ДИСКУРС ПОРЯДКА ИЗ ХАОСА В НАУЧНОМ ТЕОРЕТИЗИРОВАНИИ КАК СПОРНЫЙ МАНИФЕСТ ТЕОРИЙ ХАОСА Любарец А.В.

Дальневосточный федеральный университет


Номер: 10-2
Год: 2015
Страницы: 99-103
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Постмодерн, порядок из хаоса, трансформация культуры, сетевое мышление, идеология, политика, Postmodern, order from chaos, culture transformation, network thinking, ideology, politics

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Данная статья посвящена осмыслению междисциплинарного дискурса порядка из хаоса в научном теоретизировании на основании «теорий хаоса». Автор анализирует развитие дискурса, как спорного манифеста порядка из хаоса, проистекающего из теорий хаоса.

Текст научной статьи

Никлас Луман отмечает, что в междисциплинарных исследованиях основной концепцией в последнее время является “теория хаоса”. [9,30] На данный момент в современной науке развилась тенденция своеобразного поклонения хаосу или точнее даже будет, сказать развился своеобразный дискурс о хаосе или порядке из хаоса. Словно во времена античности многие исследователи строят свои научные теории исходя из концепции хаоса. Спектр наук охваченных этим явлением довольно обширен. Хаос резюмирует, Джеймс Глейк стал одной из “революций” освобождающей науку от Ньютоновской картины мира. Джеймс Глейк отмечает, что исследования хаоса не были в физике столь популярны до середины 80-х годов XX века. Ко всему прочему и сами теории хаоса выросли из “непопулярных областей ” физики для того времени. [3,14] Самое интересное, что сам Эйнштейн от хаоса в обморок не падал и научных дифирамбов по нему не разводил но, по всей видимости, каждому времени свое. Прорыв в интересе к хаосу наступает в середине 1980-х годов и буквально со всех сторон различных научных направлений научные деятели начинают выдавать исследовательские перлы о хаосе. Например, деятели философского направления постмодерна настаивают на трансформации и смене ньютоно - картезианской парадигмы. Так, С. Гроф, Э. Ласло, П. Рассел в книге «Революция сознания Трансатлантический диалог» рассуждают об отсталости в науке и устаревшем научном мировоззрении. Подходящей для “трансформации” научной картины в духе современного нового мира они видят концепцию о «порядке из хаоса» Ильи Пригожина. [10, 275] Кроме того, в трансформации устаревшего мировоззрения заинтересован не только философский блок научного сообщества постмодерна, но и политический и финансовые блоки. Фрэнсис Фукуяма в своей книге «Доверие» отмечает, что “социальная солидарность” стала являться серьезной помехой для успешного развития западного капиталистического сообщества. Фукуяма приводит факты, что капитализм в своей сути это разрушитель, так как для успешного своего развития он избавляется, и отторгает, от системы больные и не дееспособные элементы оставляя за бортом тех, кто не в состоянии приносить прибыль. Такие условия диктуют постоянную необходимость “замены одних групп другими”, в результате чего социальная солидарность и «устаревшее» научное мировоззрение предстает как серьезный идеологический рудимент, в сознании являющийся препятствием для экономического развития. [22,267-268] Для философских спекуляций постмодерн именно в виде хаоса нашел свою версию трансцендентного. Л.А.Маркова анализируя, философию Ж. Делеза о хаосе считает, что хаос больше поддается логическому осмыслению, чем само не мыслимое трансцендентное. Благодаря своей упорядоченности хаос позволяет частичному наблюдателю наблюдать “актуализированный из хаоса мир”, в результате чего происходит контакт позволяющий “перекинуть мосты” между наблюдателем и актуализированным миром из хаоса, который несет в себе и ландшафтный вид и не зависимые от наблюдателя тела и вещи. [15,380] В отличие от античных современные философские рассуждения о хаосе довольно расплывчаты и в основном принимают вид неких лозунгов или манифестов. Временами кажется, что это уже не научный термин или теория о хаосе, а некий политический лозунг или идеологический принцип который уже на самом деле таковым и стал. Появились, как различные книги о финансах Б.