ФРАЗЕОЛОГИЯ КАК СИСТЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРЫ И СРЕДСТВО ЯЗЫКОВОЙ РЕАЛИЗАЦИИ В РАМКАХ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО КОДА «ВРЕМЯ» В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ Кутумова С.А.

Самарский филиал Московского городского педагогического университета


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 235-239
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

лингвокультурология, фразеология, идиомы, поговорки, культура, языковая картина мира, cultural linguistics, phraseology, idiomatic expressions, sayings, culture, linguistic worldimage

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается роль фразеологии в процессе изучения культуры отдельно взятых народов в рамках лингвокультурного кода «Время» на материале тематически обусловленных фразеологизмов английского и русского языков. Автор уделяет особое внимание роли бытового, исторического и природного аспектов при образовании фразеологических единиц и делает акцент на необходимость изучения идиоматических выражений в контексте языковых картин мира.

Текст научной статьи

Лингвокульурный код представляет собой взаимодействие вербального и культурного кодов. В свою очередь культурные коды формируют определенные картины мира, объединяющие представления человека о наделенных культурными смыслами реалиях, относящихся к одному типу феноменов. Помимо основных характеристик именуемых феноменов такие реалии несут функционально значимые для культуры смыслы. Вербальный код служит средством озвучивания этих культурных смыслов. Таким образом, лингвокультурный код аккумулирует и транслирует культурно значимую информацию. [6] Фразеология, как лингвистическая дисциплина, изучает устойчивые, в широком смысле идиоматические сочетания - фразеологизмы, под которыми принято понимать идиомы, коллокации, пословицы, поговорки, грамматические фразеологизмы и фразеосхемы. Лексическая система языка не может полностью обеспечить наименование новых познанных человеком сторон действительности, в то время как фразеологические единицы заполняют лакуны в системе языка. Несомненно, образование фразеологизмов ослабляет противоречие между потребностями мышления и ограниченными ресурсами языка. [1] А.В. Кунин называет фразеологию сокровищницей языка, поскольку во фразеологизмах находят отражение история народа, своеобразие его культуры и быта. [8, 5] В формообразовании огромная роль принадлежит человеческому фактору, поскольку подавляющее большинство фразеологизмов связано с человеком, разнообразными сферами его деятельности. Лингвокультурологический подход к описанию фразеологических единиц, в свою очередь, позволяет провести экспликацию культурной семантики (определить культурную коннотацию, а также культурно-значимые смыслы), национально-культурной специфики и, кроме того, особенностей функционирования фразеологических единиц, выступающих в роли культурных знаков в концептосфере различных культур. Таким образом, основная задача лингвокультурологии применительно к фразеологическому материалу отдельно взятого языка представляется как определение культурно-значимых элементов значений фразеологических единиц, которые, соотносясь с их концептуальным содержанием, обеспечивают способность идиоматической стороны языка выступать в качестве презентации культурных символов. По своему происхождению фразеологические обороты, как и слова, распадаются на две основные группы: обороты, возникшие в родном языке на основе народных образов и народной языковой картины мира, а так же заимствованные фразеологические обороты из других языков. Наибольший интерес представляют фразеологизмы, возникшие в рамках отдельно взятой культуры и, преимущественно, не имеющие эквивалентов в других языках, поскольку именно подобные единицы наиболее ярко отражают языковую картину мира определенного этноса. Подавляющее число фразеологизмов тесно связано с бытом народа, его историей, верованиями, а также общим развитием нации. Так, фразеологическая единица Адмиральский час связана с обычаем Петра I выпивать до полудня вместе с матросами, однако на сегодняшний день обладает значением «выпивать и закусывать до обеда». [2] Вот тебе бабушка и Юрьев день пришло из средневековой Руси, когда крестьяне могли перейти к новому помещику, рассчитавшись с прежним хозяином. Иван Грозный издал указ, по которому подобный переход мог осуществляться исключительно по завершению сельскохозяйственных работ, а именно за неделю до Юрьева дня (день Великомученика Георгия - покровителя земледельцев, по старому стилю праздновался 25 ноября) или неделей позже. После смерти Ивана IV переход и вовсе был запрещен, после чего произошло окончательное закрепление крестьян к земле. [5] Таким образом, выражая огорчение в виду изменившихся не в лучшую сторону обстоятельств, и появилась данная фразеологическая единица. В английском языке примером отражения истории во фразеологии может служить фразеологизм an Indian summer («бабье лето»), по одной из версий описывающий возобновлявшиеся