НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯРАЗВИТИЯ АПК И СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ: «УРАЛЬСКИЙ ВАРИАНТ» Сёмин А.Н.,Карпов В.К.

Уральский государственный горный университет


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 157-166
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

новая стратегия, развитие, сельские территории, new strategy, the development of ruralareas

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Предлагаются новые критерии оценки и планирования стратегии инновационного и устойчивого развития АПК и сельских территорий в условиях обострения конкуренции на мировом рынке сельхозпродукции и продовольствия.

Текст научной статьи

Устойчивое развитие сельских территорий (УР СТ) России должно стать частью мирового процесса, в рамках проекта «Рио-92» и последующих международных конференций. Основой его являются инновационное развитие социально-экономической сферыСТ и «зелёная экономика» мира и отдельных стран. В России с 1996 г. данной проблеме уделяется постоянное внимание во всех документах развития страны и регионов. С начала 21-го века принято большое количество подобных материалов различного уровня. Со временем также выявилась их низкая реализуемость в России и не достижение планируемых ими показателей или даже их ухудшение со временем. Созданию и совершенствованию научно-методических основ разработки таких программ и оценке их качествапосвящено много исследований и работ. При этом российская экономика и её аграрный сектор никак «не хотят» развиваться по «планируемым им путям и показателям». Даже наиболее важные в социально-экономическом плане «национальные приоритетные проекты», принятые по президентским указам и поставленные с его стороны под контроль специально образованных экспертных советов, не дали нужного результата, а некоторые не выполнены совсем, хотя продолжаются до сих пор. Нацпроект «Доступное и комфортное жильё - гражданам России» как не выполнялся, так и не выполняется. Переход российской экономики на инновационное развитие также стал для неё «камнем преткновения». Производство инновационной продукции и еёдоля в целом и во многих регионах снижается [1,16]. Это характерно и для Свердловской области, в которой доля её снизилась в последние годы, вопреки «разным программам развития», с 11% до 5% в 2012г. [2,16]. И это в области с многочисленными институтами инновационного развития,благоприятным расположением региона, богатыми природными ресурсами, развитой производственной средой и т. п. Область выбыла из числа регионов-лидеров инновационного развития России, уступив место другим. Отсутствие инновационной экономики прямо говорит о том, что у нас нет и инновационного образования, и инновационной науки, т.к. она является их логическим продолжением. Только инновационный научно-образовательный комплекс (НОК) может породить инновационную экономику, и только при инновационной экономике может состояться инновационный НОК. Подробный анализ ситуации в экономике страны дан в «Стратегии инновационного развития РФ на период до 2020 г.» правительства РФ от 2010 г.«Неспособность России ответить на вызовы времени означает сужение «окна возможностей» для перехода к инновационной экономике, утрату сохраняющегося научного потенциала, ослабление геополитических позиций, переход России в категорию стран с инновационной системой имитационного типа, не способных к производству нового знания и достижению глобального лидерства по ключевым технологическим направлениям. Это означает невозможность достижения целей и задач долгосрочного развития»[1,31]. Вывод крайне негативный для нашей страны. Важнейшее значение, по-нашему мнению, имеет и констатация факта неинновационного характера государства и государственной власти в целом. «Действующее государственное регулирование предпринимательской деятельности в целом и инновационной деятельности в частности пока характеризуется скорее враждебностью по отношению к бизнесу». «Качество налогового и таможенного регулирования и управления носят «репрессивный» по отношению к инновационному бизнесу характер» [1,38]. Всё это свидетельствует о крайне низком уровне государства и его инновационности. Но это также подтверждает вывод о взаимосвязи и взаимозависимости: нет инновационной экономики - нет и инновационного НОК - нет и инновационного государства и наоборот. Анализсостояния сельской экономики, также не внушает оптимизма. В 2010г. НИИ РАСХН ВИАПИ им. А.