Вильямс, Д.Г.Вильямс «Торговый хаос: Увеличение прибыли методами технического анализа», Э. Петерс «Фрактальный анализ финансовых рынков. Применение теории хаоса в инвестициях и экономике», так и политические И. Рамоне «Геополитика хаоса». Таким образом, видно, что концепция или теория о хаосе кроме научного и философского аспекта уже становится и политическим бизнес брендом. Свое применение хаос или его порядок обрел и в психологии. Так, В.П. Зинченко описывает присутствие детерминированного “беби-хаоса” присутствующего в каждом индивиде в детском возрасте. Хаос, который в процессе взросления человеческая психика обуздывает. Сам хаос выступает в качестве “строительного материала” в развитии психики. [7,15] Далее В.П. Зинченко определяет, что разум занят конструированием “новой определенности”, что бы преобразовать хаос в “плодотворный хаос”. [7,16] В результате произошедшей реконструкции, ставший уже плодотворным хаос дает материал для конструирования и развития внутренних психических систем и функций индивида. [7,17] В.П.Зинченко работу ума над выбором представляет как спонтанное, хаотическое, которое в итоге приходит к упорядоченности. Таким образом, видно, что В.П.Зинченко пытается подогнать под понятие хаоса весь спектр человеческой психики и, по всей видимости, пытается сделать, из этого как он считает психического - хаотического некий порядок. Следует отметить, что спекулятивные размышления на тему порядка из хаоса нашли свою благодатную почву и в политике. Стив Манн выступил в 1992 году на наболевшую тему с докладом «Теория хаоса и стратегическая мысль» доклад, несомненно, оказал резонанс в определенных кругах и обсуждается так же в данное время. В своих рассуждениях Стивен Манн политические интриги мировых взаимоотношений компилирует с научным контекстом о хаосе, например, рассматривая “действия международных игроков”, как проявление “хаотической обстановки”. В статье «Реакция на хаос» он с явной симпатией отмечает, что теории хаоса используются и в экономике и в психоаналитике. [14] Основными идеями его геополитической концепции является содействие возникновению очагов хаоса на чужих территориях для последующего контроля этих зон хаоса США. [13] Вывод, исходя из рассуждений Стивена Манна, можно сделать однозначный, что в его теоретизировании хаос выступает как некая модная научная идеологема, которая позволяет ему различным политическим действиям и решениям порой сомнительного толка придавать этакий налет научности. Интересным фактом в нашем случае является то, что в военной тактике хаос - это психологический эффект в сознании “сводящий на нет” умственные процессы к эффективному принятию решений. [1,440] Необходимо понимать, что дискурс о хаосе в духе Стивена Манна на самом деле имеет амбивалентный характер, так как “кризисы политического мышления” резюмирует, Карл Мангейм распространяются и на само научное теоретизирование. [11,35] Таким образом, на лицо заметен факт инспирирования революционных тенденций определенного толка, как в политической и финансовой конъюнктуре, так и в научной. С.Хантингтон резюмирует по этому поводу, что в революцию происходит слом “старой системы социальных институтов” и впоследствии трансформация и выработка новых норм от пришедшего к власти «нового порядка». [12,304] По Э.Тоффлеру трансформация общества, да и самой власти стоит на трех определяющих ее функциях силе “богатстве и знании”. [19,56] Здесь стоит подчеркнуть, что фундаментальная наука возникла не из хаоса и философии постмодерна, а строилась на ньютоно - картезианской парадигме субъект - объектного отношения, но на данный возникает впечатление, что хаос это «наше все» и скоро про него будут рассказывать в азбуке детям. К.