ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВЫЕ ОРИЕНТИРЫ ПСИХОЛОГА (ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗРЕЛОСТИ В СРАВНЕНИИ С ГУМАНИТАРИЯМИ И ЕСТЕСТВЕННИКАМИ) Доценко Е.Л.,Погорова Р.И.,Фисенко Д.Н.

Тюменский государственный университет


Номер: 1-2
Год: 2015
Страницы: 183-188
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

профессиональные установки психологов, гуманитарии, естественники, социально-психологическая зрелость, psychologists’ professional attitudes, humanities students, students naturalists, social-psychological maturity

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Работа направлена на понимание того, насколько выбор ценностно-смысловых ориентиров зависит от региона, в котором обучаются будущие психологи. Эмпирически показано, что в сравнении со студентами гуманитарных и естественных направлений подготовки психологи оказались более чуткими к региональным особенностям обыденного сознания.

Текст научной статьи

Обсуждение вопроса, в какой степени психология как наука гуманитарна, а в какой естественна, важно не только для определения научного статуса психологии. В аспекте оценки психолога как представителя массовой профессии не менее важно понять, в какой степени его профессиональная позиция зависит от национально-культурных особенностей региона, в котором психолог оказывает свои услуги населению, бизнесу и учреждениям, а в какой она зависит от объективности и концептуальной принадлежности используемых им методов работы. И уже в гуманитарном аспекте похожая дилемма просматривается при выборе психологом ценностно-смысловых ориентиров для своей работы. В частности, перед ним встает необходимость выбирать (как правило, имплицитно) между глобализацией и традиционализмом. Для глобализации1 характерны ориентация на индивидуализм (в части мотивации и самовыражения), алгоритмизация общественных и производительных процессов, унификация стратегий достижения результатов и обеспечения эффективности деятельности, стирание культурных и национальных различий [16]. Для традиционализма2 характерны общинность (в части ценностных ориентиров), детализация и строгое соблюдение ритуалов, абсолютизация культурных и национальных различий, вплоть до изоляции и нетерпимости [8]. От выбора, который совершит психолог, зависит набор актуализированных в его образе мира конструктов, исходя из которых он будет принимать профессионально значимые решения. Априори невозможно сказать, каков будет выбор психологов, работающих в тех или иных социальных, национальных и религиозных контекстах (регионах). Особенно же проблематичным является вопрос о том, какое место в выборе ценностно-смысловых ориентиров играет период профессионального обучения будущих психологов. Цель работы - понять, насколько выбор ценностно-смысловых ориентиров зависит от региона, в котором обучаются будущие психологи. Влияние культурных ценностей на профессиональные установки психологов. Чтобы рассматривать особенности профессиональных установок вообще, и психологов в частности, необходимо обратиться к общим культурным ценностям, которые преобладают в обществе, где происходит процесс профессионального становления специалистов. О значительном влиянии культуры на личности людей говорило множество исследователей [1; 2; 3; 6; 10; 17]. Э. Дюркгейм подчеркивал, что общество имеет решающее значение в развитии человека. В основе влияния общества на людей лежат коллективные представления социальных общностей - системы идей, моральных принципов, обычаев, религиозных традиций, письменности и т.д. Их совокупность образует социальное Я [6], посредством которого происходит идентификация личности. Дж. Брунер также немало писал о том, что психическое развитие отдельных людей происходит под влиянием культурных средств, в процессе их усвоения [2]. Американская школа культурной антропологии, в лице Ф. Боаса и М. Мид, эмпирически сравнивала особенности общественной жизни и культуры различных этносов. Ф. Боас [1] и М. Мид [10] пришли к выводам, что на развитие психики людей влияют социокультурные факторы, которые могут отличаться у разных народов. Под влиянием этих факторов выделяются характеристики, которые могут быть свойственны целому этносу. Таким образом, можно говорить о «национальном характере» и других национальных чертах, в том числе и о национальном мировоззрении. Понимание культуры как основополагающего фактора при определении психологических качеств человека, в том числе и его профессиональных качеств, позволяет сделать ряд предположений об основных культурных факторах, которые отразились в профессиональных установках российских психологов (в нашем исследовании на примере студентов Западной Сибири и Северного Кавказа): В настоящее время одной из основных классификаций типов культур является разделение на индивидуалистские и коллективистские культуры [21; 