ДИАЛЕКТИКА ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ И МОДЕРНИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Бусыгин К.Д.

Российская академия предпринимательства


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 107-114
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

инновация, модернизация, конкурентоспособность, риск, устойчивое развитие, innovation, modernization, competitiveness, risk, sustainable development

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена рассмотрению вопросов инновационного развития и модернизации промышленных предприятий.

Текст научной статьи

Модернизация как процесс принципиально отличается от инноваций, если первое - это преимущественно совершенствование или обновление уже существующих технологий, оборудования, методов, бизнес-моделей и т.п., то инновации должны обеспечивать получение качественно новых результатов или создавать принципиально новые продукты и технологии, востребованные рынком. Именно по этой причине при реализации инновационных проектов всегда существенно выше риски, но в случае успеха они дают ощутимые результаты. Это означает, что инновации обеспечивают устойчивую конкурентоспособность хозяйствующих субъектов и выпускаемой ими продукции, а также формируют высокую добавленную стоимость. Поэтому сам крупный бизнес должен быть заинтересован в развитии инноваций для своего устойчивого развития в перспективе. [20] Развитие и внедрение инноваций должно выстраиваться как комплексный процесс, базирующийся на фундаментальных научных исследованиях, имеющий практические результаты для текущего периода и обеспечивающий потребности промышленности как двигателя современной экономики. И, как абсолютно верно отмечает в своих исследованиях Е.Ф. Никитская, значимость проблемы инновационного торможения российской экономики в последние годы значительно усилилась и, как следствие, интерес к инновационной тематике со стороны российского правительства, представителей бизнеса и науки возрос, при этом наметился постепенный переход от декларативных заявлений к практическим действиям. В то же время попытки «запустить» инновационные механизмы на национальном уровне, поставить на поток широкомасштабное внедрение инновационных проектов во всех сферах экономики пока не увенчались значимыми успехами [2]. В частности, в докладе о развитии человеческого потенциала отмечается: «… популярность инновационной темы в современной России достигла такого состояния, что уже так много исследовано, сказано, написано, что в головах лидеров бизнеса и индивидуальных предпринимателей идеи смешались, потеряв первоначальный смысл, рекомендации утратили практическое значение…» [1]. Таким образом, наступило время, когда крайне необходимо переосмыслить как причины инновационного торможения, так и возможности инновационного прорыва, основанные на создании действенной системы управления инновационным развитием. В соответствии с международной методологией инновация определяется как введение в употребление какого-либо нового или значительно улучшенного продукта (товара или услуги) или процесса, нового метода маркетинга или нового организационного метода в деловой практике, организации рабочих мест или внешних связях [3, c. 17-24]. В узком смысле инновации можно рассматривать как коммерциализированные знания, воплощенные в конечном продукте, при этом сам инновационный продукт может быть как материальным (новый товар, производственная работа или услуга), так и нематериальным (новый сервис, в том числе социальный, новая организация труда, производства, распределения и т.д.). В первом случае инновации рассматриваются как технико-технологические, во втором случае инновации могут рассматриваться как организационные, управленческие, маркетинговые, социальные и т.д. В свою очередь инновационный процесс - это планомерно реализуемый процесс, направленный на преобразование инновационных идей в продукт (под продуктом можно понимать заданный результат функционирования социально-экономических систем, в том числе и инновационных промышленных предприятий) посредством прохождения стадий (этапов) продуцирования, разработки, апробации и внедрения нововведений в какой-либо сфере функционирования или направления развития социально-экономической системы. В основе инновационного процесса, как собственно в основе общей теории инноватики, лежат знания. На рисунке 1 представлена схема инновационного процесса, последовательность которого характерна для макроэкономического и микроэкономического уровня. Рис.1. - Схема инновационного процесса [5, р. 189-194] Согласно общим постулатам инновационной теории и доминирующей в настоящее время ресурсной теории фирм, необходимость обновлений, преобразований и создания/внедрения нового возникает в тот момент, когда объект, и в данном случае инновационное промышленное предприятие, достигает пределов границы роста и развития. Достигая границ роста промышленные предприятия вынуждены изыскивать способы трансформации траектории своего развития и формировать новые целевые ориентиры. Как видно из представленного рисунка 2, сопряженность инновационных и модернизационных процессов является объективной и очевидной реальностью, при этом на основе сопряжения эти процессов объект (в нашем