СОЦИАЛЬНЫЕ И ЯЗЫКОВЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ЭТНОЛИНГВОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РЕГИОНА Шамне Н.Л.,Милованова М.В.,Терентьева Е.В.

Волгоградский государственный университет


Номер: 7-1
Год: 2014
Страницы: 246-252
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Социолингвистика, языковые и социальные трансформации, лингвокультурное пространство региона, Sociolinguistics, language and social transformations, linguocultural space of the region

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье на основе анализа демографической, социальной и экономической ситуации в Волгоградской области рассматриваются изменения, характеризующие современное состояние этнолингвокультурного пространства региона.

Текст научной статьи

В российских регионах с начала 2000-х годов происходят качественные изменения, обусловленные переменами в экономической, политической, общественной жизни. Происходящие перемены отражаются, в том числе, и на языковой ситуации, которая в свою очередь в определенной степени детерминирует векторы возникающих социальных и лингвокультурных трансформаций. Рассмотрим особенности протекания этих процессов на примере Волгоградской области, обратившись к анализу демографической, социально-экономической ситуации в регионе. Волгоградская область - территория, где этнокультурная картина и численность населения в силу исторических причин менялись несколько раз. К середине XX века в регионе национальный состав населения стабилизировался, сложилась весьма благоприятная демографическая ситуация. В 1970 году область была лидером по положительной разнице между числом родившихся и умерших в расчете на 1000 жителей. С конца 70-х годов XX века демографическая ситуация в регионе как и по всей стране значительно ухудшилась: к началу 1980-х естественный прирост довольно резко сократился, а уже в 1990-х перешел к отрицательным значениям. За последние двадцать лет численность населения Волгоградской области снизилась на 1,2%. В начале 2000-х был достигнут минимум, после чего ситуация начала немного улучшаться. Однако в 2010 году Волгоградская область заняла только предпоследнее место в рейтинге регионов, демонстрирующих прирост населения. Хуже положение с естественным приростом отмечалось только в Ростовской области. Учитывая же стартовые позиции, можно констатировать, что ухудшение положения с рождением-смертностью в Волгоградской области было более стремительным как среди соседей по ЮФО, так и по России в целом. Как известно, при расчете коэффициента жизнестойкости региона из числа родившихся на 1 тыс. человек населения исследователи вычитают число умерших за аналогичный период. Когда коэффициент больше нуля, регион признается жизнестойким, от -0,1 до -2 − недостаточно жизнестойким, от -2 до -5 − умирающим, от -5 до -8 − вымирающим, ниже -8 − выморочным. Волгоградская область по данным Росстата имеет коэффициент минус 3,9, что в целом указывает на неблагоприятную ситуацию. По аналогии с общероссийскими тенденциями можно было бы ожидать, что миграция могла хотя бы частично компенсировать сокращение населения в Волгоградской области. Однако статистика этого предположения не подтверждает. Повторив общие колебания миграционных потоков в 1990-х, Волгоградская область с 2001 года стала одним из двух регионов ЮФО, где наблюдается превышение эмиграции над иммиграцией (исключая республики Северного Кавказа) [4,77]. За период с 2001 по 2010 год в результате миграции населении Волгоградской области сократилось почти на 20 тыс. человек. И если количественно эти потери на фоне 2,6 млн. жителей области мало о чем говорят, то качественные потери гораздо ощутимее: регион покидают в основном молодые, энергичные и успешные. Сохраняя отрицательное сальдо и по естественному, и по миграционному приросту, область неизбежно будет терять в численности населения. Так, в 2012 году в Волгоградской области среднегодовая численность постоянного населения составила 2588,9 тыс. человек [6], в 2013 году − 2577,6 тыс. человек (-0,4%). Как отрицательный в целом характеризовался миграционный процесс в 2012 году. Отрицательная динамика миграционных процессов в Волгоградской области сохранится, согласно Прогнозу социально-экономического развития Волгоградской области на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 годов, и в дальнейшем, хотя ее темпы будут сокращаться [6]. Так, в 2016 году по сравнению с 2012 годом численность населения снизится на 1,6%. Вместе с тем, по оценкам экспертов, снятие ограничений на иммиграцию в Российскую Федерацию будет иметь различные последствия субъектов. Ряд регионов несмотря ни на что будет терять население, в то время как для других субъектов приток мигрантов может стать потенциалом демографического роста. Именно к числу таких перспективных регионов относится и Волгоградская область, численность населения которой к 2026 году будет на 18% больше при снятии миграционных ограничений по сравнению с инерционным прогнозом Росстата. Разумеется, причины демографических процессов многообразны, но большая часть из них так или иначе связана с экономикой. Уровень среднедушевых доходов, средняя зарплата и уровень безработицы в Волгоградской области находятся на уровне соседних регионов, а в некоторых случаях выглядят слабее. Косвенным подтверждением некомфортности условий на рынке труда является региональный разрез миграционных потоков. Так, по Волгоградской области на протяжении всего