НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ Грибов А.С.

Администрация Ярославской области


Номер: 9-
Год: 2014
Страницы: 258-260
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Применение уголовного права, оптимальная дефиниция, техника квалификации, индивидуализация, толкование, конкретизация, Application of the criminal law, the optimal definition, technics of qualification, responsibility individualization (personalization), interpretation, a concrete definition

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуются различные подходы к выработке понятия применения уголовного закона, предлагается наиболее оптимальная дефиниция исследуемого феномена. Автор предлагает выделять в качестве элементов правоприменительной техники в уголовном праве - технику квалификации, конкретизации или индивидуализации. В работе анализируется положение о допустимости расширения (в отдельных случаях) границы техники применения уголовного права за счет положений организационно-процессуального (процедурного) характера.

Текст научной статьи

Очевидно, что применение уголовного права и, соответственно, техника этого процесса заключаются не только в принятии и закреплении соответствующего решения, но и в самой деятельности. Следовательно, техника применения уголовного права относится не только к выработке правоприменительного решения, но и в целом к деятельности по квалификации преступления, оценке малозначительного деяния, назначению наказания или освобождению от него, и т.д.[1, 36]. Представляется, что в предложенной формулировке предложенной речь идет, в том числе, и о деятельности, но применительно к единичной правоприменительной операции. Поскольку и оценка малозначительности, и назначение наказания либо освобождения от него всегда связаны с принятием и закреплением юридического решения. Понятно, что если речь идет о правоприменительном процессе, таких решений может быть много и осуществляются они в определенной последовательности - это и образует правоприменительную деятельность [2, 64]. Но в исследуемом определении говорится о применении уголовного права, поэтому вполне логично говорить о единичной операции, как элементе перманентного процесса. Тем не менее, если вести речь о содержании абстрактной правоприменительной деятельности, во-первых, правильней привязывать ее к процессу принятия решений. Не случайно большинство вышеуказанных авторов рассуждают именно в этом ключе. Во-вторых, учетом того, что квалификация является необходимой составляющей правоприменения в перечень основных операций должен включаться и элемент толкования уголовного закона. Заметим, что толкование, интерпретация по времени и сложности может занимать подавляющий объем в процессе применения норм уголовного права. Очевидно, что широкая трактовка термина «принятие решения», позволяет включать в него и элемент толкования, т.е. выработки решения. Однако процессы выработки и принятия решения могут различаться как по субъектам, так и по качественному и количественному содержанию (например, по количеству предложенных для принятия решений). Следовательно, сам перечень основных операций по применению уголовного закона может выглядеть следующим образом: выработка, принятие, закрепление… решения [3, 36]. Думается также, что оба процесса 1) «принятия и закрепления решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных фактических обстоятельств в соответствующей норме» и 2) «определения (или неопределения) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера» должны не только объединяться союзом «и», но альтернативно разделяться союзом «или». Отсюда рассматриваемая дефиниция, предложенная в модернизированном виде может выглядеть следующим образом: применение уголовного права - это деятельность полномочных субъектов по выработке, принятию и закреплению решений о соответствии (либо несоответствии) установленных фактических обстоятельств признакам, закрепленным в уголовно-правовой норме, и (или) об определении (либо неопределении) содержащейся в ней меры уголовно-правового характера. Очевидно, что в таком виде понятие применения уголовного закона пересекается с понятием квалификации в уголовном праве, а отсюда, одним из элементов правоприменительной техники является техника квалификации. Коротко отметим, что по поводу определения содержания процесса квалификации, в доктрине сложилось в основном два подхода. В соответствии с первым (назовем его «узким»), квалификация преступлений состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом [4, 76]. Сторонники «широкого» подхода в процесс квалификации включают и этап юридического закрепления результата идентификации содеянного с описанием его состава в уголовном законе. Так, по мнению В.Н. Кудрявцева «понятие квалификации имеет два значения: 1) процесс установления признаков того или иного преступления в действиях лица; 2) результат этой деятельности судебных и прокурорских органов - официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме»[5, 5]. Не вдаваясь в дискуссию по поводу указанных выше позиций, мы присоединимся к первой точке зрения, таким образом, не рассматривая юридическое закрепление итогов квалификации как обязательный ее этап. Понятно, что в данном случае речь идет исключительно об официальной квалификации. Следовательно, применение средств уголовно-процессуального принуждения, освобождение от уголовной ответственности, назначение наказания, освобождение от наказания или от его отбывания, применение иных мер уголовно-правового характера, погашение и снятие судимости не являются этапами квалификации, хотя и осуществляются на основе ее результатов. Условно такие элементы применения уголовного права можно назвать - конкретизацией, индивидуализацией ответственности. Отсюда техника применения уголовного права включает в себя технику квалификации и технику конкретизации и индивидуализации ответственности. Это, в свою очередь, означает, что в значительной степени качество применения уголовного закона зависит от уровня техники квалификации, конкретизации и индивидуализации ответственности и наказания. Отметим, что в контексте вышесказанного возникает несколько вопросов. Во-первых, в каком соотношении находятся понятия: техника применения уголовного закона и правоприменительная техника в уголовном праве; во-вторых, возможно ли говорить о единообразии либо различии технической составляющей правоприменительной деятельности всех полномочных субъектов (например, следователя, прокурора, судьи и т.п.); в-третьих, какие именно технические операции необходимо включать в процесс по выработке, принятию и закреплению правоприменительных решений. Отвечая на первый вопрос, отметим, что, техника применения уголовного закона, на наш взгляд, по содержанию и границам является более узким понятием, чем правоприменительная техника в уголовном праве. Ответ на второй вопрос предполагает возможность использования в практической юридической деятельности различными правомочными субъектами несовпадающих уголовно-правовых инструментов. Наиболее сложным является третий вопрос. Условно любая деятельность состоит из последовательных взаимозависящих мыслительных и физических операций. Равно и деятельность по применению уголовного права состоит из подобных элементов. Мы уже говорили, что наибольший объем в этом процессе могут занимать интерпретационные операции. Если сводить правоприменение только к выработке и принятию решения, оно, по сути, смешивается с толкованием права, а по сути - с квалификацией. Включая в правоприменительную деятельность элемент закрепления таких решений, мы, несомненно, расширяем ее границы, но в таком случае она начинает пересекаться с техническими процессуальными операциями. Считается ли техническим «уголовно-правовым» сбоем, приводящим к отрицательному результату, нарушение следователем уголовно-процессуальных положений, например сроков или порядка вынесения процессуальных решений (которые закрепляют положительную квалификацию). Если да, то тогда правоприменительная техника в уголовном праве может не только тесно смыкаться, пересекаться, но порой и сливаться с процессуальной техникой. Отсюда мы полагаем допустимым расширять (в отдельных случаях) границы техники применения уголовного права за счет положений организационно-процессуального (процедурного) характера, поскольку уголовный процесс является единственной и специфической формой применения уголовного права, результаты которого всегда закрепляются в процессуальных актах.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.