АКТ ОБ ИНСПЕКЦИИ МЯСНОЙ ПРОДУКЦИИ КАК КАТАЛИЗАТОР ВОЗНИКНОВЕНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В США Лукачева О.В.

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова


Номер: 8-1
Год: 2014
Страницы: 150-152
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

антитрастовое законодательство, Акт Шермана, качество продукции, антимонопольное регулирование, antitrust legislation, Sherman Act, quality of products, antimonopoly regulation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Основное внимание автора статьи приковано к двум событиям, произошедшим в американском законодательстве в конце XIX века, а именно принятие Акта об инспекции мясной продукции в 1887 г. и Акта Шермана в 1890 г. . Автор задается целью доказать, что события, которые произошли с чикагскими производителями мяса с последующим принятием Акта об инспекции мяса, сыграли решающую роль в узаконении антитрастовых мер и внедрении Акта Шермана.

Текст научной статьи

Данная статья рассматривает причины возникновения в США первой федеральной программы контроля за качеством продуктов и почти одновременного появления антимонопольного положения, которые позволили государству усилить вмешательство в экономику в конце XIX века. История этих двух законодательств уходит корнями в дело о чикагских упаковщиках мяса из The Beeftrust: создание The Beeftrust нового продукта - охлажденной упакованной говядины - послужило ключевым моментов в изменении условий со стороны спроса и предложения во всей индустрии meat-packing. Мелкие владельцы скотобоен, которые прежде олицетворяли собой индустрию мясного производства, были вытеснены с большинства торговых площадок, потому что они не могли соревноваться с новым, недорогим субститутом как замороженное упакованное мясо из Чикаго. Чтобы противостоять своим конкурентам местные скотоводы стали распространять информацию о том, что чикагские упаковщики используют испорченное мясо, которое негодно для употребления. Проблема качества замороженного упакованного мяса стала распространяться со скоростью света и в скором времени приобрела угрожающие размеры для экспорта замороженной продукции в целом и для внутреннего спроса на подобные замороженные полуфабрикаты. Только масштабная инспекция замороженного мяса могла спасти положение производителей и стимулировать спрос, но «мясных» инспекций было недостаточно, чтобы проследить за всеми точками производства. Кроме того, мелкие скотоводы обвинили чикагских поставщиков в ценовом сговоре и, как следствие, обвале цен на мясо после 1885 года. Соответственно, чтобы решить проблему сговора производителей мяса государство выступило с антитрастовой инициативой. Таким образом, на этом примере была показана связь между законом об инспекции мясной продукции и антимонопольным законом Шермана. Чтобы проследить хронологию событий и причинно-следственные связи, необходимо выдвинуть несколько гипотез и провести аналитическую проверку каждого предположения. Гипотеза № 1: У трастов нет причин к снижению качества производимой продукции. Проверка гипотезы: Для того, чтобы лучше понять дебаты, которые развернулись вокруг законопроекта об инспекции мяса и его связи с антитрастовым пакетом, попытаемся выяснить причины, которые смогли бы побудить чикагских упаковщиков обманывать потребителей относительно качества мяса. Фирма будет предоставлять соответствующие стандартам качества продукты в том случае, если ожидаемая приведенная текущая стоимость потока доходов от продаж в долгосрочном периоде будет больше любого краткосрочного увеличения благосостояния за счет ухудшения качества продукции и соответствующего снижения издержек [1,623]. Во-первых, фирмы стараются придерживаться стандартов качества продукции в том случае, если они инвестируют в специфический капитал, который определяет их долгосрочные цели. В случае с чикагскими фасовщиками фирмы активно инвестировали в скотные дворы и централизованные скотобойни, а также в рефрижераторные машина и качество упаковки, что говорит об их добросовестных намерениях в отношении качества продукции. Во-вторых, чем больше рыночная доля предприятия, тем меньше стимулов к обману потребителей. Это связано с тем, чтобы продать больше единиц продукции, производителям необходимо снижать цены, но если они будут делать это за счет урезания издержек, фальсифицируя продукцию, то они не смогут продать запланированный объем даже по низкой цене [2, 248]. В отношении мелких фирм ценовой эффект практически нулевой, поэтому снижение качества не имеет таких негативных последствий как в случае с крупными рыночными игроками. Чикагские фасовщики на тот момент являлись крупнейшими производителями упакованной и замороженной говядины, что опять говорит в их пользу. В-третьих, ритейлеры, которые переключились с поставок парной говядины на поставки замороженной имеют сильную мотивацию быть честными с клиентами относительно качества, потому что ритейл-индустрия представляет собой высоко