случае инновационное промышленное предприятие) формирует новые целевые ориентиры роста и развития на долгосрочную перспективу. Разработано автором Рис. 2. - Сопряженность модернизационных и инновационных процессов Таким образом, можно понять, что модернизация и инновация являются двумя явлениями одного порядка (рассматриваемыми в первую очередь с экономической точки зрения), которые развиваются в параллельных направлениях. А это значит, что и инновации, и модернизационные процессы не оказывают отрицательного влияния друг на друга. В то же время не всегда и не везде инновационные и модернизационные процессы реализуются успешно, по мнению ряда исследователей [5, c. 26-30], указываются причины таковой неуспешности: - во-первых, необходима коренная модернизация самой инновационной сферы в качестве начального этапа инновационного цикла, включающая коммерциализацию инноваций и создание малых инновационных предприятий, а также формирование инжиниринговых структур, способных на системное проектирование и сдачу технологий «под ключ» как завершающий этап цикла. Необходимо также увеличить финансирование и зарплаты в науке, отказаться от противопоставления российской академии наук вузам; - во-вторых, необходима реализация совмещенной модели инновационного предприятия и модели организационно-экономического пространства, стимулирующего развитие предприятий. - в-третьих, необходимо содействовать через налоги длинным технологическим цепочкам, как при переработке ресурсов, так и в обрабатывающих отраслях. - в-четвертых, при модернизации необходимо последовательно решать следующие проблемы: бороться с потерями, противостоять инфляции, поддерживать конкуренцию. Сама по себе инновационная модель еще ничего не решит. Необходим экономический механизм «принуждения» к инновационному развитию. По нашему мнению перечисленные выше причины в полной мере раскрывают проблематику функционирования и развития наукоемкого сектора, в том числе и сферы инновационного промышленного производства. Кроме этого мы согласны с тем выводом, что на государственном уровне необходимо не столько создавать особые стимулы для увеличения уровня инновационной и модернизационной активности хозяйствующих субъектов, сколько формировать реальные стремления у собственников и руководства таких субъектов к проведению обновлений внутренней среды или в целом используемой бизнес-модели. Как абсолютно верно указывают Н.П. Арзамасова, Н.И. Комков, А.А. Лазарев [5, c. 26-30] в настоящее время в реальном секторе экономики складывается парадоксальная ситуация: - понимается невозможность быстрого и масштабного рывка в направлении инновационной модернизации; - понимается необходимость коренного изменения условий для эффективной инновационной деятельности; - основной акцент в инновационной деятельности по-прежнему делается на модели союза университетов и технопарков в зарубежном понимании, но в отечественном исполнении. Фактически это означает, что существующая ныне модель инновационного развития национальной экономики, а значит и инновационные и модернизационные процессы в сфере наукоемкого промышленного производства не могут быть реализованы эффективно. Постоянное обращение к западному опыту сводится практически к копированию каких-либо достижений без понимания базисной их сущности и учета бизнес-ментальности. Проблема осложняется еще и тем, что фактически в настоящее время на фоне геополитических изменений уровень оттока капитала из российской экономики достаточно высокий, при этом уровень рисков инвестирования в российскую экономику и в частности в наукоемкое промышленное производство остается устойчиво высоким. На рисунке 3 представлены основные риски инвестирования в инновации и модернизацию российского промышленно-производственного сектора на начало 2013 года. Очевидно, что в первую очередь инвесторы обращают внимание на политические риски. Но при этом не стоит забывать, что многие рейтинговые агентства не всегда устраняют субъективизм во мнении эксперта из публикуемых исследований, следовательно, уровень политического риска не всегда соответствует действительному положению дел в национальной экономике. Рис. 3. - Риски инвестирования в инновации и модернизацию российского промышленно-производственного сектора (на начало 2013 г.) [6, c.17] Поэтому можно выделить три ключевых риска, которые не позволяют успешно проводить модернизацию и инновации в сфере наукоемкого промышленного производства и привлекать для этого необходимые сторонние инвестиционные ресурсы: 1) риски неэффективного корпоративного управления; 2) риски высокой ресурсной зависимости отдельных промышленно-производственных отраслей; 3) риск недостаточной транспарентности и недостаточной платежеспособности российского промышленно-производственного бизнеса. Необходимо также отметить, что за рубежом накоплен достаточный опыт как прямого стимулирования инновационной и модернизационной активности хозяйствующих субъектов, так и экономических механизмов «принуждения» к инновационному развитию. Также в обновленной инновационной политике Европейского союза отдельное место занимает государственная поддержка стимулирования инновационной деятельности на микроэкономическом уровне (уровне отдельно взятых предпринимательских и корпоративных структур). Эти меры Н.