РОЛЬ СИНТЕЗА В КУЛЬТУРНОМ МУЗЫКАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ПРИ ПОДГОТОВКЕ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ-МУЗЫКАНТОВ Сокерина И.В.

Институт культуры и искусств Московского городского педагогического университета


Номер: 11-5
Год: 2015
Страницы: 40-43
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Текст научной статьи

В контексте данной статьи под синтезом искусств понимается добровольное соединение, сочетание, органический союз равноправных, уже сформировавшихся, самостоятельных начал, которые, вступая в конфликт между собой, преодолевают его и сочетаются в новую художественно-синтетическую реальность. Синтез искусств в данном случае необходимо рассматривать с двух позиций: 1. как историческую компоненту, отражающую содержание художественных целостностей, сложившихся в результате постоянного процесса интеграции искусств; 2. как определенную целостность, доступную созерцанию и анализу. Синтез искусств и его закономерности становятся все более информационно привлекательными для современного исследователя. Синтез (от греч. synthesis - соединение), это соединение различных элементов объекта в единое целое (систему). Понятие синтеза является одним из центральных в области искусства. Это синтез разных видов искусства внутри одного какого-либо стилистического направления, например, слияние в одну систему архитектуры, скульптуры, живописи, музыки и театра в искусстве барокко, когда невозможно без ущерба для целостности произведения отделить один вид искусства от другого, когда реальная архитектура сливается с иллюзорно написанной, а скульптура продолжает движение живых участников действа, объединенного ритмическим рисунком и динамическим планом звучащей музыки. Кроме того, синтез является признаком некоторых видов искусства, таких как театр и кино. Проявление синтеза свидетельствует о взаимодействии такого уровня, когда составные части целого становятся едиными, когда единой становится сама их ткань и, поэтому, проведение анализа всегда сопряжено с известным огрублением, упрощением процесса. Наиболее последовательно к проблеме синтеза как всеобщей объединяющей силы подходил Н.К. Рерих. В период своей жизни в США, мыслитель обращается к педагогическому аспекту возникновения и действия синтеза. Для того чтобы иметь возможность педагогически проверить свои теоретические предположения, а также для изучения синтеза искусств в практической деятельности, Рерих основал 17 ноября 1921 г. в Нью-Йорке Мастер-Институт Объединённых Искусств (Master Institute of United Arts). Николай Константинович на основе своей книги «Пути Благословения» создает программу этого Института, девизом которой стали следующие слова: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един. Искусство есть знамя грядущего синтеза. Искусство - для всех. Каждый чувствует истину красоты. Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой любовью. Сперва бессознательно придёт это чувство, но после оно очистит всё человеческое сознание. И сколько молодых сердец ищут что-то истинное и прекрасное...» [5] В качестве традиционно принятых до недавнего времени типологических синтезов рассмотрим синтез пластики, театра и кино. Синтез пластики объединяет архитектуру, скульптуру и живопись в единое художественное пространство, приобретающее благодаря гармоничному соединению возможностей этих искусств большую выразительность и качества, позволяющие ему направлять и формировать действия человека в этом пространстве. Так, строение, оформление и соответствие определенным требованиям к зданию в целом лестниц, помимо своих чисто утилитарных функций обладают свойством воздействия на характер движения и поведение человека. Продвижение по винтовой лестнице имеет опасливый, настороженный, плавный характер. Торжественное же восхождение по ступеням барочной лестницы контрастирует со спокойным перемещением по лестницам классицистических зданий. Все это результат инженерного расчета (высота ступеней, крутизна наклона), фантазии архитектора - широты или замкнутости окружающего пространства, характера освещенности (узких или широких окон, факелов или светильников), а также богатства и выразительности художественного оформления (росписи, рельефы, тканые шпалеры или ковры и пр.). Наиболее высокий уровень синтеза отличает культовые сооружения, назначение которых - быть моделью мира, отражающей религиозные, философские и художественные представления о нем. Яркими примерами подобного синтеза являются готические соборы (Собор Св. Витта в Праге, Собор Парижской Богоматери, кафедральный собор Нотр Дам в Страсбурге и др.), церковные