ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТООБОРОТА Боуш К.С.

Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России


Номер: 7-2
Год: 2014
Страницы: 23-26
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

услуга, электронный документ, электронная подпись, государственная услуга в электронной форме, Интернет, service, electronic document, electronic signature, state service in electronic form, Internet

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена одному из актуальных направлений современной действительности гражданского общества, институту электронного документооборота. Автором рассматриваются проблемы, обусловленные спецификой применения новых технологий в области использования электронной подписи с учетом новелл действующего законодательства. Особое внимание уделяется проблемам, связанным с защитой субъективных гражданских прав с учетом развития сферы государственных и муниципальных услуг в электронном виде.

Текст научной статьи

На современном этапе развития наше общество в целом и индивид в частности нуждаются в комплексе различного рода услуг. Сфера услуг приобретает все более прогрессивную окраску. Это, безусловно, связано с развитием новейших информационных технологий. Значительная доля всех государственных услуг сейчас стала доступна через сеть Интернет. Отметим, четкое нормативное определение услуги, а также качественные показатели (критерии оценки) услуги в действующем российском законодательстве отсутствует, что, безусловно, является упущением со стороны законодательных органов и является одной из актуальных проблем. Электронный документооборот государственных органов стал возможен, прежде всего, посредством федеральной целевой программы «Электронная Россия». К 2015 году запланирован полный переход на оказание электронных государственных услуг физическим лицам на всей территории Российской Федерации. Для хозяйствующих субъектов это несомненно, положительный момент, связанный в первую очередь со снижением определенных затрат. Однако следует заметить, что электронный документооборот несет и массу спорных моментов. И связано это, прежде всего с неоднозначным, «двояким» толкованием норм законов и как следствие с расхождениями на практике. С развитием компьютерных технологий и расширением спектра государственных услуг возникла и новая потребность, связанная с применением аналога собственной подписи в электронном виде. Эта потребность выразилась в принятии Федерального закона № 63 «Об электронной подписи», который ориентирован в первую очередь на расширение сферы использования электронных подписей. Отметим, что аналогичные законы имеются и во многих зарубежных странах. Например, в Германии действует нормативный правовой акт, название которого похоже на название российского закона, регулирующий правоотношения в среде электронного документооборота, в том числе и по использованию электронной подписи. Однако временные границы принятия законов существенно разнятся. В Германии указанный нормативный акт был принят в 1997 году. Целесообразно сказать, и о том, что в международной практике уже достаточно длительное время действуют критерии так называемой электронной коммерции. Согласно этой правовой конструкции не подвергается сомнению юридическая сила электронного документа. В России электронная коммерция в полном объеме не действует, что обусловлено, прежде всего, новацией рассматриваемых отношений. В настоящее время электронный обмен данными оказывает существенное влияние как на экономику страны в целом, так и на права граждан в частности. Обусловлено это развитием информационно-правового поля. Именно поэтому данные отношения требуют особого правового регулирования на уровне, как национального законодательства, так и международного права. Наиболее остро сегодня стоит проблема правового несоответствия между законодательством разных стран, и это в первую очередь сказывается на международном обмене электронными данными, что приводит к «заторможенности» развития в сфере электронной интеграции. Надо четко представлять, что на сегодняшний день процесс обмена электронными данными - это «необратимый, неотвратимый» процесс, обусловленный, прежде всего потребностями общества и государства, связанный с развитием инфраструктуры рынка услуг, а также с развитием коммерческой и предпринимательской деятельности. Анализ применения аналогов собственноручной подписи показывает, что в настоящее время имеет место быть видовое многообразие собственноручной подписи. Причем широкое распространение получила именно Электронная цифровая подпись. Первый российский стандарт Электронной цифровой подписи был разработан в 1994 году. Реализация гражданских прав в сети Интернет происходит путем оформления гражданско-правовых отношений, по средствам совершения сделки. Сделка может быть оформлена лично, либо через посредника. Все правила по заключению такого рода сделок регламентированы гражданским законодательством. Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ) устанавливает юридическую возможность оформления сделок с использованием электронных средств, что предопределено ст. 160, ст. 430 ГК РФ, хотя и не предусматривает всех нюансов, обусловленных в первую очередь новизной общественных отношений в сфере электронных возможностей. Проблема подтверждения подлинности информации относительно волеизъявления субъекта при электронном документообороте может решается путем использования средств электронной подписи, но при этом возникает другая проблема - защита субъективных гражданских прав лиц, применяющих электронную подпись и электронный документ. Затрагивая вопросы защиты субъективных гражданских прав, приходится говорить и о возможности применения так называемой самозащиты права, хотя при этом легальное определение данного термина в законе отсутствует. Кроме того, представляется достаточно проблематичным применения такой формы защиты права, когда речь идет о регулировании гражданско-правовых отношений с использованием электронной подписи. Заметим, что сам субъект-потребитель зачастую не задумывается о защите своих прав, а количество нарушений и даже преступных деяний в сфере предоставления электронных услуг, приобретения товаров через интернет - магазины возрастает. При этом не стоит забывать, что с развитием компьютерных технологий, преступный мир тоже «совершенствуется» (овладевают новыми знаниями в области компьютерной грамотности; изобретают новые способы и алгоритмы мошенничества с использованием в том числе, и сети Интернет). Говоря о защите права, мы в большей степени подразумеваем судебную форму защиты. Статья 46 Конституции Российской Федерации четко регламентирует указанное право. В этой связи представляется интересным подход Г.Н. Банникова, который отмечал, что право на судебную защиту является единым понятием, имеющим два аспекта: право на восстановление нарушенных прав, право на возмещение ущерба, т.е. право на удовлетворение материального требования (материальный аспект права на судебную защиту) и право на обращение в судебные органы, т.е. право на судебное разбирательство заявленного требования (процессуальный аспект права на судебную защиту [1, 8]. Кроме того, в юридической литературе нет единого суждения о формах и способах защиты субъективных гражданских прав. Например, А.П. Вершинин отмечает идентичность понятий «формы защиты прав» и «способы защиты прав», указывая на то, что под способом защиты следует понимать предусмотренные законом действия, которые непосредственно направлены на устранение препятствий на пути осуществления прав субъектами [2,49, 104]. Е.Е. Богданова отмечает, что действующим законодательством допускается три формы защиты: судебная, административная и самозащита [3, 32]. По мнению А.П. Сергеева под формой защиты следует понимать комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов [4, 268, 270]. В.В. Бутнев определяет форму защиты как комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов [5,10]. Особый интерес вызывает позиция Е.А. Крашенниникова и Е.Я. Мотовиловкера, которые утверждают, что предметом судебной защиты является не само право, а охраняемый законом интерес истца в восстановлении определенности субъективного права, который защищается судебной констатацией принадлежности спорного права истцу [6,1]. По мнению автора, такая точка зрения представляется наиболее верной. Так как наиболее точно раскрывает юридическую природу предмета судебной защиты. На сегодняшний день одной из нерешенных проблем остается проблема закрепления юридической силы за электронными документами удостоверенным электронной подписью, так как, к сожалению не всегда такие документы принимаются судами в качестве соответствующих доказательств. Судебная арбитражная практика современного периода по этому вопросу весьма неоднозначна по причине того, что пока еще не сформирована, что вызывает множество спорных и неоднозначных вопросов. Укажем, что во многом решение рассматриваемых выше проблем будет зависеть в первую очередь от дальнейшего реформирования и совершенствования гражданского законодательства. Ведь именно сейчас, когда развиваются новые отношения в рамках электронного документооборота, обнажаются пробелы и несовершенство действующего законодательства.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.