, а второй был планом создания противовоздушной обороны нового типа, который предусматривал усиление в два раза всей системы ПВО, предназначенной для защиты Ленинграда с воздуха. План предусматривал создание комплекса взаимодействовавших воинских частей истребительной авиации, бомбардировщиков и зенитной артиллерии [1; Л. 73]. Спустя несколько лет это все выразилось в создании 6-й отдельной армии противовоздушной обороны, защищавшей воздушные подступы к Ленинграду. Формирование этого так называемого кольца ПВО во многом также ложилось на плечи ленинградских промышленных предприятий, о чем до сих пор не было известно ни исследователям, ни военным, ни жителям Санкт-Петербурга.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.