А. Никонова завершил работу по программе фундаментальных и приоритетных прикладных исследований за 2006-2010 г.г.: «разработать методологию, принципы формирования и совершенствования организационно-экономических механизмов функционирования АПК РФ, развития систем инновационной деятельности, форм земельной собственности и земельных отношений, направленных на обеспечение экономического роста в АПК РФ»[3,13]. В её итоге сделанвывод, что«система аграрных отношений является управляемой, и её необходимо формировать в интересах общества и государства. Основным препятствием на пути формирования рациональной системы агроотношений является отсутствие чётко сформулированной и однозначно определяемой совокупности целей государства в отношении АПК, а цели общества тем более, не сформулированы». Отсюда следует, что у государства и общества даже нет чётких и однозначных целей развития АПК России.Это вывод ведущим экономическиминститутом РАСХН сделан в 2010г. И далее:«анализ декларированных в различных официальных документах целей развития АПК показывает, что они не образуют единую непротиворечивую систему и не позволяют однозначно определить направления развития комплекса» [3,17]. Однако, последовавшая за этим «Стратегия УР СТ России до 2020г.», принятая распоряжением правительства РФ № 2136-р от 30/11-2010г. вновь содержала этот же самый декларированныйнабор целей, образующих как раз противоречивую систему,но которые и послужили далее основой для окружных и региональных «Стратегий» и госпрограмм развития села и АПК. Так госпрограмма «Развития АПК и потребительского рынка Свердловской области до 2020г.», принятая и утверждённая правительством только со второй попытки через полгода её доработки в октябре 2013 г., содержит целый ряд заданий и показателей, которые откровенно «ставят в тупик»: например, к 2020г. по сравнению с 2013г. «сократить количество молодых семей и молодых специалистов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на 49,3%» или «повысить уровень газификации домов с 16,1% в 2013г. до 17,9% в 2020г.» - это на 0,25% в год! Т.е. даже в 2020г. половина молодых специалистов на селе не будет обеспечена жильём! По «темпам» газификации села комментарии, как говорится, излишни! Далее: ежегодно создавать вновь не менее 12 крестьянских хозяйств и новых или реконструированных семейных ферм - не менее 3. И это при «особом внимании» к развитию малого бизнеса и предпринимательства к уже имеющимся «зарегистрированным» в области крестьянским хозяйствам в количестве около 770. Эти цифры целесообразно соотнести с количеством семейных ферм,например, в соседней и сравнимой по размерам и численности населения со Свердловской областью Финляндией, где их 67тысяч! И, главное при этом, уровень их жизни и доходов - один из самых высоких и стабильных в Европе. Ну и разговоры о качестве их продукции, её количестве и «продовольственной безопасности» их страны - излишни. Этот пример наглядно демонстрирует уровень их разрыва с «декларируемыми свыше целями», вроде: сократить разрыв в уровне и комфорте жизни на селе с городом, повысить престижность и привлекательность сельского труда и образа жизни, увеличить на село приток населения из города и т.п. Эти примеры можно продолжить и везде налицо полный разрыв между декларированными целями и фактическими планами, а особенно, их реальными результатами. При этом мир живёт по совершенно другим принципам и имеет более весомые результаты. Актуальность проблемы очевидна: требуется полная ревизия как целей развития, так и механизмов, и путей их достижения в АПК, на селе и в целом на сельских территориях России. Состояние проблемы и саму её глубину можно представить наглядней. Известно, что уровень жизни населения страны напрямую зависит от её среднедушевого валового национального дохода. При этом среднедушевой доход сельского населения США (фермеров) значительно выше такого показателя для среднестатистического жителя страны в целом [4,8]. Так в 2004 г. среднегодовой доход фермеров составил 82 тыс. долл., а по США - 44 тыс. долл., т.е. практически в два раза на селе был в среднем больше, чем в городе. В 2013 г. среднедушевой доход американцев составил уже 50,12 тыс. долл. в год. К этому времени доходы фермеров в силу целого ряда причин и умелого государственного управления росли особенно быстро, несмотря даже на кризисные годы. Т.