Мадрид приводит такие факты, что некоторые научные исследователи придерживаются мнения, что “теории хаоса и фрактальной геометрии” на самом деле не представляют той научной ценности, какую пытается изобразить масс - медиа. [16,61] Как было выше сказано сам Эйнштейн от хаоса не испытывал каких либо эмоций. Хотелось бы так же отметить появление книг в жанре мотивационной публицистики, например книга Нассима Никаласа Талеба «Черный лебедь под знаком непредсказуемости», где спекуляции на тему с добавлением элемента теории хаоса, воли случая ну и естественно воображения самого читателя рисуют для индивида возможности достижения успеха. [21,293] Анализируя литературу по данной теме, получается, что до книги И.Пригожина о «порядке из хаоса» все люди в принципе жили в спокойном, обычном мире с ньютоно - картезианским мировоззрением и довольно не плохо с этим все справлялись. После 1980-х годов все человечество попросту погрузилось в некий хаос приправленный философией постмодерна, и, судя по научным изысканиям это погружение, затронуло буквально все слои и сферы человеческой жизни. Больше всего поражает, что авторы навязывают хаос как некую жизненную модель, как нечто собой разумеющееся, хаос как некий уже привычный жизненный уклад. Д. Гараедаги амбициозно предлагает как панацею путь к счастливой и радостной жизни и хочет так же объяснить, как счастливо жить “посреди хаоса”. [4,15] Кто бы мог, подумать, что и в сфере искусства тоже найдется место теориям хаоса. Художниками создаются различные инсталляции, посвященные теории хаоса. Так, искусствовед Б.Тэйлор описывает впечатления от одной выставки и говорит о том, что зрителей выставки буквально бросало от “порядка к хаосу”. [20,217] По его словам в искусстве решили, осветить “проблемы сложного в искусстве” сделав постмодернистические отсылки к теориям хаоса. [20,218] Б.Тэйлор резюмирует, что художники в отличие от ученых пытаются в своем искусстве систематизировать теорию хаоса в меру своих “высокоинтеллектуальных попыток на уровне ощущений”. [20,221] Примерно в этом же ключе но о другом аспекте в западном искусстве высказывается, Ги Дебор, считая эту сферу полностью ангажированной официальным властям, а само искусство умершим. Ги Дебор самих деятелей искусства считает переодетыми ищейками, осведомителями и полицейскими делающих и говорящих все по указке официальной власти. Эти ангажированные, по его мнению, авторы несут в массы не свое мировоззрение, понимание чего либо, а делают и говорят в массы то, что им приказывают эти власти. [6,167-168] Этот процесс резюмирует Ги Дебор, словно сетью охватывает все западные структуры “экономики, политики и культуры”. Члены сети, как правило, разобщены, их задача всего лишь подозревать, наблюдать и чуть-чуть догадываться. Все насквозь пропитано фальсификацией и манипуляцией. Реальное знание доступно в центре управления сети - его ядре. Ги Дебор приводит такой факт, что в обществе сети фальсификации подвергается, абсолютно все, таким образом, источники информации конкурируют друг с другом. Соперничают как источники информации, так и источники фальсификации. Все сведения могут оказаться как “воображаемыми”, так и “неадекватно истолкованными”. [6,171] Совершенно очевидно, что мир Пригожина порядка из хаоса амбивалентен и это его принцип двойного дна, двойного стандарта. Рачья Арзуманян определяет, что система в одном и том же случае, как правило, кризисном (хаос же кризис) демонстрирует амбивалентные качества. Р.Арзуманян считает, что в “пригожинском мире” цели пластичны и любой смысл амбивалентен. Власти должны осмысливать это в новых нелинейных сетевых стандартах, так как хаос может быть и не плохим, а “стабильность” не всегда может быть хорошей. Соответственно пластичность и амбивалентность смысла позволяет влиять и на сам контекст, прежде всего в военно-политических целях. [1,130] Постмодерн сгенерировал мировоззрение квазиреальности, где происходит процесс отрыва смысла от содержания как раз то, что и показывает ангажированное искусство. Д.