СПЕЦИФИКА ПЕРЕЖИВАНИЯ ГОРЯ У ЛЮДЕЙ С РАЗНЫМИ ТИПАМИ ПРИВЯЗАННОСТИ Иванюшина П.В.

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова


Номер: 1-2
Год: 2015
Страницы: 190-193
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

трансформация личности, трансформация привязанности, утрата, значимый Другой, переживание горя, transformation of personality, transformation of attachment bereavement, significant Other, experience of grief

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена особенностям трансформации образа утраченного Другого в процессе проживания горя у людей с различными типами привязанности, представлены результаты эмпирического исследования и выводы о связи типа базовой привязанности с особенностями трансформации образа утраченного Другого при переживании утраты.

Текст научной статьи

В современном обществе проблема переживания утраты близкого человека практически не обсуждается. Средства массовой информации заостряют внимание на катастрофах и потерях, однако на уровне общественного сознания эта проблема представлена очень слабо.Ритм нашей жизни постоянно увеличивается, что требует от человека все большего вложения сил и все меньше оставляет времени на работу со своими внутренними переживаниями. Исторически в России была традиция проживания горя утраты, позволяющая скорбящим переходить на новый жизненный этап без ущерба для личности и физического здоровья. Однако в силу ряда культурно-исторических событий данная традиция была утрачена. В современной России практически отсутствует налаженная система оказания психологической помощи людям, потерявшим близких, столкнувшихся с горем. Все это указывает на острую необходимость усиления внимания со стороны психологии к этой сфере человеческого опыта. Теоретическую основу данной работы составляют принципы культурно-деятельностной методологии, в частности,деятельностно-смысловой подход к изучению работы горя М.Ш. Магомед-Эминова. Целью нашего исследования было выявить особенности трансформации образа утраченного Другого в процессе проживания горя у людей с различными типами привязанности. Привязанность - это близкие и прочные эмоциональные связи, установленные в результате длительных отношений между двумя людьми[1]. Именно это взаимодействие во многом определяет психологический строй личности. Классические исследования [2; 3; 4] показали, что первая привязанность у ребенка формируется в первые полгода жизни к взрослому-матери. В.Н. Куницына иТ.В. Казанцева выявили, что в отношениях с разными значимыми лицами (матерью, другом, подругой) повторяется схожий тип отношений, при этом характер привязанности к матери является определяющим [5]. Первая привязанность человека определяет типологию всех последующих. Утрата близкого Другого вызывает разрыв (с точки зрения классических теорий горевания) или трансформацию (с точки зрения модернистских и постмодернистских теорий) привязанности [6]. В ходе горевания человек последовательно проходит ряд стадий[6; 7], на каждой из которых образ утраченногоДругого трансформируется, поскольку утрата Другого влечет за собой изменения как на психическом и бытийном уровнях, так и в социальной, культурной, материальной сферах. Проживание горя может протекать нормально (в итоге обогащая личность) или аномально (приводя к девиантному поведению и психосоматическим расстройствам). В начале исследования была выдвинута гипотеза, что особенности трансформации образа утраченного Другого и ходагореваниясвязаны с типомпривязанности, который установился в процессе взаимодействия со значимым Другим. А тип привязанности к утраченномуДругому, в свою очередь, взаимосвязан с типологией первой детской привязанности субъекта. На основании этого предположения была поставлена проблема эмпирического исследования: выяснить, существует ли взаимосвязь между особенностями привязанности к родителям и переживанием утраты во взрослом состоянии. В качестве основной типологии базовой привязанности была выбрана типизация П. Криттендена, как наиболее отражающая деятельностный подход к пониманию личности человека. [8; 9] П. Криттенден связывает поведение матери и усваиваемые ребенком критериипознания себя и мира и формирования ключевых паттернов поведения и выделяет три типа привязанности: 1. Тип A - ограничивающие, нечувствительные и отвергающие матери имеют избегающих и неуверенных детей, с ненадежной привязанностью, которая сопровождается чувством опасности. 2. Тип B - у чувствительных и заботливых матерей вырастают дети, уверенные в себе, с чувством собственной безопасности и надежной привязанностью. 3. Тип C - у матерей с непоследовательным и непредсказуемым типом реагирования дети испытывают неустойчивое напряженное отношение к матери; такая привязанность была названа тревожно-амбивалентной. В рамках исследования мы использовали интервью для взрослых о привязанности (адаптация Н.К. Аксановой) [10] и интервью для взрослых о проживании горя (было разработано для целей данного исследования). Для оценки особенностей роста личности после перенесенной утраты была выбрана методика М.Ш. Магомед-Эминова «Опросник посттравматического роста» [6]. В ходе обработки интервью был проведен анализ с использованием данных по особенностям типов и нарушений привязанности [5; 8; 11], особенностей переживания утраты и работы горя [6; 7]. Для количественного анализа надежности/ненадежности привязанности респондентов была проведена оценка общей надежности привязанности в жизни респондентов (к матери, отцу и утраченномуДругому). Для этого каждая привязанность была оценена в баллах: • 1 балл - надежная привязанность; • 0,5 балла - надежная с элементами ненадежной (любого типа); • 0 баллов - ненадежная привязанность любого типа. Также для каждого респондента была подсчитана общая оценка надежности привязанностей - сумма оценок всех трех привязанностей, которые оценивались в исследовании. Этот показатель может находиться в диапазоне от 0 до 3 баллов соответственно. Таким образом, поскольку базовый тип привязанности, сформированный в детстве, выступает в