НОВЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ СОВРЕМЕННОЙ ТУРЦИИ Леванова К.А.

Кубанский государственный университет


Номер: 12-6
Год: 2015
Страницы: 23-25
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Турция, геополитика, стратегия, ислам, безопасность, Turkey, geopolitics, strategy, Islam, security

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье исследуется эволюция геополитики Турецкой Республики с приходом к власти исламистской «Партии справедливости и развития» и смена основных направлений внешней политики в связи с изменениями обстановки в регионе.

Текст научной статьи

Геополитика современной Турции опирается на возможности собственного пространства и геополитического положения. В условиях объективных процессов глобализации будущее Турции в немалой степени зависит от эффективности использования рубежного коммуникационного пространства, выступающего в роли важнейшего стратегического ресурса. В Концепции национальной безопасности Турецкой Республики основной задачей внутренней и внешней политики, ядром всей системы национальных интересов рассматривается обеспечение безопасности и процветания многонационального народа. Отличительной чертой новой Концепции можно считать и то, что вопросы безопасности Турции рассматриваются не только через призму ее межгосударственных отношений с другими странами, но и с точки зрения региональной значимости этих связей, наличия потенциально опасных регионов, региональных конфликтов и деятельности различных радикальных организаций, представляющих угрозу безопасности Турции. Как составная часть в Концепции выделена и энергетическая безопасность. Одним из направлений решения этой задачи с учетом геополитического и географического положения Турции является ее превращение в мировой транзитный пункт для перекачки и хранения энергоресурсов[2]. Для обеспечения всех аспектов национальной безопасности (военной, экономической, энергетической, политической, водной), понимая усиление их региональной значимости, Турция активизировала наступательную разновекторную внешнюю политику. Эта политика, наряду с сохранением стратегического партнерства с США, курсом на вступление в ЕС, многоплановым сотрудничеством с Россией, предусматривает также развитие разноуровневых отношений с арабскими странами, Ираном, соседними государствами, тюркоязычными республиками бывшего СССР. Новые геополитические ориентиры современной Турции, представля ются, как попытка скорректировать геополитику страны, на основе идеологии «умеренного ислама». С приходом к власти в Турции Исламистской Партии справедливости и развития, возглавляемой Реджепом Эрдоганом, Турция свернула со светского пути развития, определенного еще в 20-е годы XX века Кемалем Ататюрком. Новая внешняя политика Турции, названная неоосманизмом, была сформулирована в 2001 г. Ахметом Давутоглу в книге «Стратегическая глубина», в которой он обосновал неоосманизма, как теорию доминирующей роли Турции в пределах бывшей Османской империи и начал на деле осуществлять эту политику на трёх основных направлениях - Ближний Восток, Кавказ и Балканы [3]. «Неоосманизм» - хорошо рассчитанный курс, который не отвергает кемализм, а дополняет его чертами, соответствующими новым реалиям. Это «учение» основывается на убеждении, что у Турции именно сейчас появился реальный шанс снова обрести статус империи. Одной из проблем геополитики современной Турции является приобретение новых преимущественных позиций на Ближнем Востоке, где и должно произойти утверждение Турции, как региональной державы [3]. С началом арабской весны и революций на Ближнем Востоке особый интерес вызывает новый геополитический вектор внешней политики Турции ориентированный на страны региона. Значительные изменения претерпел внешнеполитический курса Турции в отношении Сирии. Гражданская война в Сирии, в которой Турция выступила единым фронтом с арабскими монархиями против законного президента Сирийской Арабской Республики Башара Аль-Асада, нарушила многолетний принцип турецкой внешней политики «ноль проблем с соседними государствами». Для Турции эта ситуация опасна не только с точки зрения региональной безопасности, но и с точки зрения экономической. Дальнейшая эскалация конфликта в Сирии отразилась на инвестиционной привлекательности региона и привела к перетеканию капитала в другие, более стабильные регионы [1]. Дестабилизируется и внутриполитическая обстановка в Турции. Здесь произошло ряд террористических актов. В Турции нашли временное пристанище более двух миллионов мигрантов, которые вынуждены покинуть свою страну из-за действий запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Изменение вектора внешнеполитической стратегии Турции, ее поворот на страны Ближнего Востока позволяет говорить о том, Турция стала более уверенным международным игроком и стремится использовать арабскую весну для трансформации политической структуры государств региона по собственному образцу. В Турции надеются, что новые власти Египта, Ливии, Туниса возьмут в качестве модели турецкую исламскую демократию [5]. Но надо учитывать, что