набеги индейских племен на лагеря поселенцев Северной Америки во время периода теплой погоды осенью. [17] Наконец, английская поговорка Time and tide wait for no man исторически восходит к легендарной личности короля Дании, Англии и Норвегии Кнуда Великого, полагавшего, что может повелевать морем. [23] При попытке осмысливания любого из подобных фразеологизмов непременно проявляются проблемы, связанные с отсутствием понимания определенных культурных образов для носителей любого другого языка, что, таким образом, подтверждает изначальный тезис о фразеологии как инструмента изучения культуры народа. Полагается, что с языческими верованиями славян связана фразеологическая единица после дождичка в четверг, то есть «никогда». Четверг считался днем бога-громовержца Перуна, и в этот день в засуху по обыкновению ждали дождя, однако поскольку обращения к богу не имели никакого результата, родилась фразеологическая единица с ярко выраженной коннотацией печали и сожаления. [11] Устное народное творчество, описывающее мифологические события, стало источником еще одной волны фразеологизмов в рамках русского и английского языков. Единица во времена царя Гороха в русском языке функционирует в значении «очень давно» и имеет ряд синонимичных понятий: помнить царя Гороха, при царе Горохе, когда царь Горох с грибами воевал. Царь Горох является персонажем исключительно русских фразеологизмов шутливого характера и ряда произведений народного и авторского творчества, где выступает в роли легендарного правителя древности. Одна из русских сказок в сборнике А.Н. Афанасьева начинается следующим образом: «В то давнее время, когда мир божий наполнен был лешими, ведьмами да русалками, когда реки текли молочные, берега были кисельные, а по полям летали жареные куропатки, в то время жил-был царь, по имени Горох». В связи с этим использование имени Гороха в качестве отсылки к древним временам рассматривается вполне обоснованным, тем не менее, до сих пор представляется неясным, почему властитель получил именно такое имя. [12] Споры о последнем продолжаются длительное время: А.Н. Афанасьев в работе «Поэтические воззрения славян на природу» описывая историю о Покатигорошке, ставит царя Гороха в один ряд с Перуном, усматривая связь между словами «горох» и «грохот», в то время как профессор А. Журавлев [7] настаивает на абсурдности связи, поскольку горох не молотят, а лущат, кроме того корни в словах «горох» и «грохот» изначально разные - праслав. *grox- и *gorx-. Иная версия описывает изначальный вид оборота как «по-царегороцки», то есть «по-константинопольски», и относится ко времени существования Византии. [12] Последний вариант также выглядит вполне правдоподобным, учитывая крепкие политические связи Киевской Руси и Константинополя. В связи с описанным выше, носителю английского языка представляется возможным осмыслить данный образ, однако скорее по аналогии с фразеологизмом, существующим в английской языковой картине мира - when queen Ann was alive. Последний обладает сходным русскому варианту значением - «очень давно», «в стародавние времена». Принимая во внимание факт реального существования королевы Анны, правившей в Англии в 1702 - 1714 годах, что представляется довольно недавним, и, учитывая некую мифологичность русского Гороха, английский фразеологизм представляется не полным эквивалентом, а лишь аналогией, поскольку в последнем присутствует историческая достоверность. Некоторые фразеологизмы вошли в язык из литературных произведений. Таковой, к примеру, стала поговорка Procrastination is the thief of time, взятая из стихов английского поэта Эдварда Янга. [21] Схожую судьбу разделяет фразеологизм sands of time в значении «малый период времени», пришедший в язык из творчества Генри Логнфелло. [22] Льюис Кэрол и его описание приключений Алисы подарили английскому языку фразеологизм March hare («сумасшедший»). [20] Благодаря роману «Тридцатилетняя женщина» Оноре де Бальзака в языке появилась фразеологическая единица бальзаковский возраст для описания женщин в возрасте от тридцати до сорока лет, которые, как и героиня романа, виконтесса д’Эглемон, отличаются самостоятельностью суждений и свободой в проявлении своих чувств. [4] В последствие, фразеологизм стал использоваться исключительно в качестве описания возрастных рамок, которые в контексте русской лингвокультуры также немного изменились. На основании бытийных понятий также возникли многочисленные фразеологические единицы. Например, цыплят по осени считают. Принято считать, что данный фразеологизм в свою очередь произошел от поговорки Считай, баба, цыплят по осени, а, мужик, меряй хлеб по весне, которая появилась в ответ на факт выведения основной массы цыплят весной. Все лето они крепли, однако до осени мог дожить не каждый. В сравнении с русской единицей существует английская идиома, описывающая идентичный культурный факт рождения цыплят весной - no spring chicken в значении «an old person». В русском языке существует иносказательное название месяца ноября - волчий месяц, возникшее