ВООБРАЖЕНИЕ И ФАНТАЗИЯ ЧЕЛОВЕКА В АСПЕКТЕ ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ИНДИВИДА В КУЛЬТУРЕ Юречко О.Н.

Краснодарский Государственный институт культуры


Номер: 12-1
Год: 2015
Страницы: 115-118
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

фантазия, воображение, сущность, самоопределение, человек, миф, культура, fantasy, imagination, universality human nature, self-create, essence, myth, contemplation

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья представляет воображение и фантазию человека в аспекте проблемы идентификации, самоопределения человека в культуре. Воображение и фантазия - универсальные феномены культуры и человеческие качества. Они пересотворяют человеческую природу. Человек проявляет себя и реализует свободу, используя воображение и фантазию.

Текст научной статьи

Проблема идентификации и самоидентификации индивида в культуре сопрягается с проблемами самоопределения, развития, становления личности и в философских исследованиях социально-культурной направленности остается актуальной достаточно давно. Феномен идентификации и самоопределения человека обычно объясняется влиянием внешних объективных или внутренних субъективных факторов. Эти факторы достаточно разнообразны, но практически никто из исследователей не анализирует данную проблему в контексте и в связи с уникальными особенностями человека, каковыми являются воображение и фантазия. Эти особенности обычно остаются в ведении эстетики или психологии, а вот целостных социально-философских исследований, связывающих самоопределение, идентификацию и фантазию человека, нет. Впрочем, разбираясь в специфике воображения начнем с психологии. Классическая психология выделяет два вида воображения: воспроизводящее и творческое. Оба этих вида относятся к сфере познавательных процессов. Названные виды воображения в концепции И. Канта обозначаются соответственно, как репродуктивное и продуктивное. Старая ассоциативная психология сводила воспроизводящее воображение к памяти, интуитивистская психология стремилась показать, что сама память есть не что иное, как частный случай воображения. Возникновение новых образов, которые порождает творческое, созидающее воображение ассоциативная психология объясняла случайными своеобразными комбинациями элементов, причем последние не являлись новыми. Классики отечественной психологии рассматривали воображение как более сложную форму психической деятельности, объединяющую в себе многие функции, развивающуюся совместно с мышлением. Получалось, что воображение в психологии традиционно связывалось со сферой мыслительных процессов, их эволюцией, усложнением, то есть рассматривалось как психический процесс, развертывающийся на основе мышления пусть и в чувственно-образном плане. Однако, если исходить из целостности и единства психической реальности индивида, то очевидно, что воспроизводящее воображение опирается не на мыслительное конструирование, а на косвенные формы пассивного построения образов, т.е. связано со сферой сенсорно-перцептивных образов [1,328]. Творческое воображение, создающее фантастические образы реальных или ирреальных объектов, строит их средствами умственных действий, которые существенно перерабатывают сенсорно-перцептивный опыт, тем самым творческое воображение, согласно Л.М. Веккеру, явно включается в мыслительный процесс, представляя один из языков мышления - язык предметных «пространственно-временных гештальтов» [2,495-496]. Таким образом, можно разделить сенсорно - перцептивное, образное и словесно - логическое, мыслительное воображение; впрочем, подобные формы характерны и для анализа когнитивной памяти. Целостность психической реальности человека совершенно очевидно обнаруживает сквозной характер воображения и памяти на всех уровнях психической реальности. Несмотря на различные виды воображения (сенсорное, моторное, образно-эмоциональное, словесно-логическое) в психологическом смысле воображение точнее выражает эмоциональную сторону человеческой «самости», хотя и пронизывает всю структуру внутреннего мира человека. Концепция Л.М. Веккера о включенности памяти, воображения, внимания и речи во внутренний состав когнитивных, эмоциональных и регулятивно-волевых процессов, на наш взгляд, во-первых, подтверждает целостность и единство психической реальности, во-вторых, дает возможность рассматривать воображение (фантазию) как универсальное, сущностное качество человека. И в этом контексте мы можем отождествить воображение и фантазию, хотя конечно, это - немного разные вещи и мы будем об этом упоминать. Таким образом, человек воспринимающий, представляющий, мыслящий, переживающий, действующий - это одновременно и фантазирующий человек, воссоздающий целостность своей сущности, воплощающий её в феноменах культуры. Мы считаем, что фантазия (воображение) является не только отдельной характеристикой человеческой психики(души), но и универсальным измерением человека и культуры, всеобщей формой конструктивности, продуктивности и творчества. Фантазия наряду с духовными, нравственными, религиозными проявлениями человека, есть еще один способ обнаружения и раскрытия его (человека) собственной бесконечности. Будучи ограничена в психологическом плане (фантазия - игра воображения, мечта, сон, бред, выдумка, иллюзия, то есть нечто конечное, ограниченное