е. доходы фермеров существенно обогнали среднеамериканские и уверенно достигли 100 тыс. долл. в год.Аналогично и в соседней к нам Финляндии. Российский среднедушевой доход в 2013 г. по данным того же источника составил 12,7 тыс. долл. в год. Отсюда видно, что он примерно в четыре раз ниже, чем в США и Финляндии. Однако, в отличие от их, доходы нашего сельского населения в среднем в два раза ниже, чем у городского [2,17], т.е. составляет около 6,0 тыс. долл. в год. Отсюда видно, что среднегодовой доход российского работника села меньше, чем у американского фермера в 15-16 раз, а по сравнению с финским - в 10-11 раз. Именно такой разрыв в доходах нам и надо преодолеть до 2020 г. или до 2025 г. Инновационный отрыв ведущихстран мира в сфере сельского хозяйства, как своеобразная «инновационная рента» и дополнительный ускоритель работает на них, увеличивая их технологический отрыв и обеспечивая им высокую конкурентоспособность на мировом рынке. При этом размер господдержки села, например в США, существенно (в несколько раз) понизился в последние годы[4,10]. Можно полностью согласиться с выводом, сделанном в Концепции УР СТ РФ до 2020г., принятой Правительством РФ в 2010г., что переход в фазу УР СТ тормозит, в частности, «отсутствие целостной стратегии и эффективных механизмов осуществления программ УР села», а также «недостаточное научное, статистическое и кадровое обеспечение УР СТ». Другими словами, нет «стратегии и эффективных механизмов» и нет, следовательно, и «науки», которая бы их сформировала. И далее в разделе 4 Концепции прямо указывается: «необходимо расширить и углубить научные исследования в области УР СТ и усилить научно-методическую поддержку органов управления развитием СТ на федеральном, региональном, местном уровнях». Но, констатируя «недостаточность науки», эта Концепция откуда-то «берёт» цели, принципы и задачи, которые, как и следовало ожидать, являют собой пример полной неконкретности и набор общих фраз, т.е. той самой «декларативности», на которую указывают коллеги из ВИАПИ. Разрешить сложившуюся проблему неспособности государстваи его структур спланировать УР СТ можно только на основе новой экономической стратегии развития АПК (НЭС) и села, которую мы и предлагаем вашему вниманию. Основная цель развития российского АПК и СТпредставлена на рис.1. в виде роста среднедушевого дохода российского фермера до 2020-2025 г.г., когда он сравняется и превысит доходы американских и других самых передовых в мире их коллег. Достижение наивысшего уровня доходов и соответствующего уровня жизни российскими фермерамии является, по-нашему мнению, главной целью УР СТ России, т.е. её НЭС. «Селу» нужен максимальный доход, значительно превышающий средний уровень доходов городского населения и высокий комфорт жизни на этой основе! Иначе никто там жить не будет и, особенно молодёжь. Она будет стремиться туда, где жить лучше, богаче и будет совершенно права в своём выборе и желании.Село - это не край для жизненных неудачников, не нашедших себе места в городе. Наоборот - это место приложения своих жизненных сил для людей самых образованных и конкурентоспособных! А высокий доход - достойная награда за их нелёгкий труд[7,29]. Рис.1. Рост среднедушевого дохода российского фермерства: Аб-2014 - 2016 г.г.; бкв - 2015 - 2022 г.г.; вг - 2023 - 2027 г.г. Из графика видно, что доход российского агрария должен возрасти с 6,5 тыс. долл. в среднем на человека в год в 2013 г. до 120 тыс. долл. в 2025 г., т.е. примерно в 20 раз. При этом график роста может быть условно разбит на три временных участка. Участок а-б соответствует 2014-2016 г.г. - период формирования инновационных механизмов и институтов развития СТ с максимальным использованием средств государственной поддержки. Участок б-в соответствует 2015-2023 г.г. - период инновационного развития с постепенным снижением господдержки и переход на саморазвитие. Участок в-г соответствует 2024 - 2026 г.г. - период инновационного развития с низкой господдержкой и развитым самофинансированием. Решить эту проблемуроста традиционными методами развития невозможно.Для достижения такой цели нужен соответствующий социально-экономический механизм (СЭМ), т.е. механизм устойчивого и инновационного развития.