ПРИЧИНЫ, ПРОБЛЕМЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ РЕФОРМЫ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ РФ В ПЕРИОД 2001-2009гг Гацалова Л.Б.,Парсиева Л.К.,Кусов Т.Э.,Туаева Н.Ю.

НОУ «Владикавказский институт управления»


Номер: 10-5
Год: 2015
Страницы: 94-96
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

пенсионная реформа, обязательное пенсионное страхование, накопительная система, негосударственный пенсионный фонд, pension reform, compulsory pension insurance, savings, pension fund

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются проблемы реформирования пенсионной системы в Российской Федерации в постсоветский период, определяются факторы, диктующие необходимость пенсионной реформы, основные мероприятия, обозначенные в нормативно-правовых документах, обеспечивающих пенсионную реформу того периода, последствия и результаты преобразований 90-х годов прошлого столетия .

Текст научной статьи

Анализ проблем, связанных с реформированием российской пенсионной системы, является необходимым инструментом выявления тех болезненных точек, которые могут появиться в период модернизации этого непростого сектора социальной сферы. Одним из важнейших этапов преобразования пенсионной системы был период с 2001 по 2009 гг., правовой основой которого послужила Программа пенсионной реформы, принятая в 2000 г. В соответствии с ней в 2000-2001 гг. был принят пакет законов, разработанных в 2000 г.: «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (№ 167-ФЗ от 17 декабря 2001 г.), «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (№ 173-ФЭ от 17 декабря 2001 г.), «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (№ 166-ФЗ от 17 декабря 2001 г.), «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» (№ 111-ФЗ от 24 декабря 2002 г.). Одним из элементов реформы являлось снижение общей ставки социальных платежей с 39,5% до 35,6%, а затем и до 26%, что, в свою очередь, должно было стимулировать рост номинальной начисленной и реальной зарплаты. Реформой был заложен принцип равномерного распределения средств на финансирование базовой и страховой частей пенсии: по 14% установленной ставки отчислений. В свою очередь, легализация зарплат и создание стимулов для полной уплаты взносов являлись необходимой мерой для покрытия планового дефицита страховой части (из тарифа страховых взносов, предназначенных для финансирования страховой части, производились изъятия на формирование пенсионных накоплений). Для этих целей был предусмотрен постоянный источник - средства, образовавшиеся в результате превышения сумм поступлений ЕСН над расходами на финансирование выплаты базовой части пенсии [4, с. 69]. В результате в 2001 г. доходы бюджета и внебюджетных фондов выросли в среднем на 24,3%, а в 2002 г. на 35,8% (поступления в 2001 г. - 653,2 млрд. руб., в 2002 г. - 914,5 млрд. руб.) [5, с. 41]. Благодаря тарифной политике до налоговой реформы 2005 г., бюджет ПФР сформировал значительный резерв (свыше 135 млрд. руб.). Однако продолжить действия в заданном направлении не удалось. Резкое снижение ставки ЕСН с 1 января 2005 г. (ставка стала ниже, чем во многих странах) и введение новых регрессивных шкал привели к серьезным потерям (230 млрд. руб. или 1,2% ВВП). Главной целью было снижение налоговой нагрузки для бизнеса, увеличение зарплаты работникам, стимулирование легализации выплачиваемой зарплаты, что в конечном итоге должно было позитивным образом сказаться на росте экономики. С 2005 г. пенсионный фонд опять был включен в состав консолидированного государственного бюджета. С 2010 г. единый социальный налог был заменен выполнявшими те же функции отчислениями на социальное страхование. Одновременно активизировалось создание негосударственных пенсионных фондов. В 2000 г. работали 262 таких фонда, в которых участвовали 3375,2 тыс. человек; из них 281,9 тыс. пенсионеров получали негосударственные пенсии. В 2011 г. число негосударственных фондов сократилось до 146, или почти вдвое, тогда как численность участников возросла по отношению к 2000 г. до 6596 тыс. человек (почти в 2 раза); численность получавших негосударственные пенсии увеличилась до 1470,9 тыс., или в 5,2 раза [2, с. 102]. В финансовом отношении макроэкономические условия пенсионной реформы в этот период определялись тремя главными факторами: образованием крупного профицита государственного бюджета вследствие резко возросшего поступления доходов от экспорта нефти, газа и других сырьевых товаров; увеличением доли теневой заработной платы и соответственно ростом неплатежей единого социального налога в пенсионный фонд; усилением дифференциации пенсионеров по размерам получаемой пенсии. Одной из самых существенных причин ограниченности финансовых ресурсов, не позволявшей увеличивать пенсии, являлось распространение