К ВОПРОСУ О ПЕРИОДИЗАЦИИ ПРОЦЕССА РЕПАТРИАЦИИ ТУРЕЦКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ ИЗ РОССИИ В 1918-1924 гг Познахирев В.В.

Смольный институт Российской академии образования (Санкт-Петербург)


Номер: 9-
Год: 2014
Страницы: 77-79
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Великое национальное собрание Турции, военнопленные, Первая мировая война, репатриация, турки, prisoners of war, repatriation, Turkish Grand National Assembly, the Turks, World War I

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Автор выделяет и обосновывает наличие восьми этапов в процессе репатриации из России турецких пленных периода Первой мировой войны.

Текст научной статьи

В процессе репатриации турецких военнопленных из России в 1918-1924 гг. мы выделяем восемь следующих этапов. 1. Первый охватывает период примерно с апреля по сентябрь 1918 г., т.е. от начала массового возвращения на родину пленных Центральных держав до того момента, когда, в ответ на турецкое наступление на Кавказе и отказ Стамбула передать оккупированные территории советским властям, Москва объявила об односторонней денонсации Брестского мирного договора в части касающейся Турции. Репатриация происходила в условиях нарастающего в стране социального конфликта, сопровождавшегося утратой Москвой контроля над всё большей частью территории бывшей Российской империи, в первую очередь - над регионами Кавказа и Сибири, где, преимущественно, и были расквартированы турецкие военнопленные. Названные обстоятельства предопределили следующие особенности исследуемого этапа: - организованная репатриация фактически распространялась лишь на Европейскую часть страны, тогда как возвращение на родину турок из иных регионов носило, в сущности, полустихийный характер; - ввиду отсутствия прямого сообщения между Россией и Турцией, пленные репатриировались через Оршу и Петроград; - Москва передавала Порте репатриантов, исходя из принципа: «турецких военнопленных следует рассматривать как германских»; такой подход был принят по инициативе Стамбула уже 2 мая 1918 г. и подтвержден соглашением сторон от 18 июля 1918 г. [1, 13-14, 16, 49]. 2. Ко второму этапу мы относим период примерно с конца сентября 1918 г. до января 1919 г. Начало ему положила телеграмма Центральной Коллегии по делам пленных и беженцев (Центропленбеж) от 24 сентября 1918 г.: «Немедленно приостановите отправку всех турецких военнопленных и гражданских пленных. За находящимися на местах установите надлежащий надзор». Позднее последовало разъяснение, что все это происходит «в виду перерыва сношений с турецким правительством» [2, 3, 12]. (Вместе с тем, здесь необходимо иметь в виду, что на данном этапе турки репатриировались из регионов, не находящихся под юрисдикцией Москвы). 3. К третьему этапу мы относим период с января 1919 г., когда советское руководство возобновило репатриацию турок как в связи с окончанием Первой мировой войны, так и в целях обеспечения скорейшего возвращения на родину русских пленных, находящихся в Турции. Завершился этап примерно в августе-сентябре 1919 г., когда обстановка, складывающаяся на фронтах Гражданской войны, заставила Москву вновь приостановить репатриацию (это, впрочем, не означает, что она не продолжалась из регионов, находящихся под контролем антибольшевистских сил). Отличительные черты данного этапа мы видим в первую очередь в том, что в результате наступления белых армий подавляющее большинство турок оказалось вне юрисдикции органов Центропленбежа, что привело к неконтролируемым перемещениям пленных и - главное - практически полному краху системы их учета. Кроме того, репатриация проходила в отсутствие и дипломатических отношений между РСФСР и Турцией и прямого сообщения между нашими странами. 4. Четвертый этап продолжался с момента прекращения репатриации турок советской стороной в сентябре 1919 г. и примерно до октября 1920 г., когда образованное в Анкаре Правительство Великого национального собрания Турции (ВНСТ) установило дипломатические отношения с РСФСР и приняло на себя дальнейшее решение вопроса возвращения на родину своих соотечественников, еще остающихся в России. На рассматриваемом этапе отмечены лишь единичные случаи отъезда турок из России на родину через Одессу и Петроград [3, 1]. При этом анализ служебной переписки указывает на то, что все русско-турецкое сотрудничество в решении проблемы репатриации османов сводилось, главным образом, к эпизодическим контактам между Центропленбежем и Оттоманским Красным Полумесяцем (ОКП) при почти полном равнодушии к названной проблеме со стороны иных советских органов, учреждений и должностных лиц. Еще одним направлением сотрудничества Центропленбежа с представителями ОКП в этот период стала организация командировок последних в Казань, Самару и Уфу «для оказания помощи пленным туркам, прибывшим из Сибири <…> вследствие невозможности в настоящее время организовать [их] эвакуацию на родину» [4, 7-8]. 