У нас это: - малый сельский бизнес, который обеспечивает максимальный личный доход и инновационное развитие самого бизнеса на основе непрерывного профессионального образования и науки, и; - агрогородок фермеров и сельских предпринимателей (численностью от 2000 человек и более) как центр прилегающей экономически освоенной СТ и реализующий несколько основных функций[5,4] - обеспечение высокого комфорта проживания и бытовых условий сельских семей; - обеспечение социального комфорта и уровня обслуживания (как городской); - обеспечение производственно-коммерческого комфорта и удобств организации, ведения и кооперирования малого сельского бизнеса. Такого СЭМ сейчас нет. На селе строят животноводческие комплексы и другие сельхозпредприятия, как правило, крупные, но недающие ни экономически эффективной и качественной продукции, ни высоких доходов работающему персоналу, т.е. более высоких, чем в городе.Строятся дорогие «дворцы для коров», а о работниках совсем забывают. Необходимо доходы сельского труженика поставить на первое место и сделать их главной целью развития государства и общества. Но им, очевидно, при этом может быть только фермер или сельский предприниматель - мелкий собственник и землевладелец[5,8]. Всё должно быть в полном соответствии с главным тезисом П.А. Столыпина: «..сперва создать гражданина, крестьянина-собственника, мелкого землевладельца, а потом гражданственность сама воцарится на Руси». Столетие, прошедшее со времени этого высказывания, полностью и практически повсеместно в мире подтвердило его правоту. На рис.2. НЭС и СЭМ её реализации представлены в виде схемы. Целью развития СТ должно стать достижение их экономически активным населением высших в миредоходов и уровня жизни. Только так Россия станет самой богатой страной в мире, что полностью соответствует богатству её природных ресурсов и возможностям её «человеческого капитала». Массовое сельское фермерство и агрогородки как социальная основа устойчивого развития СТ России и место комфортного проживания богатого сельского социума - современного сельского среднего класса. Именногородок с населением от 2-2,5 тыс. жителей и более позволяет реализовать в нём действующие социальные нормативы. Следует помнить при этом, что все блага социального обслуживания на селе многократно дороже для общества (и бюджета), чем в городе, и стремиться к их повсеместному развитию экономически нецелесообразно, а в качественном отношении, и совершенно невозможно. При этом агрогородок будет местом преимущественно проживания семей фермеров и предпринимателей, а ихфермы и другие малые производства будут размещаться в основном на прилегающей к городку сельской территории. Таких городков потребуется около 2,5-4 тыс. на всю страну, где комфортно будет проживать около 6-10 млн. человек экономически активного сельского населения. Агрогородки и проживающий в них экономически активный и предприимчивый средний сельский класс и составят необходимый для инновационного развития России социально-экономический механизм. Основными принципами развития в НЭС являются: инновационное развитие, основанное на науке и научно-техническом прогрессе; устойчивое развитие, основанное на прерогативе экологии человека и природы; «зелёной экономики», как синтеза двух первых и становящейся главным вектором развития в целом современного мира. Всё это приводит к логическому выводу о верховенстве инновационного образования и науки - основы опережающего развития страны в целом. АГ являются центрами прилегающей к ним СТ площадью около 100-200 тыс. га. На ней располагаются фермы и предприятия сельского бизнеса в количестве до 1.5 млн. по всей стране. Их количество будет в 10 раз больше числа «современных» с.н.п., составляющих 143 тысячи. Заселённость СТ России при этом возрастёт на порядок! Но важнее то, что она превратится в территорию интенсивной экономической деятельности и эффективного использования её природных ресурсов. Это будет возможно только при развитой сети сельских, лесных и других дорог на СТ, которая может быть построена единственным образом только на основе экономичных гравийно-грунтовых дорог и других технологий их строительства, основанных на самом широком использовании местных материалов силами малых предприятий и местного самоуправления. АГ СТ России при этом будут иметь свою специфику, важнейшими моментами которой являются. Во-первых, АГ должен