периода после распада СССР наблюдается положительное сальдо по международной миграции (приезжает на постоянное место жительства в регион больше, чем уезжает в зарубежные страны). Возникший в 2000-х годах суммарный отток населения целиком объясняется отрицательным сальдо по межрегиональной миграции внутри России. Иными словами, по сравнению с отдельными зарубежными странами (прежде всего республиками бывшего Советского Союза) уровень благосостояния в Волгоградской области выше, что и притягивает иммигрантов. Как показывает опыт других регионов, в постиндустриальную эпоху акцент следует делать не на индустриальную экономику, а на развитие сферы услуг, что, безусловно, будет способствовать процветанию региона и привлечению в него мигрантов. Так, «данные по доходам и состояние занятости, в свою очередь, вполне соотносятся с динамикой объемов производства. График совокупного роста валового регионального продукта с 1996 по 2008 год (период, за который рассчитаны годовые темпы роста ВРП Росстатом) показывает: за двенадцать лет волгоградская экономика выросла меньше, чем у соседей по ЮФО и общероссийская. Отставание в динамике развития от Ростовской и Астраханской областей почти двукратное, от Краснодарского края − полуторакратное. Анализ погодовых данных показывает, что одной из причин слабых данных стал кризисный 1998 год, когда спад в нашем регионе стал максимальным из всех рассматриваемых регионов. В послекризисный период Волгоградская область также продемонстрировала самые низкие темпы восстановления. Данные за 2009 год по валовому региональному продукту свидетельствуют, что последний экономический кризис регион также пережил хуже, чем ближайшие соседи и Россия в целом. Данные Росстата за январь-август 2010 года подтверждают и относительно вялые темпы выхода волгоградского бизнеса из кризисного пике. Так, индекс промышленного производства за этот период в области показал рост на 6%. Почти такой же рост зафиксирован в Краснодарском крае, в Ростове − 14,3%, в Астрахани − 16,3%. По России за этот период промышленность прибавила 9,2%. Среди причин хронического отставания, на наш взгляд, можно называть, во-первых, низкую долю сектора услуг в регионе относительно и России, и соседних территорий. Менее 50% нематериальный сектор занимает только в волгоградской и астраханской экономике. Во-вторых, низкий удельный вес обрабатывающих промышленных производств, несмотря на довольно высокую долю сырьевых отраслей, включая энергетику, в совокупном объеме производства − 7,5% (выше только в целом по России − 12,2%). Кроме того, Волгоградская область демонстрирует сравнительно низкий уровень производительности труда в большинстве ключевых отраслей и секторов экономики, низкую степень инновационной активности и слабое присутствие в регионе высокотехнологичных видов деятельности. Для экономического развития региона все большее значение приобретает возможность импорта трудовых ресурсов. В конце XX начале XXI века Волгоградская область, как и многие другие регионы Российской Федерации, стала принимать на себя все большую миграционную нагрузку. С начала 2000-х годов, по данным социологических исследований, «на субъекты Российской Федерации, входящие в состав Южного федерального округа, в последние годы приходилось до 15% общероссийского миграционного прироста» [3,44]. На территории области по данным 2010 года у отдельных национальностей и народностей отмечается увеличение численности в 1,3 и более раз [2,34]. Количество иностранных граждан и лиц без гражданства, въехавших и поставленных на миграционный учет на территории Волгоградской области в 2013 году, увеличилось, по сравнению с 2012 годом, на 16,3% (с 94 404 до 109 805). В общем количестве иностранных граждан, поставленных в 2013 году на миграционный учет, преобладают граждане Узбекистана (44,1% от общего количества), Таджикистана (11,9%), Армении (9,7%), Азербайджана (8,5%). По сравнению с 2012 годом количество въехавших и поставленных на миграционный учет граждан Узбекистана увеличилось на 2,6%, Таджикистана - на 1,7%, Армении - на 1,6%, Азербайджана - на 0,3%. В основном иностранные граждане прибывали в 2013 году в Волгоградскую область с частными и рабочими целями (44,3% и 32,4% соответственно). Таким образом, с начала 2000-х годов национальный состав населения Волгоградской области претерпевает определенные изменения. Как отмечают исследователи, «в ряде районов Волгоградской области в результате миграции изменились исторически сложившиеся этнические пропорции населения, нарушился формировавшийся веками межэтнический баланс, что создало условия для дестабилизации этнодемографической ситуации в регионе, привело к заметному росту межэтнической напряженности, возникновению предпосылок к конфликтам на этнической основе. Причинами конфликтов выступают обособленный образ жизни мигрантов, существенные социокультурные различия, которые способствуют обострению противоречий между мигрантами и местным населением» [3,45]. Очевидно, что изменения в национальном составе ряда районов области и областного центра приводят к трансформациям языковой ситуации региона, которая в целом может быть охарактеризована как многоязычная [7]. Необходимо отметить, что русским языком владеют не 100 % иноязычного населения. В меньшей степени русским языком владеют представители достаточно крупных по численности национальных диаспор на территории Волгоградской области: «к таким группам относятся: армяне - более 2,3% не владеют