ХИДЖАБ - КАК ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ИНДИКАТОР В ПОЛИЭТНИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Сайфутдинова Г.Б.,Вахиуллина Л.Р.

Казанский государственный энергетический университет


Номер: 11-2
Год: 2015
Страницы: 106-108
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

хиджаб, Татарстан, исламское возрождение, hijab, Tatarstan, ethnic culture and Islam

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается значение и функции культурного знака - «хиджаб» для татар Татарстана.

Текст научной статьи

В последнее время в России и Республике Татарстан, в частности, происходит процесс возрождения религиозности. На наш взгляд говорить об «исламизации» молодежи Татарстана, не совсем верно, скорее происходит переосмысление ислама молодежью через атрибутику и ритуалы. Данная статья опирается на эмпирическое исследование, проведенное в 2015 г., выборка составила 100 человек - студенты казанских вузов. Результаты проведенного изыскания позволили выявить некоторые векторы в поведенческих установках татарской молодежи, а именно молодых женщин-мусульманок. В статье мы акцентировали внимание на значимости мусульманского женского головного убора - хиджаб демонстрирующего принадлежность либо религиозную, либо национальную и характер поведения личности. В терминологии исследователя А.К. Байбурина существуют вещи с высоким семиотическим статусом[1, С. 72-76]). Статус предмета подразумевает и знаковое поведение: обладание вещью, её использование или неиспользование в определённых целях также несет оригинальность формы поведения, эта условность подчёркивается и тем фактом, что обе формы статусности выступают в определении: личности, этнической или социальной группы. Через статусный характер вещи можно определить и дальнейшее поведение человека, использующего её. Объект исследования - хиджаб - женский головной убор народов, исповедующих ислам, в том числе, с некоторых пор и татар республики Татарстан. В работе «Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях», изданной в 1844 г., Карл Фукс, описывая стереотипный визуальный портрет татарки, упоминает и женские головные уборы: «Колпак шёлковый с бахромой и позументами... замужние женщины на голове носят шелковый или парчовый платок (занар чаулок), остроконечный склоняющийся концом на правую сторону. ...Лет 30 назад у татарок был головной убор, похожий на сахарную голову, из шелковой материи, покрытый русскими позолоченными рублевками, с кораллом и с жемчугом, вверху этот длинный конус оканчивался вызолоченной пуговкою, во всем этом головном уборе весу 20 фунтов. Этот костюм ныне вышел из моды. Татарка, так тяжело и пребогато одетая, ходит очень дурно, как утка [2, С. 15-18]. Хиджаб - как татарский национальный женский головной убор в этнографических источниках прямо не упоминается. Хиджаб с арабского языка - «покрывало» или «завеса» и это не просто платок, это одежда, полностью соответствующая нормам Шариата. Не обтягивающая, длинная, не вызывающая, получившая распространение в странах Азии и Аравии. В Татарстане хиджаб появился вместе с исламскими миссионерами в начале 1990-х гг. В современной публичной визуальной коммуникации хиджаб выполняет статусные функции, присущие женскому мусульманскому костюму: знак национальной и региональной принадлежности. В Казани мастерские татарской национальной одежды шьют женский национальный головной убор - калфак в качестве знака своей культуры. Из интервью сотрудницы мастерской «Алтын Ай» Диляры Сафиной: «Закрывать лица - это новые веяния, которые пришли к нам из арабских стран. Иногда идешь по улице, идет девушка - у нее закрыто лицо, а одежда обтягивает фигуру. Ну что здесь от Ислама?»[3]. Хиджаб не является для татар утилитарным предметом одежды, наоборот, хиджаб - предмет статусный определяющий религиозность, а не национальность. Хиджаб татарок не отличается от азиатского хиджаба, как например татарская тюбетейка по внешнему виду отличается от узбекской, казахской или туркменской. Индивидуальность кроя и орнамента тюбетейки татар указывает на ее национальный символ. Если калфак или платок, завязанный соответствующим способом, применяется как атрибут женского национального костюма на праздниках, на концертных площадках, театральной сцене, в обрядовой деятельности, то хиджаб - в Татарстане это признак принадлежности к исламу. В обыденной жизни хиджаб в Татарстане носят соблюдающие каноны шариата мусульманки, притом только молодые и среднего возраста, пожилые мусульманки по традиции носят платок. Ношение хиджаба в Татарстане спровоцировано актуализацией значения ислама в современном мире, информацию о мировом исламе мусульмане-татары получают из СМИ и от мигрантов-мусульман. В наши дни идет поиск символов способных транслировать национальные ценности и выполнять идентификационную функцию, в указанном контексте хиджаб как религиозный элемент мусульманской культуры в сознании части татар-мусульман получил статус «подлинная мусульманка». Исламская составляющая стала острой формой самоидентификации среди рядовых граждан, в частности женщин-татарок, часто очень молодых. Этническая самоидентификация татар Поволжья более тысячу лет связана с исламом, однако ислам татар, как собственно и православие русских, зачастую носит декларативный характер (советское атеистическое наследие). К тому же хиджабы активно продаются в Татарстане, и женщины относят хиджаб к «модному аксессуару» современной мусульманки. Следует признать, что, не все татарки, надевающие хиджаб, являются ревностными магометанками, здесь есть и прагматический посыл. Разновидностью функции хиджаба является указание на моральные составляющие женщины. Хиджаб, как культурный знак, передает смысл наряда «я женщина только для мужчин с серьезными намерениями». Например, такой смысл транслируют хиджабы на юных девушках. Из материалов миниопроса было выявлено, что часто в интервью, юноши и девушки, причисляющие себя к категории «Да, я верующий» (92 %)[4], при этом довольно избирательно выполняют и самостоятельно выбирают функциональность религиозных практик. В современной российской науке есть определение для новой волны верующих «этноконфессиональный неотрадиционализм» - некоторые ученые видят в нем альтернативу процессам: «унифицирующей модернизации и консервативной традиционализации, когда традиция подвергается целерациональному отбору и транслируется в обход классических механизмов: от родителей к детям»[5]. При анализе социальных трансформаций в молодежной среде выделяется особый пласт культуры, который способствует формированию новой идентичности с собственным видением роли религии в современном трансформирующемся обществе. Традиция - выступает не только как опыт предыдущих поколений, но также как динамичное явление способное обновляться, и продолжать реализовывать функции источника этнической культуры. В этом ракурсе ношение хиджаб служит для женщин и мужчин ориентацией в полиэтничном информационном пространстве, основанном на городской культуре, где публичные условия получения информации доминируют перед приватными основанными на семейной традиции. В наше время - семья не является одним из основных трансляторов этнической культуры, часто СМИ заменяют подрастающему поколению источник познания. В этом случае граждане самостоятельно принимают содержание и обязательность ритуала, что дает молодому верующему определенную свободу и облегчает ритуальный процесс. В таком контексте функция хиджаба в Татарстане является - опознавательной. Надевшая хиджаб девушка или женщина подает окружающим назначенную информацию о своей роли: в первую очередь она указывает на свою религиозную принадлежность - «мусульманка», а учитывая конфессиональность региона можно установить и национальность - «татарка». Таким образом, в современном Татарстане произошло расширение и избирательность традиционного смысла ислама, теперь правоверная - это не только вероубеждение, но и открытая декларация, значение которой несет наряд отправителя сообщения и контекст зависит от функционирования этой формы заявления в обществе.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.