быть именно местом комфортногопроживания фермерских и других семей, а не скоплением производственных сельских усадеб. Фермы и другие производственные объекты будут преимущественно располагаться на прилегающей территории, минимизируя, тем самым, транспортные перевозки и экологические проблемы. Во-вторых, АГ в российском варианте - это ещё и центр переработки сырья СТ и торговли готовой продукцией, включая торговые сети, рынки по всей стране и миру как кооперативные предприятия фермеров. Необходим «перенос» указанных отраслей производства и торговли из города на село. В этом должно быть заинтересовано общество и государство. Такая экономика позволит привлечь (удержать) дополнительно населениена СТ, повысить их заселённость и сделать саму экономику там более жизнеспособной и полноценной, имеющей перспективы развития. В-третьих,одной из возможных форм АГ может стать современная казачья станица, особенно на новых (не освоенных) или заброшенных и пустеющих российских территориях. Возрождающееся казачье движение стоит на «своеобразном распутье», не имея чётких ориентиров своего развития и целей. А они - прежние! Надо заселять российскую сельскую территорию и экономически эффективно хозяйствовать на ней совместно с государством. Да и задача развития СТ уже переходит из проблемы чисто экономической в стадию государственного строительства и управления ими, а значит и преобладающей частью территории страны вообще. Ведь обществу совершенно не безразлично, «что там за инвесторы» хозяйствуют (и хозяйничают) на наших территориях. Этот вопрос должен быть однозначно решён в пользу коренного населения этих территорий и их самого высокого благосостояния и доходов. И российское казачество является для этого наиболее подходящим и проверенным средством. В четвёртых, АГ - это наиболее приемлемая экономическая и социальная форма частно-государственного сотрудничества малого сельского бизнеса, сельского населения и государства в рамках самоуправления СТ для ихразвития на современном уровне. Надо прямо сказать, что у государства никогда не будет достаточных средств, чтобы привести даже «в божеский вид» те разнокалиберные и малочисленные 143 тысячи существующих в настоящее время сельских населённых пунктов, до 1/3 которых нет даже постоянного круглогодичного проезда. Думать, и тем более, планировать, в соответствии с принятыми Концепциями, задачу «сохранения и развития всех существующих сельских населённых пунктов» могут только те люди и чиновники, кто никогда не пошлёт туда жить и работать своих собственных детей и внуков. Рассматривая НЭС, по-нашему мнению, необходимо остановиться подробнее на важных для понимания её сути моментах. Выше уже говорилось об инновационности развития, ставшем «камнем преткновения» для российской экономики. Известно, что все последние годы доля выпуска инновационной продукции в стране устойчиво снижается. И это несмотря на очевидные усилия государства по созданию различных институтов развития и увеличение его затрат на науку и образование. Это в полной мере относится к сельскому хозяйству и другим отраслям экономики СТ. Не происходит качественного изменения и улучшения в уровне жизни и доходах сельского населения. Крайне медленно повышается производительность труда, непрерывно и высокими темпами растут цены на товары и услуги, особенно на продовольствие и продукты питания. При этом, безусловно, инновационно развивающееся сельское хозяйство США за последние 50 лет увеличило цены на сельхозпродукцию вдвое меньше, чем выросли цены в целом по национальной экономике [4,11]. Из многочисленных определений понятия «инновационности», вернее всего, по-нашему мнению, будет то, где вновь используемая технология обеспечивает не только более высокое качество продукции и более высокую производительность труда, но и снижает (порой значительно!) себестоимость её производства, что и обеспечивает рост её сбыта, объёмов рынка, рост прибыли и эффективности производства в целом, и сдерживает инфляцию, и рост цен. Собственно это и демонстрирует американское сельское хозяйство, особенно в последние годы, где инновационный рост только ускоряется. При этом доходы фермерских семей, и это главное, также постоянно возрастают высокими темпами. В российской же практике «мерилом роста сельского хозяйства» укоренилось строительство «современных» животноводческих и иных комплексов