ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ УЗБЕКСКОЙ ФАНТАСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Ахмедов Р.Ш.

Гулистанский государственный университет


Номер: 6-2
Год: 2014
Страницы: 11-13
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

паралитературный жанр, легенда, народное сказание, миф, рационализм, фантастические мотивы, реальные мотивы, paraliterary genre, legend, popular legend, myth, rationalism, fantastic motifs, real motifs

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Данная статья посвящена специфике фантастической литературы Узбекистана, особенностям её исторических корней. Выявляются некоторые современные тенденции в развитии, а также неразрывная связь современной узбекской научной фантастики и фэнтези с древними народными сказаниями, легендами, мифами.

Текст научной статьи

В последнее время процесс развития фантастической литературы в Узбекистане несколько изменил своё направление. Современная фантастическая литература Узбекистана представляет собой сложный сплав европейского и восточного начал. Это отразилось не только на тематике и проблематике, структурной организации художественного текста, но и на издательских стандартах. Наибольшей популярностью пользуются книги Х. Шайхова, Э. Маципуло, Т. Малика, М. Махмудова и других [1, 45]. Иногда даже складывается мнение, что некоторые авторы стесняются своей принадлежности к цеху фантастов, находясь под давлением большинства. В большей степени это относится к твёрдой научной фантастике. Ослаб интерес к самой науке, ее чудеса воспринимаются либо утилитарно, либо настороженно. Но сама фантастика, ее атрибутика пока еще пользуются спросом - и вместо традиционной литературы идей сейчас пользуется спросом фабула. Строгие ценители порой требуют от автора научной фантастики изысканного слога и стиля, но в споре между издателем, ориентирующимся на массовый спрос, и штучным ценителем победитель всегда один, и вы знаете - кто. Исключения скорее подтверждают правило. К тому же научная фантастика так долго «стремилась» стать «настоящей литературой», что во многих аспектах стала ею. Правда, сортом не вышла, а вообще-то и она пишет о человеке и для человека, а не о каких-то там «пульсарах». Другим критерием, предполагающим дальнейшее развитие узбекской фантастической литературы, является увеличение тиража отечественных авторов. Способствовало увеличению популярности фантастики также развитие и распространение систем интернет библиотек. В результате, в распоряжении у читателя оказался огромный и разнообразный авторский ассортимент, да и суммарная книжная «масса» не уступает количественным показателям былых времен. Но здесь следует отметить, что издание не всегда равнозначно успеху и, отсюда, раскупаемости той или иной книги. Некоторые писатели могут жить на гонорары, но в большинстве случаев автору надо зарабатывать в иных областях. В фантастической литературе Узбекистана преобладают темы философские, напрямую связанные со спецификой этики, нравов и морали азиатских народностей. Фантастику Узбекистана характеризует также приверженность историзму. Здесь следует отметить, что узбекская фантастика сложилась на основе народных легенд и сказаний. А если попытаться лаконично выразить самую суть большинства фантастических произведений узбекских авторов, то можно сказать так: личность, стремящаяся к свободе, счастью и познанию жизни, отправляется в далекое путешествие.… Как известно, тема путешествия - характерная черта большинства сказаний и легенд народов древней Азии. И какие бы преграды не ожидали героя, какие бы волшебные и удивительные события ни происходили вокруг, он всегда смел, находчив, благороден, полон желания помогать людям, бороться со злом. Идеи добра и справедливости, мудрости и созидания в противовес силам зла и разрушения передаются с той или иной степенью образной условности, вымысла, но всегда в концентрированной и эмоциональной форме, активно воздействующей на чувства и воображение читателя. В целом само путешествие и тяга героя к приключениям составляют основной сюжетный лейтмотив фантастических произведений писателей Узбекистана. Этот факт также позволяет снова говорить о том, что корни современных узбекских фантастических произведений уходят в народные сказания и легенды. В произведениях писателей-фантастов Узбекистана истоки распространенных мотивов восходят также к древним мифам. Именно мифы, их сюжеты, тематика, образы, заключенное в них социальное и нравственное содержание служат основой узбекской фэнтези. Так, в основе многих произведений фэнтезийного ракурса лежит древний тотемный миф - т.е. связанный с каким-либо символически-обобщенным образом животного - покровителя земледельцев, рыбаков, охотников [2, 88]. В свойстве «очеловечить» представителей фауны и флоры, а также различные предметы, заключено важное и плодотворное представление о единстве человека и природы. Но фантастика отрицает слепой фетишизм по отношению к объектам и предметам, а учит познать их сущность. Именно здесь заключается рациональное зерно всей современной фантастики, которое отличает её от сказаний и легенд. Глубокий интерес к природным явлениям, стремление дать им научное объяснение - одна из характерных черт фантастических произведений Узбекистана. Их герои упорно преодолевают многие препятствия, видит и познает окружающее. Естественно, всё это помогает воспитывать героя в духе творческого поиска, вести новые и новые поколения по бесконечному пути познания. Проникли мифы и в произведения так называемой твердой научной фантастики. Здесь они используются в качестве отдельной вставной новеллы, позволяющей автору проводить параллели между сюжетом мифа и сюжетом основного текста. Примерами могут служить «Песни Дархана» Х. Шайхова, «Оловджан-полководец» А. Абиджана, «Сын небес» С. Абдуллаевой и другие. Современные произведения узбекских писателей-фантастов также позволяют читателям убедиться, что традиционное понимание научной фантастики, как «литературы научного предвидения», родственной научно-популярному жанру, во многом устарело и нуждается в пересмотре. Если фантастические образы и невероятные ситуации всё ещё остаются неизменной и наиболее характерной чертой любого научно-фантастического сюжета, то его взаимоотношения с наукой перестают быть прямыми и непосредственными, как это имело место творчестве Жюль Верна и его последователей. Элемент научного предвидения существовал, и будет существовать в художественно-фантастической литературе. Но это отнюдь не служит выражением обязательного, определяющего признака научной фантастики. То же самое относится к популяризаторской функции, которая, в наше время, теряет силу. Отразились эти тенденции и на состоянии современной узбекской фантастической литературы. На первый план выдвигаются социально-психологические, нравственно-этические и философские проблемы. И вместе с тем мы замечаем, что сказочные и фантастические мотивы, связанные с волшебными вещами, не всегда могут составить сюжетный стержень современного произведения узбекской фантастики, тем более определить его основной ход и выразить главную мысль. В этом случае фантастика преобразуется в своеобразный литературный приём, обеспечивающий занимательность и подчеркивающий героическую деятельность главного персонажа, его выдержку, мужество, ум и находчивость, проявляемые на пути к торжеству справедливости, к любви и заслуженному дорогой ценой счастью. Примерами могут служить «Слёзы Ситоры» М. Юлдашевой, «В неведомом мире» М. Махмудова, «Чудаки вокруг нас» А. Абиджана, «Высота 735» Э. Маципуло и другие. В целом же перед нами - гармоничное сочетание фантастических и реальных мотивов, обращенных к единой цели - прославлению человека, его разума и созидательных, творческих сил. Таким образом, в целом фантастика Узбекистана, приняв общие «правила игры», характерные для международной фантастики, сохранила свое своеобразие и изящество. Фантастическая литература Узбекистана становится неотъемлемой частью мировой фантастики. Конечно, это всего лишь первые шаги, но ведь именно их бывает труднее всего сделать.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.