конкурентную сферу и клиенты имеют возможность быстро переключиться с одного поставщика на другого. Четвертый фактор, который стимулирует фирмы придерживаться стандартов качества, это ожидаемый рост спроса. Логично, что если ожидается рост спроса со стороны покупателей, то поток долгосрочных доходов от продажи высококачественной продукции в разы превышает краткосрочную прибыль от продажи продукции низкого качества. В свете событий конца XIX века чикагские фасовщики были убеждены, что спрос на их продукцию имеет долгоиграющий характер, таким образом, обман покупателей со стороны таких фирм был маловероятен. Наконец, частота повторных покупок может быть реализована только в случае, если производители будут поддерживать качество товара, что особенно важно для розничных продавцов. В связи с этим местные ритейлеры, закупая товары у оптовиков, будут тщательно следить за их качеством с целью удержания клиентов [2, 250]. Аргументы, приведенные выше, рассеивают все вопросы, связанные с недобросовестностью чикагских фасовщиков, так как крупные производители, наоборот, заинтересованы в соответствии их продукции стандартам качества. Гипотеза № 2:Появление траста по производству замороженного мяса привело к снижению издержек производства, что в свою очередь, вызвало резкий обвал цен на мясо во всей отрасли. Проверка гипотезы: Производство фасованного мяса было одной из самых привлекательных отраслей для инвестирования в конце XIX века. До появления рефрижераторов отрасль характеризовалась мелкими оптовыми продавцами, которые непосредственно занимались убоем скота и упаковкой мяса. Однако после 1880 года произошли изменения в связи с появлением нового формата хранения и фасовки мяса, которые потеснили местных скотоводов-ритейлеров. Появление рефрижераторных цехов позволило совместить крупномасштабный забой скота, упаковочный комбинат и централизованную транспортировку туш, что в свою очередь обеспечила чикагским фасовщикам конкурентное преимущество в издержках. Помимо экономии на транспортных издержках, они получали положительную отдачу от масштаба от организованной деятельности: с 1880 г. по 1890 г. чикагские фасовщики захватили почти 55 % рынка, что происходило на волне «мясного бума» [3,430]. Впоследствии они взяли под контроль еще большую часть рынка, и, пользуясь своими преимуществами в производстве, распределении и транспортировке мяса, смогли установить цену на него ниже, чем у конкурентов, что привело к резкому падению цен во всей отрасли. Таким образом, резкий обвал цен на мясо стал центральной проблемой для скотоводов и владельцев скотобоен, чтобы инициировать законотворческий процесс об инспекции мяса и антитрасте. Гипотеза № 3. Проблема зараженности мяса скота была спровоцирована слухами, однако послужила началом разработки законов об Инспекции мяса и Акта Шермана. Подтверждение гипотезы: Первоначальные сведения о зараженности мяса стали распространяться после 1880-х, что повлияло на объемы продаж чикагских производителей и экспорт мяса. Но, в сущности, эти слухи были необоснованными, потому что не нашли подтверждения в статистике или газетах того времени. Происходили редкие и малочисленные случаи вымирания скота из-за болезни, но масштаб проблемы был ограничен несколькими стадами. В 1891 году официально было подтверждено, что болезни среди скота практически искоренены. Но данное заключение не успокоило локальных производителей мяса, которые продолжали муссировать тему некачественного замороженного мяса до такой степени, что иностранные контрагенты поверили в раздутую проблему относительно качества мяса и сократили его закупки, в результате чего экспорт мяса упал [2,258]. Это был замечено на федеральном уровне, после чего стали проводиться дискуссии по поводу проблемы некачественного мяса и чикагских производителей, которые вылились в итоге в закон об Инспекции мяса. Таким образом, вмешательство государства было направлено на обеспечение мониторинга качества мясной продукции до попадания ее к потребителю, сокращение поставок мяса и ограничение рыночной силы чикагских производителей с помощью дальнейшего принятия антитрастового законодательства. Заключение Основным выводом данной статьи является идея о том, что первый государственный нормативный акт о проверке качества мясной продукции активировал принятие первого антитрастового законодательства. Оба закона стали продуктом фундаментальных изменений, которые имели место быть в американской экономике в конце XIX века. Появление мясного траста, захват рыночной власти чикагскими производителями стало примером необратимости эффекта новых технологий, экономии на масштабе, маркетинговых ходов, и низких транспортных издержек, что позволило им активно вытеснить мелких производителей. Однако, те, в свою очередь, смогли пролоббировать свои интересы, что привело к появлению Акта Шермана, символизирующего защиту прав мелких предпринимателей и фермеров.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.