здания Европы эпохи Возрождения (Флорентийский собор, собор в Пизе, базилика Сан Лоренцо, церковь Санта Мария Новелла, Сант Амброджо во Флоренции), а также сооружения эпохи барокко, в которых идеи синтеза воплотились в ярком, часто иллюзорном слиянии архитектуры, скульптуры и живописи (ансамбль храма Св. Петра в Риме, получивший свое завершение в творчестве Лоренцо Бернини, церковь Сант Аньезе ин Агоне в Риме, церковь Санта Мария делла Салюте в Венеции и др.). Театральный синтез вбирает в себя все виды искусства - архитектуру, живопись, музыку, танец, которые, сливаясь, образуют особое театральное пространство, объединяющее создателей драматических произведений, исполнителей и зрителей. Наиболее полно театральный синтез проявляется в оперном театре, где музыка подчиняет себе все проявления различных видов искусства, образуя мощное художественно-образное поле, воздействующее на человека на всех уровнях восприятия - начиная с полученного первоначального впечатления от самой организации театрального пространства через непосредственное восприятие звучащей музыки, до развернутого во времени восприятия-воспоминания, в котором сливаются все стороны воздействия оперного искусства. Кинематография, с самого своего возникновения соединившая движущееся иллюзорное изображение жизни (игра актеров, режиссура, мастерство операторов и кинохудожников) с музыкальным искусством (от простого сопровождения и иллюстрирования происходящего на экране до ведущей роли, так называемых, оригинальных саундтреков), в своем развитии продвигается к все более совершенному виду синтеза, в котором все входящие в него виды искусства приобретают новые качества, свойственные именно этому виду искусства, возникшего в ХХ веке. Принятые до настоящего времени определения типологических синтезов - пластического, театрального и кинематографического, уступают место более современному взгляду на саму природу синтеза. Так, «живая ткань кинематографа включает в себя все ранее известные виды искусства…, которые предоставили новому виду искусства свой язык, законы формообразования, экспрессию и силу воздействия, усиленные и преобразованные… взаимодействием на новом уровне. Это взаимодействие… создает совершенно новое явление, развивающееся по своим собственным законам, со своими собственными признаками и характеристиками, также, как газы водород и кислород, соединяясь на молекулярном уровне, рождают новое вещество с новыми свойствами - воду» [6] На современном этапе развития педагогической науки синтез искусств занимает особое, значимое место. Искусство как явление полифункциональное, дает возможность разнообразных вариантов реализации синтеза. К классификации функций искусства обращались такие ученые, как Ю.Б. Борев, Е.В. Волков, М. Дюффен, М.С. Каган, С.Х. Раппопорт, Л.Н. Столович и др. Необходимо отметить связь синтеза искусств и культурного музыкального пространства среды. Идеи синтеза в зримой форме нашли отражение в структуре, декоре и всем облике крупнейших театральных зданий, созданных выдающимися архитекторами в ХIХ в. Для того, чтобы понять роль синтеза в культурном музыкальном пространстве, необходимо рассмотреть вначале виды искусства, входящие в это пространство, и определить их роль в его становлении и развитии. Рассмотрим пример классификации функций искусства, разработанной Ю.Б. Боревым. Ученым выделяются следующие основные функции искусства: · познавательно-эвристическая функция (искусство как знание и просвещение); · художественно-концептуальная функция (искусство как анализ состояния мира); · функция предвосхищения (искусство как предсказание); · воспитательная функция (искусство как катарсис, средство формирования целостной личности); · эстетическая функция (искусство как средство формирования творческого духа и ценностных ориентаций); · гедонистическая функция (искусство как наслаждение) [2] Очевидно, что в каждом отдельно взятом произведении искусства все эти функции будут присутствовать, но с разной степенью влиятельности и включенности. Проявляясь же в едином пространстве культурного музыкального пространства эти функции, взаимодействуя на уровне синтеза, будут влиять на сам процесс складывания культурной музыкальной среды, распространяясь на все ее составляющие. Синтез искусств, воплощенный в музыкальном пространстве предоставляет художественному творчеству не просто новые возможности и резервы в освоении мира, а возможности на новом качественном уровне, как в эстетической организации среды обитания человека, так и в осознании духовных ценностей. Значительная роль в создании синтеза музыкальной среды принадлежит интонации, так как, как писал Б.