и их количество в том или ином регионе. При этом стоимость создания одного «коровьего скотоместа» в них уже превышает 500 тыс. руб., а уровень зарплат их работников «никак не хочет» быть «современным» и на порядок уступает заработку их коллег из Европы и США. Средний заработок работников низшего и среднего звена, включая даже специалистов с высшим образованием в 2013 г. в сельском хозяйстве Свердловской области составил около 10-11 тыс. руб. в месяц. В чём же тогда состоит их инновационность и современность? И является ли этот путь развития села правильным? Поэтому, мерилом инновационности производства должен служить размер оплаты труда, достигнутый в нём, который в этом случае должен соответствовать самому высокому мировому уровню. Такой подход, в частности, соответствуетпрезидентской программе«о создании 25 млн. ВПРМ - высокопроизводительных рабочих мест» в промышленности, который напрямую связан как с уровнем производительности труда, так и с размером его оплаты, также соответствующим современному мировому уровню. По-другому и быть не может. Но при этом в соответствии с принципом «инновационности», как и в развитых странах, уровень доходов фермеров у нас на селе должен быть намного больше, чем в среднем по экономике страны - в США, например, он выше более чем в 2 раза. Принцип устойчивости развития в наших Концепциях и Программах понимается и преподносится как постоянное и устойчивое развитиепроизводства и рост других экономических и социальных показателей.Однако в мире устойчивым считается не «всякое» развитие и «не любой ценой», а только то, которое не увеличивает «природные риски» и не обедняет природные ресурсы для будущих поколений. Такой подход также переводит «устойчивость» в ранг «инновационности» и в целом они становятся «зелёной экономикой» - основным вектором и механизмом современного развития и научно-технического прогресса. В сельском хозяйстве она связана с широким применением «зелёных технологий»: нулевой обработки почвы, переход на органические удобрения и снижение использования (и даже полное исключение) минеральных веществ и других химических средств, переход на биоэнергетику, рекультивацию земель и полное восстановлениеи повышение плодородия почв, снижение или полную ликвидацию загрязнения природы и нарушений экологии и т.п. НЭС подразумевает целый комплекс принципов и решениеряда задач для успешной её реализации и достижения поставленной ею цели. 1. Достижение и обеспечение самой высокой в мире производительности труда в сельских отраслях. Ключевое значение необходимости роста производительности труда как мерила инновационного совершенства производства и как основы его высокой оплатыположено в основу Программы создания к 2020 г. «25 млн. ВПРМ» в промышленности России. Требования её напрямую относятся к сельскохозяйственному производству и труду, тем более, что необходимость кратного (в два раза и более) превышения доходов фермеров и сельских предпринимателей над средними по экономике страны предъявляет ещё более высокие требования к росту производительности их труда. И примеры такого роста известны. В 2000 г. в среднем американский фермер производил продукции сельского хозяйства в 12 раз больше, чем в 1950 г.[4,10]. Это обеспечило оптимизацию численности сельского населения США до нынешних 9 млн. человек, что многократно снизило социальную нагрузку на бюджет страны. Такой результат однозначно стал итогом самой интенсивной работы по использованию в производстве новейших достижений науки, образования и жёсткой конкуренции многочисленных мелких производителей в лице фермеров и других участников рынка при умелом управлении и регулировании в нужном направлении процессов развития со стороны государства и их МСХ. Из Концепции УР СТ России до 2020 г. также известно, что по разным оценкам производительность труда в нашем сельском хозяйстве в 8-10 раз ниже, чем в наиболее развитых странах. Из этого, вроде бы, следует, что наш АПК должен быть в «первых рядах борцов» за рост производительности труда среди российских отраслей. Однако, например, в госпрограмме «Развитие АПК и потребительского рынка Свердловской области до 2020 г.» планируется «создать и модернизировать 2,63 тыс. ВПРМ» при общем повышении производительности труда на селе за этот период всего лишь на 70%.То есть, мы видим полное игнорирование задач, поставленных Президентом или их полное непонимание. 