МЕТАФОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ «ЖИЗНЬ - ИГРА В ШАХМАТЫ» В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ ТЕРРИ ПРАТЧЕТТА Бакиев А.Г.

Башкирский государственный университет


Номер: 6-2
Год: 2014
Страницы: 17-18
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

Одним из направлений современной когнитивной лингвистики является исследование так называемой индивидуально-авторской картины мира писателей. Как отмечет В. А. Маслова, индивидуально-авторская картина мира - это образ мира сквозь призму сознания, языка писателя, его духовной деятельности [1,42-43]. Результатом этого субъективного отражения может по праву считаться художественный текст, в котором содержатся индивидуально-авторские смыслы - концепты. При интерпретации и анализе художественных текстов именно концепты служат некими «опорными точками» для исследования авторской позиции. Цель настоящей статьи рассмотреть развитие концепта «жизнь» на примерах метафорических моделей в художественном дискурсе Терри Пратчетта. Примечательно, что Терри Пратчетт довольно часто концептуализирует действительность с помощью метафоры и персонификации, что свидетельствует о его уникальном восприятии окружающего мира и образности мышления. Исследование метафор осуществляется с помощью метода концептуальной интеграции, разработанного Ж. Фоконье и М. Тернером. Рассмотрим следующую метафорическую модель: «жизнь - игра в шахматы»: It is said that the gods play games with the lives of men. But what games, and why, and the identities of the actual pawns, and what the game is, and what the rules are - who knows? [6, электронный ресурс] В данном примере мы наблюдаем проекцию исходных ментальных пространств (пространство источника, пространства цели): жизнь - игра; боги - игроки; люди - пешки. Результатом проекции является бленд - новое концептуальное пространство, нелинейно интегрирующее свойства исходных пространств [3,56]. Так, в итоге, мы получаем образ «богов», играющих в некую игру, напоминающую шахматы, а люди представлены в образе пешек (pawns). Стоит обратиться к дефиниции «шахматы» в толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. Шахматы - «игра белыми и черными фигурами на доске», цель которой одержать победу над соперником, поставить мат [2, электронный ресурс]. Однако в новом ментальном пространстве правила игры отличаются от правил игры в шахматы. Автор задается вопросами, каковы же правила игры, и в чем заключается ее цель. Именно эти вопросы являются ключевыми, ответ на которые неизвестен никому, кроме «игроков», управляющих «пешками». Таким образом, на наш взгляд, автор стремится передать мысль о том, что жизнь людей управляется и зависит от неких скрытых «высших сил». Однако этот механизм и принцип неизвестен людям. Люди являются лишь пешками, а их действия и поступки обусловлены скрытым механизмом, управляемым и контролируемым «извне». Рассмотрим следующую развернутую концептуальную метафору с элементами персонификации в рамках проекции «жизнь - игра в шахматы»: Hell wasn't a major reservoir of evil, any more than Heaven, in Crowley's opinion, was a fountain of goodness; they were just sides in the great cosmic chess game [5, электронный ресурс]. В соответствии с теорией концептуальной интеграции мы наблюдаем проекцию следующих ментальных пространств: жизнь - игра в шахматы; рай и ад - партнеры по игре, соперники. Терри Пратчетт создает антропоморфные образы «рая» и «ада» в виде игроков в некие «космические шахматы». В этом смысле, жизнь человека представляется партией в шахматы между игроком «адом» как воплощением зла, греховности, коварства и игроком «раем», воплощающим в себе все положительные смыслы и коннотации, ассоциируемые с этим понятием. Как известно, цель игры в шахматы одержать победу над соперником - поставить мат в результате тактически продуманных приемов и ходов шахматными фигурами. Очевидно, что в этой игре людям отводится роль шахматных фигур, управляемых игроками «адом» и «раем». Таким образом, мы можем выделить еще одну проекцию «люди - шахматные фигуры», в которой, очевидно, прослеживается параллель с предыдущей метафорической моделью «люди - пешки», управляемые «богами - игроками». Завершающим этапом концептуальной интеграции ментальных пространств «жизнь - игра в шахматы» является соотнесение спроектированной структуры - бленда с концептуальной системой реципиента, а также последующее развитие и моделирование смешанного концепта [4, 48-49]. В рамках нового интегрированного пространства мы можем предположить, что, если «рай» одерживает вверх в партии, то человек попадает в рай и наоборот. Этот вывод также подтверждает мысль автора об предопределенности и обусловленности поступков и поведения человека некими «высшими силами», управляющими жизнью людей. По мнению автора, высшие силы направляют человека, подсказывают совершать те или иные поступки, от чего в итоге зависит, попадёт ли он в рай или в ад. Таким образом, анализ концептуальных метафор в рамках проекции «жизнь - игра в шахматы» раскрывает сущность понятия «жизнь» в понимании Терри Пратчетта. Так, с позиции автора, жизнь человека представляется партией в шахматы между некими «высшими силами» (между богами; между «адом» и «раем»). Примечательно, что человеку в этой игре отводится роль пешки. Очевидно, что Терри Пратчетт считает, что в масштабах вселенной жизнь человека незначительна и предопределена высшими силами.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.