русским языком; азербайджанцы, чеченцы, цыгане - 4,5%; турки - 11%. Самая сложная ситуация складывается с вьетнамцами (около 39% из них не владеют русским языком) и китайцами (27,5%)» [8,45]. Для изучения изменений в языковой ситуации был разработан алгоритм эколингвистического мониторинга языка региона [9,157]. В выборку были также включены мигранты, этническая принадлежность которых фиксируется в категории «русские». По национальному составу респонденты были представлены не только представителями титульных наций стран Ближнего Зарубежья (Средней Азии, Закавказья, Молдавии, Украины, Белоруссии), но и Дальнего Зарубежья (Китай, Болгария)1. Исследовательский интерес к данной категории граждан был вызван тем, что местом рождения родителей и части самих мигрантов не является РФ. Этот факт позволяет, с одной стороны, проследить способность членов семьи сохранить знание русского языка на должном уровне, а с другой, − проанализировать возможности иностранных государств в предоставлении услуг и их качества в сфере национальной системы обучения иностранным языкам, в том числе и русского. Национальность, пол, возраст опрошенных нашел отражение в приведенной ниже таблице. Таблица 1 Национальность и пол респондентов Следует отметить, что перед данной выборкой не стояло задачи с большой точностью репрезентировать генеральную совокупность (опросить всех мигрантов Волгоградской области). Целью являлось проведение исследования для мониторинга ситуации распространенности русского языка и национальных языков в среде мигрантов, обнаружения каналов, способствующих овладению знаниями в этой сфере, а также наличия языковых практик. Рис. 1. Распределение респондентов по возрасту и полу отражено Как показал анализ миграционных потоков (результаты анкетирования), в Волгоградскую область приезжают мигранты из исходной страны проживания, о чем свидетельствуют приведенные ниже Таблица 2 и Рис. 2. Таблица 2 Проживали ли Вы в других субъектах РФ до приезда в Волгоградскую область? Варианты ответа Количество человек Процент да 16 26,7 нет 43 71,7 Респонденты, не ответившие на вопрос 1 1,7 Итого 60 100,0 Рис. 2 Данные проведенного мониторинга убеждают, что миграционные процессы являются фактором, формирующим численность и качественный состав населения области. Особенностью миграционных потоков, направленных в Волгоградскую область можно назвать их феминизацию: доля женщин составляет 54,9 % всего миграционного прироста [1]. В ходе мониторинга был проведен вторичный анализ имеющейся информации по выявлению степени привлекательности для мигрантов Волгоградской области. В качестве причин, способствующих выбору мигрантов Волгоградской области регионом прибытия, можно назвать следующие: - наличие крупных этнических диаспор на территории области, имеющиеся родственные и семейные связи; - имеющийся уровень владения русским языком (даже ниже среднего); - минимально сохраняющееся пространство культурной коммуникации (от культурных связей на уровне отдельных семей - до связей на уровне общественных и культурных организаций); - наличие межнациональных браков у определенной части мигрантов и их родителей. Названные факторы в целом благоприятно влияют на процесс «вхождения» мигрантов в принимающее общество, позволяют сократить культурно-бытовую «дистанцию» между мигрантами и местным населением, предопределяя тем самым успешность процесса языковой интеграции мигрантов. В рамках исследования в г. Волгограде был также проведен опрос «Языковая адаптация мигрантов» [5,81], в котором приняли участие различные категории мигрантов, выразившие желание избрать своим постоянным местом жительства территорию РФ, а именно Волгоградскую область. В состав респондентов были включены учебные и трудовые мигранты из стран Ближнего и Дальнего Зарубежья, а также члены их семей. Общее количество респондентов составило 60 человек. Отбор респондентов производился методом «снежного кома» по принципу разнообразия выборки по полу, возрасту [10], а также национальностям и странам исхода. Кроме того, критерием отбора являлось желание респондента избрать РФ в качестве постоянного места жительства. Проведенное исследование позволяет сделать некоторые выводы. В результате социальных и экономических изменений, формирования новых миграционных потоков наблюдаются существенные трансформации этнолингвокультурного пространства Волгоградской области, проявляющиеся: - в изменении исторически сложившихся этнических пропорций населения; - в формировании нового межэтнического баланса; - в изменении векторов взаимодействия языковых культур этносов, традиционно проживающих на территории Волгоградской области (татарского, калмыцкого, казахского, немецкого и др.) и этнических языковых культур народов Российской Федерации (чеченский, цыганский и др.) с этническими языковыми культурами стран СНГ (украинский, армянский, азербайджанский, таджикский и др.) и дальнего зарубежья (китайский, корейский, вьетнамский и др.); - в увеличении вариативности языковых контактов и типов двуязычия близкородственных и неблизкородственных языков (русско-украинского, русско-татарского, русско-калмыцкого, русско-армянского, русско-азербайджанского и др.), в том числе так называемого «чистого» и «смешанного» двуязычия [9,155]; - в усложнении характера лингвокультурной ситуации; - в усложнении процесса языковой и культурной адаптации мигрантов, в появлении рисков нарастания конфликтного потенциала.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.