В. Шелюбская классифицирует по двум основаниям [21]: 1) меры, направленные на поддержку предложения инноваций на внутри и внешне европейском рынке; 2) меры, направленные на поддержку спроса инноваций, как внутри Европейского союза, так и за его пределами. В первом случае используется государственное субсидирование (финансирование) научно-практических исследований и внедрения их результатов, также предусмотрены налоговые и иные льготы, венчурное кредитование. Во втором случае организуются государственные закупки результатов научно-практических исследований, а также площадки трансферта технологий. Кроме этого в ЕС предусмотрены особые режимы функционирования для компаний малого и среднего бизнеса, которые можно классифицировать как «молодые инновационные компании» (young innovation company - YIC). Стоит отметить, что по настоящее время вопрос эффективности налогового и неналогового стимулирования инновационной и модернизационной активности на микроэкономическом уровне остается спорным. Как отмечает Н.В. Шелюбская, эффективность стимулирования инновационной активности на микро-уровне «… определяется национальной экономической, социальной и политической спецификой… наиболее важным фактором является сама конструкция … стимула…» [21]. Важно понимать, что на уровне Европейского союза принимаются рамочные решения и устанавливаются общие регламенты по развитию инноваций, процессов модернизации и обеспечению инновационно-модернизационной трансформации, в странах-участницах ЕС национальные правительственные органы формируют собственные инновационные политики, когерентные общеевропейской направленности инновационного развития. При многообразии положительных моментов и сильных сторон инновационно-модернизационного развития национальных экономики отдельных стран Европейского союза, которые весьма часто упоминаются в научных и практических российских исследованиях [7, c. 149-154; 8], стоит выделить и негативные моменты, связанные с организационными, экономическими и правовыми аспектами. Так, например [9; 10]: − во Франции мало заинтересован частный сектор, удельный вес вложений в исследования и разработки во Франции самый низкий по ЕС. При этом во Франции наиболее медленно развиваются связи между фундаментальной и прикладными науками, а также связи между Высшей школой, предпринимательским и корпоративным сегментом; − в Финляндии превалирующее положение занимает только одна компания транснационального уровня (концерн Nokia), что в целом ставит страну в зависимость от внешней инновационной конъюнктуры, кроме этого отдельными авторами отмечается неразвитость венчурного кредитования в стране [11, p.355-402], что существенным образом ограничивает возможности функционирования и развития малого инновационного предпринимательства; − в Италии и Великобритании относительно слабо заинтересованы корпоративный и предпринимательский сегменты, при этом в Италии, также как в Финляндии недостаточно развито венчурное финансирование. В Великобритании имеет место быть слабая координация между элементами инновационной системы. Очевидно, что положительные и отрицательные моменты инновационного и модернизационного развития национальных экономик, в том числе и в сфере промышленного наукоемкого производства являются неотъемлемой частью общемирового процесса, определяющего переход от индустриальной экономики к когнитивной экономике (экономике знаний) и от традиционного общества к ноосферному или информационному обществу. В свою очередь США имеют собственное уникальное строение инновационной среды и инновационной системы, что позволяет стране показывать наиболее эффективные результаты развития на макроэкономическом и микроэкономическом уровне: − во-первых, инновационная стратегия развития страны и модернизационная тактика полагает не построение как таковой экономики знаний с большим вложением государственных финансовых ресурсов, но формирование национальной инновационной способности, которая бы без лишних сложных стимулов и условий рождала спрос на инновации и предложение инноваций [12, c. 189]; − во-вторых, инновационная стратегия развития страны полагает практически полную автономию предпринимательского и корпоративного сегмента в части финансирования инновационной деятельности, на государственном уровне финансируются военные инновации, в которых побочные продукты трансформируются в гражданские инновации [13, c. 319-321]; − в-третьих, на государственном уровне проведено несколько основных реформ в области правового регулирования инновационно-инвестиционной активности коммерческого, государственного и частного секторов, что позволило удалить излишние организационные, финансовые, законодательные барьеры, которые мешали трансферту инноваций, проведению планомерных процессов модернизации ключевых наукоемких промышленно-производственных отраслей; − в-четвертых, государственное стимулирование инновационной и модернизационной активности коммерческого, государственного и общественного секторов основывается на использовании совокупности методов прямого и косвенного экономико-финансового и нематериального стимулирования. Эти методы реализуются специально сформированными надсистемными государственными органами, ответственными за реализацию