КВАЗИРЕЛИГИОЗНЫЙ УТОПИЗМ НЕОКОНОВ И СОЗДАННЫЙ ИМИ «НОВЫЙ МИР» ПОЛИТИЧЕСКОЙ КВАЗИРЕАЛЬНОСТИ Любарец А.В.

Дальневосточный федеральный университет


Номер: 11-2
Год: 2015
Страницы: 132-136
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Квазирелигия, утопия, политика, идеология, неоконсерватизм, неоконы, конформизм, Quasireligious, utopia, politics, ideology, neoconservatism, neocons, conformism

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Данная статья посвящена осмыслению характера политической партии неокосерваторов - неоконов США. Автор анализирует неоконов как партию с идеологией обладающей тенденциями квазирелигиозного характера в своем развитии.

Текст научной статьи

На данный момент неоконсерваторов или «неоконов» в США можно рассматривать как партию с идеологией квазирелигиозного характера обладающей утопическими предпосылками в своем развитии. Джульетто Кьеза отмечает тот факт, что точкой отсчета начала «конца» можно считать время, когда президенту Б. Клинтону был положен на стол “Проект нового американского века (Project for the New American Century, или PNAC)”. После этого как определяет Д. Кьеза, последовал политический государственный переворот, позволивший неоконам поставить в 2000 году в кандидаты президентом Д. Буша и, позволив впоследствии совершить “свою знаменитую операцию 11 сентября 2001 года”.[5,5] Т. Грачева резюмирует по этому поводу, что «операции» совершенные якобы Усамой бен Ладеном и его «ячейкой» не могли быть совершены в силу слабости многих причин как интеллектуальных, так и технологических. Уровень проведенной операции был повышенной сложности, который доступен только государственной структуре. Структуре позволяющей обеспечить полной технической поддержкой и имеющей доступ к человеческим интеллектуальным ресурсам. Все это было доступно только одной структуре располагающей силами, которые доступны лишь одной системе “национальной безопасности США, знавшего до тонкостей все уязвимые места”. Т. Грачева считает, что только благодаря спецслужбам неоконам удалось воплотить в жизнь эту авантюру. [3,10] Идеология неоконов является любопытным явлением, так Фрэнсис Фукуяма приводит такие факты, что в 1930-1940-х годах “корни неоконсерватизма” развивались из идей Троцкого и приверженцы неоконсерватизма были ни больше, ни меньше, а идейными троцкистами. [8, 31] Ф. Фукуяма в своих рассуждениях, конечно, пытается обелить фигуру Льва Давидовича и как всегда слукавить, дескать, Троцкий пошел против самого Сталина, вследствие чего ему долго пришлось прятаться от гнева вождя в Мексике впрочем, безуспешно. Как уже становится понятно в самих США Лейба Давидович Бронштейн (Троцкий) позиционируется как мятежный герой, борющийся за справедливость. Но Фукуяма забыл добавить, что именно Лев Давидович удостоился такого звания среди революционных народных масс в Росси как «демон революции». Неоконы как утверждает Т. Грачева, опираются на идеи троцкистской теории “перманентной революции”. Так же заметное влияние на американских неоконсерваторов оказала философия Лео Штрауса, которого считают “основателем философии неоконсерватизма”. [3,10] Кроме того, как анализирует Ф. Фукуяма, в последнее время со стороны электората тезис неоконсерваторов «о лжи во благо» Лео Штрауса постоянно подвергается критическим нападкам, где основной смысл тезиса в том, что основные массы не могут и не должны знать правду потому, что истинное знание доступно избранным - элите. [8,28] Не стоит задаваться вопросом, какой морали придерживался сам Лео Штраус важно то, что его философские наработки применяются отнюдь не для высших целей. На данный момент наука достигла определенных результатов, позволяющих умело управлять и манипулировать человеческими массами. Достижения философии, психологии, социологии иногда просто ошеломляют, поэтому высказывание самого Лео Штрауса о том, что человечеству грозит будущее вечной и всеобщей тирании выглядит поистине зловещим. [10,70] В свете выше сказанного становятся понятными цели неоконов США. Так, Т. Грачева определяет, что основной целью является однополярный мир с космополитическим, конформистским населением. Элита, управляющая этим «тоталитарным миром», через диктатуру будет неким закрытым