2. О росте уровня доходов экономически активного сельского населения, в первую очередь, семейного фермерства до самого высокого в мире уровня. Это должно происходитьв полном соответствии с ростом производительности сельского труда. Собственно проблемы в этом большой и нет - наши фермеры, ведущие своё хозяйство на современном (мировом) уровне уже получают сравнимые доходы с их зарубежными коллегами. 3. Снижение энергоёмкости продукции сельских территорий и АПК и долиэнергосоставляющей в общей цене их продукции до минимальных мировых значений и даже ниже. Известно, что этот показатель нашей продукции высок и порой многократно превосходит уровень аналогичной зарубежной продукции. Это снижает её конкурентоспособность и эффективность производства в целом. Наличие дешёвых ресурсов местного топлива в виде низкосортной древесины, её отходов, торфа и др. даёт возможность производить высококонкурентную продукцию, особенно на стадии её переработки. Большим резервом в энергосбережении является выращивание животных в холодных условиях и вне отапливаемых помещений: КРС, кроликов, лошадей, страусов, индеек и т.п. Переход части или целиком производств и бытовой сферы СТ на местные энергоресурсы, создание автономных систем энергообеспечения, использование биоэнергетических и возобновляемых источников энергии особенно на удалённых территориях позволит снизить зависимость от высоких рыночных цен на топливо и энергию и поднять эффективность производств и экономики СТ России в целом, сделать её конкурентоспособной в мире. 4. Снижение транспортной составляющей в цене продукции СТ до минимальных мировых значений и обеспечение транспортной доступности всей территории России, что важно в социальном плане и обеспечении комфорта проживания там населения. Большие расстояния и тяжёлые природно-климатические и почвенные условия увеличивают протяжённость дорог, затраты на их строительство и содержание, а в итоге и долю, и стоимость транспортных затрат в конечной цене продукции особенно лесных, северных и удалённых территорий. Для сокращения этих затрат необходимо: - обеспечивать минимизацию транспортных перевозок особенно массовых сельскохозяйственных грузов и продукции, а также биоотходовсельхозпроизводств и готовой продукции. Этому способствует размещение ферм и других производств непосредственно на сельской (лесной) территории с максимальной переработкой и её использованием на месте; - максимально глубокая переработка исходного сырья на месте его производства (добычи) и перевозка уже готовой продукции, продовольствия и других конечных товаров; - обеспечение транспортной доступности большинства СТ, комфорта, скорости и экономичности пассажирских перевозок на основе широкого использования, в первую очередь, местной малой авиации с эксплуатацией грунтовых всесезонных аэродромов и вертолётных площадок. 5. Достижение самого высокого в мире комфорта проживания и социального обеспечения населения в агрогородках на сельских территориях. Это можно обеспечить только в городках на сельской территории и при высоких доходах экономически активного населения в виде среднего класса сельских мелких предпринимателей, фермеров-кооператоров и т.п.[5,10]. Развитие современных дистанционных технологий образования, медицинского обслуживания, торговли, спорта, отдыха, развлечений и т.п. позволит создать в них условия, максимально приближенные к городским с сохранением и усилением природных достоинств индивидуального жилья (дома-сада) и современных бытовых технологий. 6. Обеспечение производства самого высококачественного и экологического продовольствия в мире, выпуск диетического, профилактического и лечебного питания с «захватом» значительной доли мирового рынка этой продукции. Максимальное использование природных ресурсов для производства экологически чистой продовольственной продукции, продвижение её на мировой рынок и захват его части как это уже делают страны со схожими с нами природно-климатическими условиями: Финляндия, Канада, США, Новая Зеландия, Аргентина, скандинавские страны и др. 7. Обеспечение низкой себестоимости производства продукции сельских территорий и продовольствия, поддержание её и «захват» на этой основе части мирового рынка как источника высокого благосостояния их населения. Мы можем (и должны) производить самую дешёвую и самую высококачественную сельхозпродукцию и продовольствие в мире. Умелое и высокоэффективное использование обильных земельных, кормовых (пастбища и покосы), лесных, водных и энергетических ресурсов для производства продукции, отдыха, туризма и других видов деятельности. 