скрытых (теневых) форм оплаты наемных работников, когда работодатели совсем не платили отчислений на социальное страхование или занижали их суммы. В 1995 г. скрытая оплата составляла 23,0% общей оплаты наемного труда, отражаемой в счете образования доходов; в 2000 г. ее доля увеличилась до 27,6%. Удельный вес скрытой оплаты труда в общей сумме в 2005 г. составлял 6,9, в 2010 г. - 18,7%. Доля скрытой оплаты труда наемных работников равнялась соответственно в 2000 г. - 1,6%, в 2005 г. 2,2, в 2010 г. - 6,6% ВВП. Налоги и страховые взносы, учитываемые в доходах пенсионного фонда (без поступлений из федерального бюджета за счет единого социального налога), в 2010 г. достигали 11,8% фонда «белой» (легальной) оплаты наемных работников. При таком уровне пенсионный фонд не получал почти пятую часть полагавшихся ему доходов. Распределение пенсионного фонда характеризовалось усилившейся дифференциацией размеров пенсий между отдельными категориями пенсионеров, что соответствовало общему нарастанию дифференциации доходов населения. Доля доходов пятой 20%-ной группы населения (с наибольшими доходами) увеличилась с 38,3% в 1992 г. до 46,7% в 2000 г. и в последующий период находилась на уровне 47-48% [2, с. 102]. Решающее воздействие на пенсионную реформу оказывали макроэкономические факторы: в первом случае они обусловили десятилетнюю отсрочку, во втором - фактическую ее приостановку после кризиса 2008 г. Очередная попытка активизировать реформу тормозится прежней причиной - несоответствием намеченных правительством мер показателям среднесрочной программы развития экономики «Стратегия-2020» по росту ВВП. Данное рассуждение прежде всего проявляется в том, что пенсионный фонд увеличивался в основном в результате инфляционного роста доходов, его реальные источники - доходы от увеличения объемов производства товаров и услуг - росли медленно и не стали главными. Пенсионная реформа продолжала проводиться не в интересах работников, а преимущественно в интересах капитала, являлась инструментом уменьшения затрат предпринимателей и расходов государственного бюджета на оплату труда наемного персонала. В 2000-е гг. сталкивались два подхода к проведению пенсионной реформы, присущие общей стратегии рыночных реформ. Первый, декларируемый в ряде президентских указов, направлен на увеличение реального уровня пенсий (предполагая компенсацию потерь пенсионеров 1990-е гг. и частичное возмещение потерь от продолжающейся инфляции); второй, отстаиваемый в интересах частного капитала, означает продолжение политики первого постсоветского десятилетия (снижение покупательной способности пенсий и минимизация расходов государства на их номинальное увеличение). Этот подход проявлялся в монетизации льгот и ограничении расходов государственного бюджета на социальные цели; углублением его можно считать намерения ввести новую пенсионную формулу с 2015 г. Механизм монетизации льгот вначале был опробован в 2003-2004 гг. на военнослужащих и признан успешным, поскольку позволил уменьшить расходы на оборону без открытых массовых протестов бывших военных и вновь увольняемых лиц. Эта мера затрагивала получателей более высоких пенсий, увольняемых с государственной службы в относительно молодом возрасте. Распространение этого опыта на гораздо большую массу пенсионеров оказалось менее «удачным», так как затронуло интересы населения с меньшим уровнем доходов, и вызвало гораздо большее недовольство. Правительство пошло на уступки, заменив обязательный порядок монетизации на добровольный. После кризиса 2008 г. эксперты финансовых ведомств в целях сокращения дефицита федерального бюджета предлагали более значительное уменьшение расходов государства на социальные цели, в том числе - на индексацию пенсий, что в значительной мере осуществлено правительством. Обострение связанных с этим социальных проблем во многом предопределило характер дискуссии о целях и механизмах новой пенсионной реформы. В ряде публикаций последнего времени говорится о провале пенсионной реформы 2002 г. [6, с. 46] Такая оценка, по нашему мнению, вряд ли верна, поскольку реальный уровень пенсионного обеспечения населения все же повысился. Правильным оказался и общий замысел реформы - понимание возможности повышения пенсий лишь при условии дальнейшего развития и повышения эффективности экономики. Однако, именно это условие не было выполнено. Сложившийся порядок формирования пенсионного фонда, опиравшийся на его пополнение в крупных суммах передачей средств из федерального бюджета, оказался ненадежным. Но эта причина провала относится не столько к общей концепции пенсионной реформы, сколько к обоснованности самой программы постсоветских реформ, реализация которой так и не смогла вывести экономику на путь устойчивого роста.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.