эзотерическим сообществом, как пример можно привести «закрытый» черный орден SS в Германии времен Второй мировой войны. Этот орден был полностью военизирован и имел политическую идеологию, которая была фундирована оккультизмом с магией и всеми вытекающими из этого ритуалами. [3,10] Здесь уместно будет вспомнить эзотерическое оккультное общество «Туле», которое принимало непосредственное участие в военных и политических делах Германского Третьего Рейха. [2,25] Так же в нацистской Германии было такое же подобное общество как «Кенигсберг-13». Этому обществу Гиммлер поставил задачу “выработать приемы практической магии”, которые можно применять против противника.[2,255] Далее возвращаясь к приведенным Т. Грачевой целям неоконсерваторов США, где как уже было выше сказано, основные массы не могут и не должны знать правду, так как истинное знание доступно избранным - элите. Еще одной задачей неоконов является создание с помощью различных провокаций на территориях противника революционных очагов напряженности. [3,10] Либеральная демократия является средством управления основными человеческими массами. Д. Кьеза резюмирует, что неоконы могут придерживаться как республиканских, так и демократических позиций делясь на различные группы, но это будут группы объединенные в одну. Как только возникает угроза, все споры прекращаются, и группы объединяются в одну группу и “выступают единым фронтом”.[5,5] Не менее интересный фактор приводит и Ф.Фукуяма в книге «Государственный порядок» так, по его мнению, возникающие религиозные конфликты особенно на территориях где существует множество религиозных противоборствующих конфессий, способствуют развитию негативного отношения к религии со стороны людей, не исповедующих какую либо религию. Многие политические идеологии в наше время становятся с религиями на один уровень, иногда в итоге полностью их замещая. Эти политические идеологии производят равный с религиозным по своему воздействию эффект на своих почитателей. В таких политических идеологиях считает Фукуяма, эффекты оказываемого воздействия будут “не менее деструктивными благодаря страстной вере своих последователей”. [7,552] Подобные признаки можно увидеть и у неоконов. Д. Кьеза говорит, что неоконы в своем утопизме мечутся, из одной крайности в другую, то пытаются развивать концепцию, всеобщего потребления в данное время курс взят на развитее концепции от потребления к дефициту. Эпоха всеобщего потребления была выгодна для неоконов до определенного момента, где в мире росло население и для обеспечения, которого рос рынок. Мировой рынок вырос, сформировалась целая мировая инфраструктура, цель неоконами была достигнута. Теперь как считает Д. Кьеза, неоконы хотят избавиться от “лишних потребителей”, где Китай и Индия с миллиардным населением будут для неоконов лишними. На данный момент резюмирует Джульетто Кьеза, неоконами инспирируются и создаются мировые очаги напряженности в виде «цветных революций», так как основной задачей неоконов является “уничтожение лишних потребителей”. [5,11] В свете вышесказанного становится совершенно понятной неожиданная инициатива Ф. Фукуямы в книге «Государственный порядок» вдруг проанализировать «Очерк о законе народонаселения» Томаса Мальтуса. [7,575] Фрэнсис Фукуяма пытается изобразить из мальтузианства которое в свое время повлияло в том числе и на идеологию фашизма некую якобы отвечающую требованиям того времени экономическую теорию. На самом же деле именно Мальтусу принадлежит тезис борьбы за существование и, что ресурсов на всех не хватит. Мальтус основную массу простых людей относил к стаду грязных животных и для сохранения пищевых ресурсов видел необходимым сокращение, по его мнению, этого стада. Один из предложенных Мальтусом механизмов для сокращения численности населения это контроль рождаемости среди «простого народа». [6,208] Мальтус «позитивно» оценивал с экономической точки зрения массовые бедствия, эпидемии, войны, голод, расценивая это как вспомогательные средства для сокращения численности населения. [6,33] Здесь следует сделать не большое отступление и привести замечание З. Бжезинского о том, что Ф. Фукуяма одно время “был близок к неконсервативным кругам”, но потом по каким, то моментам он как бы