8. Обеспечение (достижение) высокой доли экспорта значительной (или даже преобладающей) части продовольствия и других товаров СТ с глубокой и конечной их переработкой. Создание высокоэффективных систем торговли и сбыта продукции на мировом рынке и поддержание высоких конкурентных качеств на основе её постоянного совершенствования и низкой себестоимости. 9. Обеспечение самого высокого в мире уровня подготовки специалистов для работы на сельских территориях, фермеров и сельских предпринимателей и постоянной их переподготовки с целью обеспечения превосходства «человеческого капитала» на основе инновационного научно-образовательного комплекса вузов и в целом сферы обучения [8,93]. 10. Обеспечение государством инфраструктурного и социального развития СТ, развитие частно-государственного партнёрства и их самоуправления. 12. Развитие института частной собственности на землю и другие природные ресурсы, в первую очередь и исключительно коренного населения, и создание на её основе высокоэффективной экономики сельских территорий. 13. Оптимизация численности населения СТ, т.е. её снижение до экономически обоснованного уровня. Экономика СТ ограниченна по объему и не может обеспечить высокодоходной работой большое количество населения. Так сельхозпроизводство США составляет менее трёх процентов в объёме их общенациональной экономики. Постоянный рост производительности труда в сельском хозяйстве будет снижать потребность в рабочей силе даже при увеличении его производства. 14. Всемерное развитие биоэнергетики и производства биотоплива на СТ как составной и весомой части их экономики и потенциала их развития. Бурное развитие биоэнергетики в последние годы в СШАс широким использованием генно-инженерных технологий обеспечило резкое увеличение объемов сельхозпроизводства, повышения его эффективности и прибыльности и многократного снижения государственной поддержки и доли её затрат с 47% в чистой прибыли фермеров в 1999 г. до 14% - в 2005 г[4,10]. На биотопливоуже в 2012 г. пошло более 100 млн. т кукурузы или 30% её урожая, а доля его в общем расходе горючего в стране поднялась до 7-8%. Растёт также и производство биодизеля из соевых бобов, объём которого уже превысил 2 млн. т в год, с одновременным выпуском высокобелкового корма, получаемого в качестве побочного продукта. На его производство тратится около 15-16 млн. т соевых бобов. Производство моторного биотоплива стало мощнейшим инновационным производством сельского хозяйства США и далее увеличивается. Если уж говорить о диверсификации сельской экономики, то это, в первую очередь, биоэнергетика и производство жидкого моторного топлива. Уже в 2006 г. этаноловая индустрия принесла экономике США 160 тыс. рабочих мест, увеличила доходы фермеров на 7 млрд. долл., обеспечила 5 млрд. долл. разных налогов [4,10]. Сейчас эти цифры гораздо выше. Этот опыт как нельзя лучше помог бы российскому сельскому хозяйству встать на инновационный и ускоренный путь развития и резкого повышения качества жизни населения сельских территорий России до уровня их коллег в самых развитых странах мира и выше. Перечень предлагаемых принципов нового подхода к формированию стратегии развития сельских территорий может быть развит и дополнен. Но он уже на этой стадии позволяет качественно сравнить потенциал и последствия развития села и его экономики на основе инновационного и кооперированного массового фермерства и крупных капиталистических сельхозорганизаций различной формы, основанных на наёмном труде. Последовательный сравнительный анализ по ним даёт однозначный результат и вывод, что крупные организации «наёмного труда» проигрывают фермерству[8,213]и в целом являются для России тупиковым направлением развития сельских территорий и их экономики. Такой вывод сделан умышленно без подробного анализа для постановки проблемы и поиска путей её решения. В дальнейшем мы постараемся этот вывод и дееспособность предлагаемого нами подхода в виде новой стратегии развития сельских территорий научно обосновать и доказать, в том числе практическими проектами.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.