моим сознанием, внутренним миром, душевными переживаниями), фантазия безгранична как феномен культуры, в силу разнообразия и бесконечной вариативности своих проявлений. Фантазия - уникальный феномен культуры, она последовательно реализует творческие возможности человека, репрезентирует его сущностные качества и выступает средством обнаружения бесконечного в человеке, ибо сама бесконечна и ничем не ограничена. В мифах, сказках, легендах, произведениях искусства, в фантастических повествовательных комплексах («фэнтези»), в литературных произведениях, фантазия легко трансформирует пространственные и временные характеристики, проектирует, предвидит будущее или, оборачиваясь в прошлое, конституирует такие формы несуществующего, которые могут менять настоящее. Таким образом, фантазия по способу существования является индивидуально - личностным феноменом, а по способу выявления в культуре - универсально - всеобщим феноменом, эксплицирующим фантастические образы, смыслы, идеи, проекты, мечты человека и репрезентирующим их в особую фантастическую реальность культуры. Эта реальность исторически изменчива, воплощена в самых разнообразных формах от сверхъестественной реальности архаического мифа до виртуальных миров постсовременной культуры. Но общее качество фантастичности остается в ней даже если наступают самые рационалистические периоды её истории. Теперь рассмотрим каким образом фантазия в исторически изменчивых формах культуры влияет на идентификацию и самоопределение индивида. Обратимся прежде всего к древней архаической эпохе господства мифологического сознания. Человек архаической первобытной эпохи воспринимает мир, постигает его иначе, чем наш современник. У древнего человека другая экзистенциальная ситуация и даже иной тип детерминации психической активности, деятельности, выбора, идентификации. Именно в ответ на эту ситуацию и возникает миф, в котором фантазия и фантастические представления играют ведущую роль. Человек, активно и целенаправленно действуя, пусть даже и в примитивной форме, выделяет себя из природы, естественной среды, отчасти обособляясь от вещных зависимостей, причинно-следственных связей, витальных потребностей, внешних факторов детерминации поведения и идентификации. Постепенно в архаических сообществах деятельность человека стала исходить из принципа произвольности и независимости от данности. Выход за границы данного, т.е. трансцендирование, как раз и характеризует моменты становления человеческой сущности как самоконструирования, свободы, выбора. Внешняя детерминация психической деятельности и ментальной активности человека шаг за шагом сменялась внутренней, хотя человеческая самость еще не индивидуализирована, поэтому осуществлялась детерминация коллективными, надындивидуальными ценностями, традициями, смыслами, закрепленными в мифе. Когда преодолевается абсолютная биологическая, естественно-природная необходимость, человек выходит на уровень произвольной деятельности сознания и посредством воображения и фантазии создает миф. Таким образом, миф - это продукт произвольной, продуктивной и бессознательной активности архаического человека, в то же время, это феномен его сознания, в котором в фантастической и символической форме осваивается, воспроизводится, понимается, переосмысливается, репрезентируется реальное бытие, жизнь, создается особая реальность, фантастическая по сути, но реальная для древних людей. Итак, главным потребностным стимулом возникновения мифологического мировосприятия с экзистенциально-мировоззренческой точки зрения, был порыв постичь, понять, принять и даже выстроить новый, хотя противоречивый и неравновесный, но все-таки культурно упорядоченный мир, то есть космос. Скорее всего, это был неотрефлексированный, бессознательный стимул, порыв, побуждение, ибо человек оказался в состоянии смятения перед миром, он вынужден был действовать, то есть создавать свой мир, мифологический космос освоенный, гармоничный, понятный, соизмеримый с человеком. Продуктивная деятельность воображения и фантазия, обусловливали во многом создание такого мира, который выступал основанием идентификации и самосозидания человека. Фантастическая реальность - одна из степеней реального в мифе архаической культуры, специфическая форма его самобытия в инобытии. Миф оборачивается в фантастическое и, обратно, фантастическое исходит из мифа. Фантастическое в данном контексте синонимично сверхъестественному, сверхприродному, понимается как продукт произвольной активности воображения и фантазии. Фантастическая реальность мифа выступает универсальным архетипом переживания, понимания, интерпретации окружающей реальности, природы и мира в целом. В этой реальности опыт активного действия индивида состоит прежде всего в работе фантазии, благодаря которой возникают смысловые конструкции восприятия и понимания действительности и самого человека. Фантазия снимает основное противоречие мифа: бытия и небытия, то есть естественного и сверхъестественного. Сверхъестественное или фантастическое выступает в мифе как оборотный пласт бытия и составляет основу своеобразной логики разрешения любых противоречий в мире человека. Этих противоречий очень много (верх-низ, жизнь-смерть, свет-тьма) и такой «бинаризм» являлся универсальным принципом организации человеческой практики и жизни в связи с универсальной двойственностью человеческого разума. Такой очевидной противоречивости мира противостоял основной жизненный инстинкт человека культуры - «инстинкт постоянства», то есть стремление к постоянному, вневременному, вечному, к бессмертию, который осуществляется в мифе при помощи воображения. Мифологическая логика сверхъестественного, чудесного, своеобразная «аллогия» утверждает постоянство через непостоянное, в мифе, как отмечал Я.