МЕСТО ДЕРИВАЦИОННО-СМЫСЛОВОГО ПРОСТРАНСТВА СРЕДИ ДРУГИХ ВИДОВ ТЕКСТОВЫХ ПРОСТРАНСТВ Белоусова С.В.

Институт филологии и межкультурной коммуникации Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова (г. Архангельск)


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 216-219
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

деривационно-смысловое пространство, деривационные средства, формат знания, контекст, морфема, derivational-semantic space, derivational means, format of knowledge, context, morpheme

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья является частью исследования и описания деривационно-смыслового пространства художественного текста как особого формата знания. Доказано, что в художественном тексте деривационные средства способствуют концептуализации реального мира и репрезентации мира авторского сознания.

Текст научной статьи

Интерес к средствам репрезентации знаний в языке связан с развитием когнитивной лингвистики. Язык стал рассматриваться как когнитивный процесс, осуществляемый в коммуникативной деятельности и обеспечиваемый особыми когнитивными структурами и механизмами в человеческом мозгу [5, 406]. Знания могут быть представлены в различных форматах. Одним из таких форматов, на наш взгляд, является деривационно-смысловое пространство, сферой функционирования которого является текст, в том числе и художественный, так как он становится средством актуализации различных сторон словообразовательного механизма. Поэтому художественный текст «невозможно глубоко проанализировать без обращения к его деривационно-семантическому аспекту, который формируется словообразовательными средствами» [9, 263]. Задача данного исследования - выявить роль деривационно-смыслового пространства в концептуализации знаний и представлений о мире и определить его место в художественном тексте среди других видов пространств. Прежде всего, необходимо уточнить, что мы будем называть деривационно-смысловым пространством. Деривационно-смысловое пространство - это совокупность знаний, представлений, понятий, идей, мотивов, актуализирующихся в тексте посредством деривационных средств [9, 247]. В основе деривационно-смыслового пространства лежат деривационные смыслы, которые формируются не только лингвистическим контекстом, но и внеязыковым. Т.А. Сидорова отмечает, что формами репрезентации деривационных смыслов являются не только производные слова, но и отдельные морфемы, словообразовательные модели, текстовые словообразовательные парадигмы и деривационные словесные ряды, объединяющие различные производные на основе единого мотивационного кода [9, 263]. Полагаем, что перечисленные деривационные средства составляют формальный уровень деривационно-смыслового пространства. Художественный текст, как отмечает Е.С. Кубрякова, является вербализирующей репрезентацией вымышленного мира, первоначально возникающего в сознании автора произведения» [6, 27]. Писатель ведет диалог не только с читателем, но и с «явлением или предметом описания» [7, 274] и выбирает ту или иную словообразовательную модель не случайно, а учитывает особенности словообразовательной системы и то, что в его сознании, как и в сознании читателя, хранятся знания о словообразовательных моделях и словообразовательных значениях. Л.В. Бабина, исследуя концептуальные основы словообразования, приходит к выводу, что «производная лексика позволяет закрепить и вербализовать концептуальные объединения, появившиеся в актах познания и оценке мира и являющиеся результатом развития концептуальной системы человека, которая включает знания разного типа и характера» [3, 131-132]. Эта идея перекликается с концепцией Т.А. Сидоровой, указывающей на одно из таких важных свойств морфемы, как маркированность, благодаря которому морфема способна «сигнализировать о структурах знаний», то есть вызывать в сознании носителей языка «ту или иную рефлексию: этимологическую, словообразовательную, историческую, социальную, культурную и т.д.» [8, 74]. Это доказывает, что словообразовательный процесс является когнитивным процессом, так как на него оказывает влияние личность говорящего, его конкретные установки, знания и опыт. В когнитивной лингвистике морфемы рассматриваются как прототипические единицы, которые «способны репрезентировать знания о действительности», «они актуализируют внутреннюю форму слова как способ кодирования смысла и механизм его становления и развития» [10, 273]. Высказанные положения являются теоретическим основанием данного исследования. В художественном тексте именно контекст детерминирует переосмысление морфем в структуре слова и позволяет объективировать структуры знаний, стоящие за единицами словообразования, в том числе и морфемной синтагмой. На наш взгляд, словообразовательные средства способны актуализировать в сознании читателя различные когнитивные структуры: пресуппозиции, пропозиции, ситуации, компоненты ситуации, образы, представления и т.