качестве структурной основы личности субъекта, он является одним из ключевых факторов предрасположенности к определённому набору особенностей проживания горя утраты. Так для людей с избегающим типом базовой привязанности характерна низкая осознанность своих эмоциональных переживаний, что препятствует естественному проживанию горя утраты и выходу на позитивный уровень трансформации образа утраченногоДругого. ОбразДругого не изменяется и не может найти место в новой картине мира субъекта, поскольку для него в целом характерно отрицание эмоциональной сферы жизни и взаимодействия с близкими людьми. Также характерно усиление рациональных аспектов образаДругого (размышления о причинах смерти, попытки вспоминать об ушедшем в философски-отстраненном ключе) с занижением значимости эмоциональных аспектов. Непроработанные эмоции, как бы «оторванные» субъектом от образа ушедшего,прорываются как гиперреакции в других сферах жизни. Для человека с надежным типом базовой привязанности характерно естественное проживание горя с прохождением всех пяти основных этапов работы горя и трансформации образа Другого в изменившихся обстоятельствах. При этом образ утраченногоДругого, видоизменяясь, сохраняет свою целостность и служит позитивной опорой для дальнейшего духовного роста и развития личности. Воспоминания об ушедшем (о том, как он считал правильным себя вести, о его советах и т.п.) становятся частью духовного и морально-нравственного стержня личности человека. Для людей с тревожно-амбивалентным типом базовой привязанности характерна избыточная эмоциональность в ходе переживания горя. При свойственной им ориентации на аффективный канал связи существует значительный риск формирования соматических заболеваний истероидного типа или фиксирования на постоянном самоусилении эмоций горя. Такой субъект боится лишиться своих переживаний, поскольку аффективный канал взаимодействия с окружающим миром является для него ведущим, а переживание горя оказывается самой сильной эмоцией, с которой человек столкнулся на своем опыте. При тревожно-амбивалентном типе привязанности трансформация носит характер эмоциональной фиксации на негативных чувствах в ущерб рациональной проработке утраты. Образ утраченного Другого гипертрофируется, на нем сосредотачиваются самые сильные эмоции субъекта. В связи с недостаточной рациональной проработанностью ситуации человек фиксируется, прежде всего, на негативных аспектах ситуации потери близкого человека (чувство вины, гнев, ненависть), что препятствует выстраиванию нового образа ушедшего. Для часто встречающихся смешанных типов привязанности будут свойственны особенности обоих типов. Их проявление в большей мере зависит от условий, в которых привычно проявляются те или иные особенности типа. Также на основании полученных данных был проведен корреляционный анализ с использованием коэффициента корреляции r-Спирмена. Корреляционный анализ позволил выявить две статистически достоверные сильные отрицательные взаимосвязи. Первая взаимосвязь - между надежностью привязанности к утраченному Другому и духовными изменениями в процессе посттравматического роста (p≤0,05). Вторая взаимосвязь - между общей надежностью привязанностей и духовными изменениями в процессе посттравматического роста (p≤0,05). Также корреляционный анализ позволил выявить две отрицательные взаимосвязи, достоверность которых находится в рамках статистической тенденции (0,05< p< 0,1). Первая взаимосвязь - между привязанностью к матери и нахождением новых возможностей в жизни (p=0,058). Вторая - между привязанностью к матери и повышением ценности жизни (p=0,058). Корреляционный анализ данных исследования показал, что люди с ненадежной привязанностью как к родителям, так и к утраченному Другому, должны провести более серьезную духовную работу для преодоления последствий утраты, чем люди с надежной привязанностью. Для них характерны высокие значения по таким параметрам посттравматического роста, как «сила личности» и «духовные изменения». При этом на среднем или низком уровне выражены такие параметры, как «отношение к другим» и «повышение ценности жизни». Это связано с тем, что люди с ненадежным типом привязанности после утраты близкого человека ищут опору в себе и в таких понятиях, как «Бог», «религия». Они не склонны обращаться за помощью и поддержкой к другим людям (или не умеют такую поддержку принимать), а фиксация на прошлом и на негативных эмоциях не дает оценить возможности сегодняшнего дня. У человека с ненадежным типом привязанности низкий уровень так называемого «базового доверия к жизни». Поэтому при потере близкого человека он ищет внешнюю опору, которая позволила бы ему заместить потерю, и, таким образом, переносит точку опоры с потерянного Другого на другую внешнюю опору, которой может стать религия. Кроме того, как показал анализ интервью, люди с ненадежными типами привязанности больше «застревают» на переживании своего горя, чем люди с надежным типом привязанности. В связи с этим, они больше думают о пережитой утрате, в том числе, и об ее духовных аспектах. Человек, у которого первая привязанность была надежной (пусть и с элементами ненадежных типов) и так воспринимает свою жизнь как ценность и ориентирован на поиск новых возможностей. В то время как для человека, у которого базовое доверие к жизни сформировано в меньшей степени, понимание ценности своей жизни и нахождение новых возможностей будет являться результатом осознанной внутренней работы, которая активизируется в связи с утратой. Выводы основаны, прежде всего, на углубленном изучении интервью участников исследования и требуют дополнительного исследования на расширенной группе. Изучение трансформации привязанности человека к объекту утраты в процессе переживания горя с позиции нового, деятельностно-смыслового подхода будет способствовать переходу на новый качественный уровень понимания возможных методов психологической помощи, а также способствовать повышению уровня самосознания человека для его дальнейшего развития.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.