В. Асафьев «музыка - искусство интонируемого смысла» и именно через интонацию осуществляет объединение структурных элементов в конкретном музыкальном контексте. Основным условием восприятия музыкального образа становится накопление музыкальных впечатлений, живых музыкальных интонаций, потому, что «в музыке ничего не существует вне слухового опыта. Поэтому ни одно определение не может возникнуть из «немых», абстрактных, вне музыки лежащих посылок, а только из конкретного восприятия того, что звучит» [1] Музыкальная интонация охватывает все существо слушателя, оказывая не только очевидное эмоциональное воздействие, но и более глубокое, развернутое во времени воздействие на все стороны личности слушателя. «Бросающееся в глаза «заражение эмоциями» музыки - лишь поверхностность музыкального восприятия. Его глубина - в поисках себя, своего места в мире, цельности своей личности» [4] В музыкальной интонации находит отражение глубинный смысл самого понятия синтеза, так как она вбирает в себя и мыслительную, и эмоциональную, и физическую сферы человека, объединяя их на совершенно новом уровне, когда можно говорить о «дыхании мысли», «звучании чувства», «языке движения». Особое значение способности музыки к созданию синтеза отражается в фольклорной традиции, синкретичной по самой своей сути. Пение, игра на музыкальных инструментах, танец являлись составными частями ритуального действа, участниками которого становились все члены общины, для которых эти виды деятельности были также естественны, как ежедневный труд и обрядовые действия, сопровождавшие привычное течение жизни. В современном обществе музыкальные проявления молодежной культуры, «оторвавшись от многовековой традиции, порвав с профессиональным, официально принятым искусством, зачастую представляют антикультуру… Массовая музыкальная культура утверждает безнравственные постулаты в ярких, броских шоу, соблазнительных эротических интонациях и настойчиво внедряет их в эмоциональный мир нашего современника, используя древнейший способ воздействия на психику человека - звук и движение»[3]. Эффективная организация музыкального пространства обязательно должна включать в себя практическое музицирование как необходимую составную часть синтеза, вовлекающего в орбиту своего влияния интеллектуальную, психическую, физическую и эмоциональную сферы современного подрастающего поколения. Трудность состоит в том, что достижение необходимого уровня владения музыкальным инструментом, интонационно чистым звукоизвлечением, ритмической точностью требует при традиционной методике обучения значительных усилий и времени для достижения необходимого художественного результата. Оптимизация этого процесса возможна при включении в образовательный процесс музыкальных игр-драматизаций. Игра, являясь естественной основой художественно-творческой деятельности, позволяет подросткам приобрести необходимый коммуникационный, социальный опыт, способствует развитию способности к сопереживанию, эмпатии, гармоничному общению с людьми и окружающим миром. Осуществлению синтеза способствует также обращение к возможностям народного искусства, так как «самовыражение через звук и движение в синкретических формах музыкальной деятельности свойственно устной народной традиции. Яркая образность народного искусства способствует концентрации внимания ребенка на сложных философских - эстетических и этических категориях, таких как красота, истина, справедливость, гармония, миропорядок и пр., которые в пространстве фольклора преподносятся детям в понятной, доступной детскому возрасту форме, соответствующей наглядно-образной форме мышления ребенка. Таким образом, можно сделать вывод, что при подготовке будущих педагогов-музыкантов необходимо учитывать следующие факторы: 1. Теоретическая подготовка должна охватывать проблемы, связанные с понятием синтеза и как исторического аспекта, отражающего содержание художественных целостностей, сложившихся в результате постоянного процесса интеграции, и как определенной целостности, доступной созерцанию и анализу; 2. Подготовка будущих педагогов-музыкантов должна также включать в себя изучение теории игры, и, что является особенно актуальным - изучение практических разработок, программ, опирающихся на ведущую роль игры в развитии подростков; 3. Необходимым представляется также более глубокое изучение студентами педагогических вузов - будущими педагоами-музыкантами фольклорной традиции, причем не только теоретически, но и практически, через участие в фольклорных ансамблях, театрах народной песни и др.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.