14]. «Для индустриально развитого западного общества характерны ценности индивидуализма. Оно отдает предпочтение самостоятельности и личному благополучию в ущерб социальной идентичности… Коллективизм - концепция, отдающая приоритет целям той или иной группы (как правило, это семья, рабочая группа) по сравнению с личными целями. В соответствии с этим происходит самоидентификация» [19, 24]. Г. Триандис под конструктом «индивидуализм/коллективизм» понимает общепринятую систему убеждений, установок, Я-определений, ценностей и ролей. В одном конкретном обществе могут сосуществовать как индивидуалистские, так и коллективистские ценности, однако одни из них всегда будут преобладать [14]. Таким образом, в одном культурно разнородном обществе (многонациональном и поликонфессиональном государстве) возможны проявления различных по типу культурных ценностей, которые способны выливаться в разнонаправленные социальные тенденции. Начиная со второй половины XX века в новую активную фазу вошел процесс глобализации (и вестернизации), которая приняла в основном культурный характер и заключается в принятии «западных» индивидуалистских ценностей «восточными» обществами, для которых традиционно был больше свойственен коллективизм [15; 23; 22]. Последнюю четверть века российское общество принимает на себя мощный поток влияния ценностей индивидуализма [9; 3; 7]. Эти ценности затрагивают и общие профессиональные установки психологов, которые все это время формировались под влиянием со стороны западных коллег (в основном из Западной Европы и Северной Америки). Во многом из западной психологии были почерпнуты такие идеи как ценность всего личностного (в том числе личностного роста и личностной зрелости, личной ответственности и т.д.); принятие индивидуальности в качестве безусловного приоритета; признание приоритетными социальными качествами человека предприимчивости, целеустремленности, работоспособности, гибкости и т.п. И это - на фоне общей социальной тенденции к либерализации социальных отношений и социальных структур. Принятие новых для нас профессиональных установок во многом дает позитивные эффекты - профессиональные услуги психолога становятся все более востребованными, квалификация психологов постепенно повышается, эффективность работы и экологичность воздействия также возрастают. Вместе с тем, безоговорочный характер принятия транслируемых ценностей и установок поднимает необходимость конструктивного анализа того, что именно перенимается нами от западных коллег. Приходится констатировать, что мы имеем дело с ценностями, которые исходно формировались в западном обществе и носят индивидуалистский характер: а) персональная ответственность в противовес коллективным предписаниям, б) индивидуальная инициатива и активность (за которыми стоит личная заинтересованность) в противовес безусловной ориентации на общественное благо, в) обособление в быту и ориентация на личный комфорт в противовес приоритетной заботе о многопоколенной семье и т.п. Во многом на эти ценности и установки опираются современные тенденции к интеграции и глобализации, «прививка» которых профессиональному мышлению психологов представляется продуктивной и в целом положительной. В то же время, их нельзя считать универсальными и именно традиционные ценности в ряде случаев выполняют очень значимую общественную роль [12; 13]. Ведь «Современный мир - это не только процесс становления глобальной космополитической культуры, но и развития и сохранения локальных идентичностей, обеспечивающих этнокультурное разнообразие» [20, 12]. Как массовая профессия, психолог еще едва только занимает устойчивый социальный статус. Это обстоятельство делает самосознание психолога чутким к явному и неявному содержанию социального запроса к специалисту. Соответственно, особенности культурного, национального и разных иных социальных контекстов властно модерируют профессиональные установки психолога. Это ведет к тому, что психологи из разных социальных и культурных контекстов - это в некоторой степени разные психологи. Для ряда регионов России, в которых до сих пор сильны традиционные уклады с их ориентацией на общественное мнение, родовые традиции и семейное мировосприятие, форсированная переориентация на западные ориентиры является не только невозможной, но и малопродуктивной [5; 18; 11]. Психологи, предлагающие свои услуги в таких регионах (если они достаточно чутки к актуальным запросам клиентов, заказчиков и потребителей), настраивают свое мышление на особенности образа мира (обыденного сознания) их жителей. Как правило, психологи при этом почти не осознают даже факт наличия такой настройки, не говоря уже о том, чтобы рефлексировать ее содержание. В результате востребованными и эффективными психологи становятся в той мере, в которой они по своему мышлению и стратегиям взаимодействия соответствуют особенностям культурного (национального, религиозного) контекста населения, с которым они работают. Процессы ценностных переориентаций в основном носят гуманитарный характер, т.