Э. Голосовкер действует закон метаморфозы, когда нечто мгновенно становится чем-то иным, тайное явным, смертное бессмертным в силу всеобщего закона воображения [3,31-33]. Формирование в человеке сознания постоянства, неизменности, абсолютного ведет к возникновению культуры и основания самоидентификации индивида. Парадоксальным образом эта эпоха господства архаического мифа, в которой фантазия и сила продуктивного воображения связывают несоединимое, находит свое новое «прочтение» в постмодернизме. В культуре постмодерна плюрализм, множественность, амбивалентность и эклектика становятся естественными, неотъемлемыми признаками реальности, в которой знаки, символы и образы обретают свою самодостаточность, соответственно и человеческая «самость» уже не определяется едиными образцами абсолютно и жестко. Если символы искажают, маскируют внешнюю социокультурную реальность, создавая её «симулякр» - гиперреальность, то и внутренняя самотождественность личности дробиться и фрагментируется, становится видимостью целостности и устойчивости. С другой стороны, символическое как первооснова бытия и мышления, влияет на человеческую жизнь, мысли, отношения, вещи, идентификацию, поиск самости вполне положительно. Человек становится самим собой, развивается, проходит первичную стадию социализации и идентификации лишь тогда, когда получает имя, а, следовательно, включается в символическую связь с другими людьми, универсумом. Символическая функция языка, речи, как отмечал в связи с этим Ж. Лакан, заключается в подтверждении человеческого существования, в узнавании человека другими людьми, да и в самоузнавании. «Слово - это, прежде всего продукт обмена, с помощью которого люди опознают друг друга» [4,71]. Когда меняется статус символического в реальности, то возрастает значимость языка, слова в процессах самоидентификации. В символической связи человек определяет различные грани собственного «Я», в том числе и в отношении других людей. Таким образом, используя символы, образы, знаки, «коды сигнификации» (смыслы по Бодрийяру), человек выстраивает, обретает персональную самотождественность, то есть идентифицирует свою личность. Какова роль фантазии в этом процессе? Мы уже отмечали выше, что в постмодернистском видении личность дробится, фрагментируется, распыляется на множество ролей, функций, статусов, мифов, символов, знаков. Собрать же её в единый образ «самотождественного Я» возможно отчасти благодаря воображению и фантазии, ибо лишь фантазия может соединить несоединимое, эклектическое, несобранное, противоположное. Вообще, например, Ж. Лакан, рассматривая проблему соотношения реального, воображаемого и символического, отдавал приоритет последнему, но, те не менее, воображаемое и фантазия играли в его концепции особую роль. Воображаемое, рассмотренное с точки зрения субъекта желания, понимается Лаканом как «фантазм». Сущность «фантазма» тесно связана с сущностью желания и определяется через нехватку. В лакановской логике фантазм является тем особым способом, каким существует нехватка, одновременно выявляя нехватку и пытаясь её преодолеть. Фантазм, создавая любую идеальную модель, сценарий, выступает сам как снятие противоречивости реального бытия, основанного на «нехватке», и в этом смысле как бы прикрывает, восполняет неполноту бытия (Ж. Лакан). Если перенести эти мотивы на расшифровку сущности процесса идентификации в постмодернизме, то становится ясно, что неполноту целостного персонального образа «Я», восполняет воображение, фантазия, фантазм. Восполняет за счет создания идеальной модели, то есть любой символической системы (знак, язык, миф, искусство), в которой снимается неоднозначность и противоречивость самости индивида и персонально, и социально. Собственно, поэтому у Лакана любая символическая система, любой дискурс является фантазматическим, следовательно, и фантазия может интерпретироваться как фактор идентификации, становления личности и культуры. Понимая фантазию достаточно абстрактно и универсально, как творческую силу, объединяющую непосредственность переживания с действительностью духа, мы считаем, что её можно рассматривать как фактор сущностного самоопределения человека как существа духовного, свободного, экзистенциального, самоопределяющегося, творческого, как фактор персональной идентификации, причем не только в контексте постмодернистских теорий. Таким образом, в мифологическом сознании воображение создает особую символическую ситуацию, снимающую противоречивость реальности, в которой человеческое сталкивается с нечеловеческим, так миф становится моделью гармоничного мира, космоса. В постмодернистском видении культуры фантазия, скрывая неполноту бытия, структурирует опыт возможного, опыт нахождения человеком самого себя в мире и выступает одним из факторов идентификации индивида.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.