А. Леонтьев резонно отмечает, что квазиискусство и квазикультура отвергают подлинный объективный смысл, но он, то как раз наоборот и “реален”. [8,31] В нашем случае хаос можно рассматривать как некий инструментарий, идеологему в построении неких схем определенного порядка в политике, экономике, науке. Так, например, А.К. Секацкий рассматривает хаос именно как инструмент позволяющий сделать «инъекцию хаоса» или сломить “перегородку между субъектом и объектом”. [18,314] Чтобы понимать о каких перегородках идет речь надо привести пример из книги Ж. Делеза и Ф. Гваттари «Тысяча плато: Капитализм и шизофрения», где они рекомендуют на примере двух гуляющих шизофреников в условиях хаоса создавать и следовать “законам границы и территории”. При этом они советуют придерживаться дистанции и ритма. [5,533] Хаос у Ж.Делеза и Ф.Гваттари это “среда всех сред”, а ответ среды хаосу это ритм. В промежутке между хаосом и ритмом рождается “ритм-хаос или хаосмос”. [5,521] Возвращаясь к выше приведенной книге «Революция сознания Трансатлантический диалог» демагогию С. Грофа, Э. Ласло, П. Рассела кроме как пафосной и не назовешь. Авторы на всем протяжении книги лукаво мудрствуют о необходимой смене парадигм и устаревшего мировоззрения. Они настаивают на том, что в науке должны использоваться простые понятия доступные простым людям в этом, по их мнению, и будет заключаться “революция в сознании”. Современной понятной терминологией авторы хотят расширить горизонты понимания науки для простых людей. [2,65-66] О какой же современной терминологии для смены устаревшего мировоззрения может идти речь? А вот о какой. Так называемую современную и понятную терминологию для простых людей можно увидеть в диалектических построениях Ж.Делеза и Ф.Гваттари. Сам же характер доступности понимания для простых людей этих так называемых новых терминов очевиден с рассуждениями о ритм-хаосе и шизоединении, о границах и территориях на теле и хаосмосе вокруг. Ученые С. Гроф, Э. Ласло и П. Рассел настаивают на том, что новая терминология или современный научный «новосмысл» и «новояз» лучше донесут здравый смысл до простых людей, чем заскорузлая материалистическая мировоззренческая парадигма. Ход мысли авторов понятен, но не так очевиден. Постмодерн вообще не «упростил», а еще больше запутал философию и терминологию для понимания простыми людьми научной парадигмы или парадигм революционно, нового мировоззрения, одной из которых является порядок из хаоса. Надо понимать, что хаос и ассоциации, которые вызывает он это, прежде всего война и разруха и диалектически с таким же успехом можно развивать научную концепцию порядок из войны или порядок из разрухи. Вполне естественно, что война приносит прибыль определенным структурам, но считать это определенным порядком могут тоже, скорее всего лица определенно другого сознания. Данный дискурс порядка из хаоса можно отнести к принципу «подмены понятий», которым часто пользуются вооруженные силы стран Западного атлантического альянса. Например, “масштабный сбор” это благозвучное название “массовой слежки”. Основным принципом является подбор нейтрального эвфемизма для основной массы человеческого социума. [17] В нашем случае с дискурсом порядка из хаоса происходит тот же процесс, только идет процесс отрыва смысла от содержания. Совершенно очевидно, что концепция «порядка из хаоса» оторвавшись от своей научной физической базы готовя общество для реального хаоса, двинулась в область финансового, в область популярной культуры и политики. На выходе получаем, что амбивалентные концепции и подходы подобные «Теории хаоса и стратегическая мысль» Стивена Манна попадают в общество уже с подготовленным общественным мнением. Мнение общества постоянно подвергается, испытаниям от различных социальных инженерий в виде психологических техник, трансформаций. Мировоззрение постмодерна разрывает, шаблоны человеческого суждения и понимания смыслов погружая человека в тот самый искусственно созданный хаос сознания.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.