разошелся с ними во взглядах. [1,550] Факт, безусловно, интересный, но не стоит забывать, что неоконы как было выше сказано, часто находятся между собой в групповых конфронтационных отношениях, но в определенных случаях объединяются в единое целое. Да и впрочем, считает З. Бжезинский, Фукуяма уже оказал неоконам услугу тем, что написал книгу «Конец истории». [1,550] Возвращаясь к вышесказанному следует отметить, что Ф. Фукуяма из удручающего в своей деструктивности мальтузианства пытается вывести наполненную некую якобы отвечающую требованиям того времени политически экономическую теорию. Такой же в принципе прием Фукуяма использовал в книге «Америка на распутье: Демократия, власть и неоконсервативное наследие», говоря о нейтральном характере применения неоконами философии Лео Штрауса и несправедливых обвинениях в адрес Д.Буша и его администрации. Где информация о неоконах намеренно искажалась до такой степени, что у электората складывалось впечатление, “что неоконсерватизм - это некий вирус, заброшенный к нам из космоса”. [8,28] Диалектика Фукуямы в обоих случаях совершенно понятна он стремится защитить идеологию неоконов. На самом деле оказалось, что электорат не такой глупый и массы стали понимать грядущие перспективы применения неоконсерваторами теорий, как Лео Штрауса, так и Томаса Мальтуса вследствие чего Фукуяма и пытается в книге «Государственный порядок» нивелировать отрицательное отношение к Мальтусу и мальтузианству. Так, он пытается представить мальтузианство как одну из равных по своей концепции исторических сложившихся политико-экономических моделей мирового человеческого сообщества. Фукуяма в своей диалектике решительно опускает и умалчивает роль мальтузианства в деле формирования фашизма, как и штраусианство, пытается представить как ничего не значащее явление. Впрочем, германский фашизм оказал все-таки косвенное воздействие и на Лео Штрауса в виде влияния на него Карла Шмитта известного деятеля немецкой юридической науки. [4,81] Карл Шмитт имел большой авторитет в Третьем рейхе как ученый умеющий подогнать законы под идеологию нацизма. Так Т. Грачева приводит факт того, что К. Шмитт помог Штраусу получить “стипендию фонда Рокфеллера” в 1932 году. [3,10] Более того Роберт Хоуз приводит факт переписки Штрауса с Шмиттом, где они полемизировали по некоторым философским вопросам и по поводу скрытого эзотерического смысла в текстах. [9,69] Оказанная Карлом Шмиттом финансовая поддержка позволила Лео Штраусу уехать из Германии и после обучения в Англии и Франции добраться до Америки. Кроме того естественно, что определенные политические идеи К. Шмитта повлияли на Лео Штрауса, а впоследствии и на саму военную доктрину проводимую по отношению к другим странам неоконами считает Т. Грачева. [3,10] После так называемого как его называет Т. Грачева неоконсервативного путча, произошедшего “11 сентября 2001 года”, неоконами был совершен мировой блицкриг, который нес в себе для всего мира контролируемые кризисные процессы. [3,10] Это была и показательная казнь Саддама Хусейна, который уже, в то время как его анализирует З. Бжезинский, “превратился в бессильную фигуру”. [1,641] Война в Ираке показала волюнтаризм и кризис правления Д.Буша и его администрации. Весь мир и жители США узнали о произволе, о проводимых американскими солдатами пытках и издевательствах “над иракскими пленниками в тюрьме Абу-Грейб, близ Багдада”. [1,640] По мнению З. Бжезинского такие прецеденты как пытки в Гуантанамо или уверения Буша после взятия Багдада о том, что “мы нашли оружие массового поражения” очернили в глазах мирового сообщества и без того уже «темный» образ Америки. [1,641] Соответственно выборы новой кандидатуры неоконов Барака Обамы не смогли решить, грянувший после всего кризис 2008 года резюмирует Д.Кьеза. Неоконами была разработана новая стратегия, где США становится гегемоном всего Запада и экономическая перезагрузка охватывает весь мир как переход от эпохи потребления к эпохе дефицита. Причем данный переход как считает Д. Кьеза, будет затрагивать решительно все компоненты, экономические, финансовые, политические, идеологические, культурные, ценностные. Так как неконам теперь надо весь мир убедить в обратном постулате в том, что “неконтролируемое потребление порочно и от него надо отказаться”. [5,6] Неоконсерваторов Западноевропейских стран и США всегда объединяла одна и та же политическая точка зрения еще со времен холодной войны. Так А.