е. в большей степени влияют на те фрагменты обыденного сознания, которые призваны моделировать отношение населения к обществу в целом, к политическим и экономическим процессам, к образовательным нормам и карьере, к повседневному общению и т.п. В этом аспекте профессиональная подготовка гуманитариев в большей степени способна изменять их образ Я и характеристики социально-психологической зрелости, чем подготовка естественников. Подготовка последних более традиционна и скорее ориентирует на ценности естественнонаучной добросовестности, чем на социальную конъюнктурность. Последняя же - это один из аспектов предприимчивости, гибкости, толерантности и т.п. Гуманитариям (в нашем исследовании это были историки и социологи) в сравнении с психологами нет столь острой необходимости настраиваться на особенности национально и религиозно окрашенных запросов населения - в каком бы регионе они не жили и работали. Другое дело психологи. По своему научному статусу психология занимает промежуточное положение между гуманитарными и естественными науками. Это провоцирует ее быть менее чуткой к общемировым гуманитарным тенденциям (к глобализации), по сравнению с гуманитарными науками она оказывается более традиционной и менее подвижной. Это хорошо видно, например, даже из беглого просмотра учебников для разных специалистов - содержание учебников по психологии меняется гораздо медленнее, по содержанию и даже формам подачи остается неизменным в течение уже нескольких десятилетий. Следовательно, резонно предположить, что психологи, во-первых, за время профессиональной подготовки в аспекте становления социально-психологической зрелости покажут промежуточное положение между гуманитариями и естественниками; и, во-вторых, в различных национально-культурных условиях покажут различную степень выраженности социально-психологической зрелости. Методика. В данной работе приведен фрагмент более обширного исследования становления социально-психологической зрелости с использованием нескольких методик: 1) российская версия опросника казуальных ценностей (РОКО) Э. Десси и Р. Райана в адаптации Д.А. Леонтьева, О. Е. Дергачевой, Л.Я. Дорфмана; 2) тест жизнестойкости С. Мадди (ТЖС) в адаптации Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой; 3) модифицированный опросник диагностики самоактуализации личности САМОАЛ (А.В. Лазукин в адаптации Н.Ф. Калиной); 4) проективная методика «Я-Метафоры» (А.Г. Жиляев, М.В. Богданова.). Ниже обсуждаются результаты, полученные с помощью лишь последней из указанных методик. В методике «Я-Метафоры» испытуемых просили сравнить себя сначала с живым существом, а затем - с неживым предметом или явлением; каждый раз испытуемые называли три качества, отражающие сходство с предложенной метафорой. Обработка выполнена с помощью контент-анализа групповых наборов качеств, составляющих содержания образа Я. Единицей анализа выступали сформулированные испытуемыми характеристики (слово или словосочетание), которыми они наделяли метафоры (живое существо или неживой предмет или явление). Набор категорий для контент-анализа был сформирован эмпирически группой экспертов из трех психологов (в числе которых доктор психологических наук и кандидат психологических наук). Первоначальный список индивидуально сформированных категорий на общей встрече экспертов был частично редуцирован (за счет слияния категорий). Затем был выполнен подсчет частот попадания единиц анализа в каждую из категорий (каждая единица могла попасть только в одну категорию). Выполнено это было для различных групп - для всей выборки и отдельно для подвыборок, выделенных в соответствии с переменными, заявленными в плане эксперимента. По итогам контент-анализа составлены семантические профили групп, которые и подлежали интерпретации. Для более строгой оценки выявляемых тенденций и зависимостей на основе полученных частот были дополнительно подсчитаны доли качеств, релевантных социально-психологической зрелости, во всем перечне выявленных качеств в образе Я наших испытуемых. Результаты визуализированы в гистограмме на рисунке 1. Рис. 1. Изменение представлений о себе (по признакам социально-психологической зрелости) от 1-го к 4-му курсу у студентов из различных регионов Обсуждение результатов. На гистограмме нашли отражение изменения в признаках социально-психологической зрелости, произошедших у студентов за 3 года обучения. По результатам можно судить о том, какая доля приписываемых испытуемыми себе качеств характеризует их по этим признакам. Сопоставляя результаты исследования образа Я студентов различных специальностей, следует отметить разнонаправленные тенденции для гуманитариев и естественников: за время обучения в вузе гуманитарии показывают