О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ ПРИМЕНЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА И ПРАВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ООН Зверев П.Г.

КФ СПбУ МВД РФ


Номер: 6-2
Год: 2014
Страницы: 61-63
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

международное гуманитарное право, миротворчество ООН, право прав человека, international humanitarian law, UN peacekeeping, human rights law

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена исследованию точек соприкосновения сферы международного миротворчества с международным гуманитарным правом и правом прав человека.

Текст научной статьи

Правила ведения боя (ROE) [3], помимо прочего, должны учитывать минимальные стандарты в области прав человека. При проведении миротворческих операций на Балканах отмечалось, что некоторые правила ведения боя поначалу мешали миротворцам действовать в условиях очевидных нарушений прав человека, пока ситуация не приобретала опасный для жизни характер. Со временем эти правила были усовершенствованы, однако некоторые государства по-прежнему вводят ограничения или используют различные подходы, направленные на снижение роли их вооруженных сил в урегулировании внутренних вооруженных конфликтов, то есть стараются максимально исключить вмешательство во внутренние дела иностранных государств. С тем, чтобы учитывать основные положения права прав человека, потребовалось разработать универсальные правила ведения боя ООН, которыми могли бы руководствоваться ее миротворческие силы. Ключевым элементом любой миротворческой операции, напрямую влияющим на ее успешность, является то, насколько хорошо при ее проведении поддерживаются законность и правопорядок. В конечном итоге вопросы правопорядка - это вопросы прав человека. К примеру, Женевские конвенции 1949 г. включают в себя четкие правила, касающиеся обращения с заключенными женского пола и находящимися под стражей гражданскими лицами женского пола и являющиеся руководством к действию для военного и полицейского миротворческого персонала [1]. На прошедших за последнее десятилетие семинарах, посвященных актуальным вопросам международного миротворчества, часто обсуждались случаи, когда военные миротворцы, международные гражданские полицейские и другие ответственные лица нарушали права субъектов, для защиты которые они были направлены. Известны также случаи участия миротворцев в пытках и убийствах в Сомали, сексуальных злоупотреблениях в отношении женщин и детей в бывшей Югославии и сексуальном насилии в отношении женщин и детей в Камбодже [2]. Помимо количественного роста грубых нарушений прав женщин и детей, данные действия способны повлечь за собой распространение ВИЧ/СПИД, от которого умирают как гражданские лица, так и сами миротворцы. На семинаре в Корнвалисе было отмечено, что в ходе миротворческой миссии в Камбодже от заболевания СПИД умерло в семь раз больше миротворцев ООН, чем погибло в результате враждебных действий. Участники семинаров неоднократно обращали внимание на показательный рост уровня проституции, в том числе детской, что связано с прибытием большого количества иностранцев, так или иначе ассоциированных с международной миротворческой деятельностью. Было отмечено, что военные миротворцы могут справиться с этой проблемой в дисциплинарном порядке, если принимаются верные решения и четко работают механизмы ответственности: так, в некоторых странах действуют правила, запрещающие братание военных с местным населением. В то же время участники сошлись во мнении, что высшие уровни военного руководства должны запрещать такое поведение и претворять в жизнь политику запретов. В этом контексте было подчеркнуто, что ООН проводит в отношении правонарушений политику «нулевой терпимости» (zero tolerance) и даже приняла по данному вопросу Кодекс поведения миротворцев [4]. Также было высказано мнение о том, что хотя основное внимание уделяется военным, гражданская полиция, гражданский персонал ООН и сотрудники неправительственных организаций зачастую тоже являются нарушителями прав человека, и в их отношении как раз не всегда имеются дисциплинарные стандарты или механизмы привлечения их к ответственности за противоправные действия. Вопросы МГП и прочие аспекты прав человека, имеющие отношение к обеспечению мира и безопасности в принимающих государствах, одинаково сложны для военных и гражданских миротворцев. Тому имеется немало примеров. В течение 72 часов после начала миссии на Гаити, командующему миротворческой операцией потребовалось учредить центр временного заключения для содержания под стражей лиц, которые представляли явную угрозу военным и гражданским миротворцам. Силы для Косово (СДК / KFOR) под руководством НАТО немедленно приступили к задержанию лиц, действия которых были расценены как угроза миротворческим силам и безопасности людей: всего за две недели СДК было арестовано более 200 человек, многие из которых были задержаны за серьезные преступления, включая поджоги, разбойные нападения и убийства. Международные силы для Восточного Тимора (МСВТ / INTERFET) уже в первый день работы Миссии задерживали лиц за незаконное ношение оружия и/или создание угрозы безопасности МСВТ и гражданского населения. Впоследствии задержанные были переданы индонезийским властям. Однако такая передача оказалась неэффективной ввиду фактической дисфункции гражданской администрации в Восточном Тиморе. Стало ясно, что некоторые из задержанных были освобождены индонезийскими властями сразу после передачи. Для того, чтобы убедиться, что МСВТ были в состоянии выполнять свой мандат и в то же время гарантировать задержанным соблюдение их основных прав, командующий Миссией учредил Подразделение по управлению задержанными. Как правило, мнения экспертов расходятся в вопросе, должны ли вооруженные силы содержать задержанных вместе с военнопленными: сами военные утверждают, что они обучены работать с военнопленными, в то время как задержанные лица таковыми не являются. Согласия удалось достичь только по вопросу о том, что содержание под стражей в период проведения миротворческих операций должно, как минимум, соответствовать принципам МГП и права прав человека. Если же местные власти требуют, чтобы миротворцы передали им задержанных, и при этом возникает сомнение в том, что безопасность и права переданных таким образом лиц будут соблюдены, передача не должна происходить до тех пор, пока ООН не удостоверится в наличии гарантий обеспечения таким лицам основных прав человека. Ситуация осложняется тем, что даже при условии осведомленности военных и полицейских миротворцев о том, каким образом им нужно производить задержание, зачастую попросту не имеется помещений, в которых можно было бы содержать задержанных лиц. В Миссии ООН в Косово, например, запрос об инвестировании средств в строительство центров содержания задержанных, обращенный к странам-донорам, считался признаком дурного тона. По мнению участников международных семинаров, вопрос образования системы уголовного правосудия на различных уровнях требует стратегического мышления во избежание серьезных проблем в будущих миссиях и для гарантирования защиты прав человека в принимающем государстве, включая задержанных лиц. Не следует забывать о той дилемме, которая сложилась в Косово в свете вызовов внутренней безопасности. Насилие в этом проблемном регионе основано, главным образом, на межэтнических противоречиях, при этом самыми показательными являются случаи межэтнического насилия, связанного с организованной преступностью, преступлениями против международных должностных лиц и организаций. На протяжении многих лет Косово страдает от серии громких убийств, насилия в отношении меньшинств, нападений на индивидов и конвои, похищений людей, торговли женщинами и т.д. На сегодняшний день, пожалуй, ни один общественный деятель Косово не чувствует себя в полной безопасности. В особой зоне риска находятся меньшинства. Все миротворческие операции подчиняются единой цели - обеспечения соблюдения международных стандартов прав человека и основных свобод на всей территории их проведения. Об этом, в частности, неоднократно заявлял Совет Безопасности ООН в своих резолюциях, касающихся миротворческих операций. Совершенно очевидно, что МГП и право прав человека буквально пронизывают своими положениями все аспекты современных миротворческих операций и применяются, в различных формах, ко всем их участникам. Главной задачей миротворчества в XXI веке является практическое применение этих норм и стандартов в полевых условиях.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.