на основании того, что в ноябре волки начинали подходить ближе к домам, поскольку овцы уже находились на домашнем содержании. Любопытно, что у гагаузов (тюркоязычного народа, исповедующего православие и живущего на территории современной Молдавии) и вовсе существовали дни для почитания волков, приходившихся именно на период приблизительно с 11 по 17 ноября. [9] Фразеологизмы медовый месяц/honeymoon, функционирующие в значении «первый месяц после свадьбы» этимологически восходят к обряду изготовления на свадьбу слабоалкогольного питного меда, который пился молодыми на свадебном празднестве и в течение последующих тридцати дней после свадьбы. [10] На основе восприятия окружающего мира и функционирования законов природы в рамках языковых картин мира также сложились уникальные фразеологические единицы. Русский фразеологизм бабье лето, согласно Большой советской энциклопедии, имеет исходное значение - «пора, когда на осеннем солнце ещё могут погреться старые женщины». Также выражение связывают с тем периодом в жизни крестьян, когда заканчивались полевые работы и женщины принимались за домашние дела: мочили лен, трепали его, ткали. По другой версии, сочетания бабье лето, бабьи дни, бабьи холода в старину имели смысл, основанный на суеверии: женщины обладают силой возвращать назад времена года и вообще влиять на погоду. В народе говорят, что «только женщина может так согреть, когда уже почти все потеряно». [3] На основании преимущественно сельскохозяйственного образа жизни на протяжении весьма длительного времени получил рождение фразеологизм knee-high by the 4th of July. Оказывается, коренное население Северной Америки, в свою очередь введшее в обиход первых пуританских поселенцев кукурузу (маис) определяли удачность грядущего урожая, если к 4 июлю она была высотой по колено. [19] В современном английском языке выражение сохранилось в значении «достигнувший положенной высоты, роста». Сходное начало используется и в идиоме knee-high to a grasshopper - «if something happened when you were knee-high to a grasshopper, it happened when you were a very young child» [18], что приблизительно соответствует русскому фразеологизму также бытового характера - «под стол пешком ходить». Английская фразеологическая единица the time is ripe, взявшая начало от определенного времени года, подходящего для снятия урожая, приобрело смысл «самое время сделать что-либо». [24] Английская поговорка April showers brings May flowers, описывающая очевидную закономерность между апрельскими дождями и удачными всходами растительности в мае [13], может быть примерно соотнесена с русской поговоркой как в мае дождь - так будет рожь, несмотря на внешнее расхождение во временных отрезках. Вместе с введением в широкие слои общества медицинского обслуживания в употребление вошел фразеологизм через час по чайной ложке, восходящий к рекомендациям доктора больному и функционирующий в значении «очень медленно». На основе универсальных фактов о природе возник фразеологизм the darkest hour is just before the dawn, аналогичный русскому после дождя всегда будет радуга. В связи с постоянно меняющимися условиями жизни и общей нестабильностью преобладавшей среди населения, беднота выработала привычку откладывать некие вещи про запас, благодаря чему появился фразеологизм save for a rainy day. Возможно, что ассоциативная связь погоды и нестабильности в стране метафорически вызвана особой переменчивостью погоды на территории Великобритании. Принимая во внимание перемены, произошедшие в быту русского и английского народов, целесообразным считаем затронуть и фразеологизмы, возникшие в современности. Отлично иллюстрируют перемены в обществе фразеологизмы hen night («девичник») [15] и stag night («мальчишник») [14]: во многих современных культурах используются пренебрежительные названия представителей различных полов, основанных на сходстве поведения в животном мире. В современном английском варианте также присутствует фразеологизм, описывающий определенные часы, когда на товары действует скидка - happy hours.[16] В рамках языковой картины мира того или иного народа формируются определенные образы восприятия окружающей действительности, в связи чем одни и те же наименования могут отличаться по образности в контексте различных культур. В подобных условиях восприятие фразеологических единиц в широком их понимании представителями других народностей представляет наибольший интерес, поскольку обычно сопряжено со сложностями перевода и передачи культурных образов в связи с отсутствием тех или иных реалий, в виду чего представляется необходимым изучать фразеологические единицы в рамках исходной языковой картины мира. Поскольку фразеология представляет собой конечный продукт действительно функционирующего пласта языка и приписывающая различным нейтральным объектам самые разнообразные значения и коннотации, данная область лингвистики рассматривается как наиболее удобный и информативный источник изучения культуры народов.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.