п. Анализ произведений Б. Шергина позволил сделать вывод, что в рассказах этого писателя одна из главных функций деривационных средств, являющихся основой деривационно-смыслового пространства, - отражение языковой картины мира поморов. Так, префикс без- (бес-) актуализирует сему «постоянство» и помогает автору передать особенности мировоззрения поморов, для которых солнце и море были символом жизни и вечности. Ср.: «Холмогорский скот идет от деревень, мычит - как серебряные трубы трубят. И над водами и над островами хрустальное небо, беззакатное солнце» [12, 33], «Мы шапки сняли, наглядеться не можем. Перед нами художество, дело рук человеческих. А как пристало оно здесь к безбрежности моря, к этим птицам, сидящим на отмели, к нежной, светлой тусклости неба!» [12, 118] Взаимодействие языкового значения префикса «отсутствие» с контекстом актуализирует новый, эстетически значимый смысл. Также префикс не- в производных «незакатимого» и «негасимый» становится одним из средств выражения регионального этнокультурного смысла: «В июне, в лучах незакатимого солнца, держали мы курс от Конушиного мыса под Север» [12, 118], «Только помню неоглядный простор морской, мачты да снасти, шум волн, крики чаек» [12, 133], «Негасимый свет летней ночи озарял лицо спящей» [12, 141]. Одной из нравственных ценностей для северян является родовая память. Эту тему в повести В. Личутина «Крылатая Серафима» помогают раскрыть производные с корнями -род-, -корен-//-корн- и -дерев-//- древ- [2, 372-373]. Слово корень в повести В. Личутина имеет не первичное, узуальное значение («вросшая в землю часть растения»), а вторичное, культурно значимое («род»), которое актуализируется контекстом, ведь в Поморье иногда вместо слова род употребляли лексему корень [11, 5]. На связь этих корней указывает и архетипичность образа дерева, которое в сознании многих ассоциируется с Мировым древом, являющимся центром мироздания. Через его символику реализуются временные значения: прошлое, настоящее и будущее, понятие о преемственности поколений. Е.С. Кубрякова утверждает, что «каждое порождаемое высказывание строится тоже в соответствии с правилами, обязательными для данного языка, но обычно достаточно гибкими для того, чтобы обеспечить человеку свободу выбора из числа возможных для выражения его замысла альтернативных средств» [4, 34]. Это связано с тем, что за каждой языковой формой стоит особая структура знания, содержание которой учитывается говорящим и связано с его субъективным опытом. Одним из средств кодирования концептов в языке является словообразовательная модель. Например, в сознании многих носителей русского языка аффиксы -чик-, -ик-, -к-, -ин-, -ищ-, еньк- (-оньк-) в словообразовательной модели типа основа существительного + суффикс -чик- (-ик-, -к-, -ин-, -ищ-), основа прилагательного + суффикс -еньк- (-оньк-) имеют оценочную коннотацию и являются средством отражения субъективной оценки говорящего: например, пальчик, самолетик, машинка, бугаина, драконище, хорошенький и т.д. В художественном произведении подобные производные становятся одним из средств формирования авторской картины мира, характеристики персонажа и т.д. К такому выводу мы пришли, проанализировав произведения Б. Шергина, В. Личутина, Д. Рубиной, Т. Толстой, Л. Петрушевской. Художественный текст отражает жизнь как картину мира в субъективно-эмоциональном преломлении конкретного автора. Таким образом, текст становится средой, порождающей новые знания об объектах действительности. В рассказе Б. Шергина «Детство в Архангельске» при помощи суффиксов субъективной оценки автор указывает на одну из поморских традиций - с уважением относиться к предметам быта, сделанным своими руками. Поэтому именно таким он видит дом отца: «Комнатки в доме были маленькие, низенькие, будто каютки: окошечки коротенькие, полы желтенькие, столы, двери расписаны травами. По наблюдникам синяя норвежская посуда. По стенам на полочках корабельные модели оснащены. С потолков птички растопорщились деревянные - отцово же мастерство» [12, 43]. В повести Д. Рубиной «Высокая вода венецианцев» аффиксы субъективной оценки становятся средством характеристики внутреннего состояния героини [1, 70]. Таким образом, деривационные средства не только обладают эмотивной валентностью, но и являются одним из способов объективации категории эмотивности, одной из ведущих в художественной картине мира. Благодаря контексту аффиксы способны репрезентировать определенный компонент концептосферы носителя языка, то есть можно сказать, что языковая экспрессивность является одним из средств концептуализации и категоризации. Итак, деривационно-смысловое пространство является результатом концептуализации и категоризации знаний о мире. Это концептуальная структура, которая становится средством хранения и передачи знаний, то есть особым форматом знаний. Среди текстовых пространств особое место занимает языковое, которое взаимодействует с концептуальным текстовым пространством. В результате такого взаимодействия и формируется деривационно-смысловое пространство, которое имеет статус лингво-ментального. Лингвистический (формальный) уровень этого пространства составляют производные, отдельные морфемы, леривационные парадигмы, деривационные функциональные поля, внутренние формы слов и т.п. Ментальный уровень составляют деривационные смыслы, которые взаимодействуют друг с другом и другими смыслами в тексте (авторскими, культурными, психологическими, этимологическими и т.п.).

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.