А. Галкин и П.Ю. Рахшмир приводят такой факт, что это выражалось, прежде всего, как “неприятие стран с различной общественной системой” и волюнтаристски претенциозное отношение по отношению к “развивающимся странам”. [4,160] Бжезинский констатирует факт, что после 11 сентября неоконсерваторы сильно сгустили краски, распространяя и запугивая угрозой терроризма весь мир. В результате замечает З. Бжезинский, создав из терроризма некий политический бренд который “создал новую политическую культуру”.[1,549] Архетип «холодной войны» в сознании человеческих масс как призрак получил подпитку в виде страха, а человеческие массы образ «нового врага». Создав в результате этого условия для неоконов следить и наблюдать за «неугодными», которых можно рассматривать как потенциальных террористов. [1,550] Д. Кьеза считает, что неоконы в США начали прибирать власть к рукам еще во времена президентства Джонсона. Кьеза говорит, что по-настоящему ярких фигур среди президентов было мало. Между Кеннеди и Рейганом была череда не выделяющихся, по мнению Д. Кьеза президентов которые “как бы прикрывали собой, маскировали приход к власти неоконов”. [5,7] Возвращаясь к З. Бжезинскому, хочется еще раз отметить, что он критически относится к времени правления Д. Буша так как, по его мнению, именно в этот период был нанесен значимый политический ущерб имиджу неоконсерваторов во всем мире. Выражалось это в высокомерии многих политиков США, которые «вдруг» стали себя ощущать творцами истории, живущими, словно в некой политической «квазиреальности». [1,633] Следует заметить, что в нашем случае этот факт может подтверждать мнение Т. Грачевой и Д. Кьеза, что именно неоконы инспирировали события 2001 года так, как именно это событие создало и погрузило весь мир в некую политическую квазиреальность. Реальность, где как резюмирует З.Бжезинский, можно было распространять “страх и паранойю”, где складывались успешные условия для введения войск США в Афганистан для поисков террористов. [1,636] И так же дав возможность обвинить Ирак в наличии политических “связей с Аль-Каидой”. [1,638] Последующая война в Ираке показала кризис правления Д. Буша и его администрации. Так долго возводимая еще со времен Линдона Джонсона тайная империя неоконов в администрации Белого дома покачнулась и дала крен при этом, отбросив тень, как на всю прошлую проводимую Америкой политическую деятельность, так и заставив весь мир критически осмысливать политическое будущее в перспективе взаимодействия с США. В результате даже последующая политическая рокировка создание иллюзии на смену политического курса, и оглушительная обамомания которая, затихнув, так ничего и не изменила. Развивающийся кризис резюмирует Д.Кьеза, в последнее время ставит жирный знак вопроса для Евросоюза о роли США “как гегемона”. [5,16] Фрэнсис Фукуяма отмечает, что вмешательство в сложившиеся исторически политические реалии других стран, выраженные в смене какого либо политического режима в другой стране дело не простое, так как “основание нового политического порядка - дело трудное”, а мирового, «нового порядка» тем более. [8,49] Соответственно на фоне вышесказанного вырисовываются следующие моменты, что сформировавшаяся некая политическая структура, имеющая идеологию квазирелигиозного характера, моделирует некий политический проект для всего мира. Структура этого политического сообщества представлена как закрытое эзотерическое сообщество, где как уже показала история, политическую идеологию всегда фундирует оккультизм с магией и всеми вытекающими из этого ритуалами. На формирование идеологии так же оказали косвенное влияние идеи мальтузианства, троцкизма, фашизма. Политические амбиции данной структуры стремятся к созданию однополярного мира с космополитическим, конформистским населением. Методом достижения выше приведенных условий является инспирирование создания условий некой политической «квазиреальности», где целью является будущее вечной и всеобщей тирании.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.