прирост качеств, отнесенных к социально-психологической зрелости, тогда как у естественников тенденция обратная. Ожидаемо, что гуманитарии более чувствительны к изменениям, происходящим в гуманитарном аспекте. Неожиданно то, что естественники показали снижение показателей социально-психологической зрелости. Вероятно, характер подготовки гораздо сильнее ориентирует на ценности естественнонаучной добросовестности, чем мы ожидали. Вспоминается высказывание одного из преподавателей-естественников из сибирского вуза (!), произнесенное с досадой и удивлением, о неспособности студентов отстаивать свои законные права даже после прямой подсказки. Выбирая специализацию, в нарушение права, обеспеченного законом об образовании, студенты из года в год подчиняются распоряжению администрации - распределяться равномерно по кафедрам, а не по своим интересам. Возможно, это эффекты периферийного вуза, в которых преподаватели-естественники в большей степени транслируют традиционные нормы социального поведения. Следует отметить более выраженную («рельефную») разницу в сторону повышения между показателями 1-го и 4-го годов обучения у студентов-гуманитариев из Западной Сибири, по сравнению со студентами-гуманитариями из Северного Кавказа. А также более выраженную разницу в сторону понижения между показателями 1-го и 4-го годов обучения у студентов-естественников из Западной Сибири, по сравнению со студентами-естественниками из Северного Кавказа. Эти результаты говорят о том, что коллективистские ценности оказывают влияние также и на студентов-гуманитариев (в целом, в обществе с коллективистскими тенденциями процесс приобщения к ценностям глобализации у них происходит менее выражено, чем в более индивидуалистском обществе). В случае же со студентами-естественниками процесс противоположен: в обществе с более традиционным укладом уровень метафор, связанных с социальной зрелостью, изначально менее высокий, чем обществе, где глобалистские тенденции выражены более ярко. Это, вероятно, также связано с влиянием общественного уклада на личностные и профессиональные установки. Впоследствии, к 4-му году обучения, показатели у студентов-естественников Северного Кавказа и Западной Сибири выходят примерно на один уровень. Для студентов-психологов тенденции различны для разных вузов (правда, статистически эти различия на грани значимости). Похоже, психологи Северного Кавказа действительно за время обучения региональные нормы социального взаимодействия присваивают в большей степени, чем прозападные идеи, культивируемые в психологии. Характерен случай, произошедший на семинаре по психологии личности (по теме «Смысловые образования личности. Смысл жизни»). Студенты много и хорошо говорили, цитировали авторов. Но на вопрос «А кто-нибудь из вас пытался определить для себя, в чем смысл собственной жизни?» в аудитории воцаряется тишина. Студенты переглядываются, двое-трое неуверенно тянут что-то вроде «да-а, пытались…». Кто-то смелый задает вопрос преподавателю: «А как Вы думаете, в чем смысл жизни?». Появляется надежда на какую-то дискуссию… И тут одна студентка ставит жирную точку: «Думать об этом - грех по исламу. Смысл нашей жизни - в поклонении Всевышнему, для этого Он нас создал». И этот вот аргумент, подкрепленный известным каждому мусульманину постулатом, погасил разговор почти полностью. Не каждый преподаватель в таких условиях решится говорить о том, что Господь предоставляет человеку возможность найти свой способ праведной жизни, и что ценность поклонения выше, если она личностно окрашена, наполнена индивидуальным содержанием. Это была бы попытка найти компромисс между разными ценностями - это не всегда легко сделать на фоне усиления тенденции к буквальному толкованию Корана. Таким образом, исследование ставит, пожалуй, больше вопросов, чем предлагает ответов. Выводы. Гуманитарии из обоих регионов оказываются сильнее всего подвержены глобалистским тенденциям (в своей основе «заточенными» под индивидуализм). Психологи оказались самыми чуткими к региональным особенностям обыденного сознания. Соответственно, студенты-психологи Западной Сибири за время обучения смещают представления о самих себе в сторону социально-психологической зрелости. А студенты-психологи Северного Кавказа за время обучения смещают представления о себе в сторону ожиданий, которые сформировались в обществе под влиянием коллективистских ценностей. _ 1Глобализация - процесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации. 2Традиционали́зм - мировоззрение, которое выраженную в традиции практическую мудрость ставит выше разума; или консервативные идеи, представляющие собой идеологически оформленную защитную реакцию на отклонение культуры и социума от некоей идеализированной социокультурной модели, представляющей собою общий устойчивый порядок.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.