инновационной стратегии развития страны. Инновационную систему США можно представить как взаимодействие четырех основных секторов в инновационной среде (государство - бизнес - наука - образование). Взаимодействие четырех основных секторов инновационной системы США, сформированной в одноименной среде, можно рассматривать как партнерство, основная цель которого состоит в получении требуемых экономических и неэкономических эффектов. Эти эффекты определяют скорость, качество и динамику инновационных и модернизационных процессов. Их эффективность в экономике США определяется еще и достаточно развитой инфраструктурой - созданными физическими и виртуальными площадками для взаимодействия четырех институциональных секторов. В качестве положительных примеров можно привести успешно функционирующий уже не одно десятилетие научно-технический кластер, именуемый как «Силиконовая (Кремниевая) долина». Но здесь же нужно понимать, что первые эффективные результаты функционирования и развития этого кластера были получены спустя полтора - два десятилетия [14, c. 45-46]. Модели инновационного и модернизационного опережающего развития Японии, Китая и Южной Кореи во многом схожи, поскольку все указанные страны в начале - середине XX века были отсталыми аграрными государствами, развитие которых сдерживалось тоталитарными режимами и специфическим географическим положением. Однако менее чем на полвека эти страны смогли кардинально изменить траекторию своего развития и сотворить, как, выражаются отдельные исследователи, национальное «экономическое чудо». В частности, весьма часто в научной и практической литературе приводится цитата Ю. Мотиной о том, что Япония вторглась в мировой научно-технический прогресс, взламывая устоявшийся порядок [15, c. 110-111]. С одной стороны успешное развитие Японии выглядело именно так (внезапный, опережающий рост за счет научно-технического потенциала), но с другой стороны этому предшествовал период накопления научно-технического потенциала, который основывался на заимствовании и переносе зарубежных технологий. Основная особенность состояла в том, что заимствовались технологии, находящиеся в последней дорыночной стадии, когда «… уже хорошо известно о потенциальном рынке сбыта, о необходимых для использования технологии производственно-технологических ресурсах…» [13, c. 319-321]. Но к настоящему времени, и с этим согласны многие исследователи [16, c. 3-72], развитие Японии уже не является опережающим, находится в стагнирующем состоянии и требует поиска новых решений для сохранения инновационного лидерства страны и выхода на новые этапы развития. Стоит сразу же отметить, что Китай, как Япония до середины XX века не рассматривалась как страна, претендующая на экономическое и инновационное лидерство, так как научно-технический, технологический и технико-внедренческий потенциал в Китае также полностью отсутствовал. И только с конца XX века беспрецедентные успехи Китая в экономическом развитии стали и, по-видимому, долго будут важнейшим событием мировой экономической истории. При очевидных положительных сторонах (включение и вовлеченность Китая в мировые инновационные процессы, научно-технический прогресс и т.п.), имеются и проблемные моменты, в частности, в связанные с тем, что Китай к 2010 году продуцировал не более 5% новаций. Все остальные технологии и инновационные решения приобретались или копировались на основании зарубежных аналогов. Но имеются и положительные моменты - плановая поддержка правительством зарубежной экспансии китайских предприятий позволяет говорить о «…принуждении к модернизации…» [17, c. 72-80] и активному освоению мирового научно-технического, технологического и инновационного пространства. Кроме этого с 1980-х годов Китаем реализуется политика «открытых дверей» [18, c. 20-31]. Южная Корея начинала свое развитие с использования макроэкономических инновационных стратегий заимствования и переноса зарубежных технологий, с целью их последующей адаптации для нужд национального развития. При этом Южной Кореей был успешно агрегирован опыт формирования инновационной инфраструктуры США и Японии, что выразилось в активном создании технопарков и технополисов. Кроме этого, Южная Корея в своей инновационной трансформации использовала опыт Китая и его экспортной ориентации в части реализации технологичной и высокотехнологичной продукции, а также процессов. Но в Южной Корее мощной базой инновационно-экспортного потенциала являются малые и средние предприятия [19, c. 708]. На основании вышесказанного можно резюмировать, что каждая страна самостоятельно избирает специфику инновационных и модернизационных процессов, реализуемых на макроэкономическом уровне. Однако непреложным остается факт, свидетельствующий о том, что формирование роста инновационной активности, а также обеспечение инновационной способности хозяйствующих субъектов, в том числе и инновационных промышленных предприятий, с использованием тех или иных стимулов, есть условие обеспечения долгосрочного национального устойчивого развития. Более того, необходимо отметить, что современные формы межфирменной кооперации можно и нужно рассматривать как базис процессов обновления и модернизации промышленности.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.