5. Пятый этап репатриации охватывает период примерно с ноября 1920 г., когда Центропленбеж начал передачу пленных представителям ВНСТ, по март 1921 г., когда между РСФСР и правительством ВНСТ был заключен Договор о дружбе (16 марта), а затем и Конвенция о возвращении на родину военнопленных (28 марта). Особенности данного этапа мы видим в следующем. - в России были ликвидированы основные фронты Гражданской войны и установлен советский контроль над большей частью бывшей Российской империи, что облегчало процесс возвращения пленных на родину; - юридические основания репатриации определялись не международным договором, а вырабатывались в ходе обмена нотами между НКИД и представительством ВНСТ в РСФСР; - пленные подлежали передаче представителям ВНСТ, т.е. правительства в Анкаре, но не султанского правительства в Стамбуле. 6. Начало шестого этапа мы связываем с заключением 28 марта 1921 г. в Москве русско-турецкой Конвенции о возвращении на родину военнопленных, принятой в развитие ст. 13 Договора о дружбе между РСФСР и правительством ВНСТ, подписанного 16 марта того же года. Формально данный этап должен был продолжаться до 1 февраля 1923 г., когда истекал срок названной выше Конвенции. Однако фактически репатриационные процессы оказались свернуты уже к ноябрю 1922 г. Ключевыми особенностями данного этапа мы считаем следующие: - У Анкары были явно преувеличенные представления о числе своих соотечественников, подлежащих репатриации. Так, правительство ВНСТ утверждало, что в Европейской России остается 10 тыс. османских пленных, а в Сибири еще 12 тыс., тогда как по данным Москвы их общее количество не достигало и 2 тыс., включая несколько сот человек, находящихся в регионах, расположенных восточнее Урала [5, 73]. - Установленные Конвенцией сроки репатриации (для находящихся в Европейской части страны - 3 мес., а в Азиатской - 6 мес.), учитывая хозяйственную разруху в России и иные обстоятельства, были практически нереальны. Советской стороне уже в мае 1921 г. пришлось поставить вопрос о продлении сроков, а в конечном итоге они были пролонгированы сначала до 6 июня 1922 г., а затем и до 1 февраля 1923 г. [6, 220]. - В ходе самой репатриации в отдельных губерниях ощущался недостаток вагонов, продуктов питания и даже кипятка, не говоря уже о жилых помещениях и вакцине от холеры и оспы. Так, власти Самарский губернии доносили 20 мая 1921 г., что турки живут под открытым небом на станциях, жгут костры, питаются «в буквальном смысле слова травой и молотой древесной корой. Случаи голодной смерти учащаются. Желудочные заболевания прогрессируют количественно и качественно» [7, 25-26]. 7. Седьмой этап продолжался примерно с ноября 1922 г. до октября- ноября 1923 г., когда РСФСР и Турция фактически не проводили обмена пленными по причине некоторого охлаждения двусторонних отношений, вызванного политическими и экономическими разногласиями. О серьезности ситуации в рассматриваемом вопросе говорит хотя бы то, что на протяжении 1923 г. глава НКВД Крымской ССР по крайней мере трижды (18 мая, 23 июня и 31 июля) просил НКВД РСФСР дать ему разъяснения «о порядке репатриации турецких пленных», но ни разу не удостоился ответа [8, 213]. 8. Начало восьмому этапу положила ратификация заключительных актов Лозаннской конференции (1923 г.), окончательно оформившая международно-правовой статус Турции и давшая Анкаре основания обратиться к еще остающимся в РСФСР соотечественникам с воззванием, которое начиналось словами: «Правительство Великого Национального Собрания Турции заключило мир со всеми державами. Ныне в Турции войны нет» [9, 107]. Определить срок окончания данного этапа репатриации, к сожалению, не представляется возможным, т.к. процесс этот растянулся буквально на годы. Во всяком случае, еще в 1926 г. в СССР функционировало «Межведомственное совещание по вопросу репатриации бывших военнопленных турецких подданных, оставшихся на территории Союза в Турцию, и о возвращении бывших военнопленных советских граждан из Турции на родину» [10, 1].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.