турецкое и арабское понимание «политического ислама» далеко не одинаково: в Турции ислам - это модернизационная сила, население Турции ассоциирует ислам с прогрессом. Арабский же ислам более радикален, население арабских стран рассматривает радикальную исламистскую идеологию как замену светского режима вплоть до введения шариата [8]. Геополитическая трансформация Турции ведет к смене соотношений внешнеполитических предпочтений в турецком обществе. На фоне уменьшающегося числа сторонников вестернизации исламисты выступают за активизацию роли Турции на Ближнем Востоке, а евразийцы - за интеграцию тюркских народов. В возрождении исламских традиций значительная часть турецкого общества видит спасение от влияния западной глобализации. «Исламский ренессанс» привел к созданию политического течения неоисламистов [6]. Евразийская геополитика Турции связана с культурным и политическим и идеологическим течением пантюркизма (пантуранизма), основной идеей которого является идея о необходимости политической консолидации тюркских народов на основе их этнической, культурной и языковой общности. В основе панисламизма лежит религиозный фактор, а в основе пантюркизма - этнический. Турция, основной претендент на роль объединителя тюрок, придерживается светской, западной модели развития, и многие турки рассматривают панисламистов как угрозу турецкой государственности [6]. Современная Турция реализует либеральную многопартнерскую и многовекторную версию неоевразийской доктрины с элементами учения «о третьем пути», эффективно сотрудничая и с Западом и с Востоком [4]. Этот курс обострил борьбу местных западников и евразийцев, о чем свидетельствуют произведенные в 2008 г. и 2010 г. аресты членов общества «Эргенекон». Турция не только возрождается как региональная держава, но и предлагает свою модель интеграции в многополярном мире. Многополярный мир формируется на основе региональной, а не мировой биполярности. Новые геополитические ориентиры Турции означают, что её интересы не обязательно должны совпадать с позицией США. Для Турции становится все менее желательно региональное доминирование США, вся ее внешняя политика становится более сбалансированной. Кризисные тенденции в НАТО, американские сценарии по созданию Курдистана (с изменением нынешних границ Турции, Ирана, Ирака и Сирии), противоречия в Черноморском регионе и на Кавказе позволяют предположить вероятность в среднесрочной перспективе серьезных трансформаций во внешнеполитических предпочтениях Турции [7]. Кемалистская доктрина «мир дома, мир в мире» могла успешно существовать только в условиях политики баланса сил, установившегося в годы холодной войны. Турция могла избегать вовлеченности в конфликты, начавшиеся в мире после завершения холодной войны, пока пыталась сохранить статус-кво настолько, насколько это было возможно. Нынешний министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу предложил новый термин для обозначения современной турецкой геополитики - «разумная мощь» [2]. Одним из важнейших механизмов усиления влияния Турции в региональных вопросах Анкара считает также развитие экономических связей с государствами региона. К этому направлению относится выдвинутая в 2010 г. инициатива о необходимости создания свободной торговой зоны между Турцией и арабскими странами. Турция испытала на себе негативное влияние региональных кризисов, и намерена взять инициативу в свои руки путем налаживания экономических отношений со странами региона. Турция, как евроазиатская страна находится на пересечении транспортировки энергетических ресурсов. С севера от нее находится богатая нефтью и природным газом Российская Федерация, с юга - скрывающий в своих недрах крупнейшие запасы нефти Ближний Восток, на востоке от Турции расположены энергетические месторождения Каспийского бассейна и Центральной Азии. Стратегическое положение Турции, не позволяет странам осуществляющим транзит энергоресурсов, формировать региональную политику без учета интересов Турции. В этой связи особое значение начинает приобретать понятие «энергетическая геополитика». Энергетическая геополитика охватывает не только регионы, в которых находятся месторождения нефти или природного газа, но и государства, связанные друг с другом энергетическими транзитными путями [3]. Современные геополитические ориентиры и основные направления внешней политики Турции складываются из реалий внутренней и внешней политики, дипломатических возможностей, кризисов, столкновений интересов в регионе и в мире. И это порождает преемственность внешнеполитического курса Турции, его основательность и гармоничность. В нашем быстро меняющемся современном мире, внешнеполитические отношения продолжают основываться на национальном интересе. Анализируя современные геополитические ориентиры Турецкой Республики можно констатировать, что, несмотря на все потрясения и потери, в регионе, Турция продолжает занимать достаточно прочное положение на геополитической карте мира и имеет все необходимые и реальные предпосылки активно влиять на характер и направленность глобальных политических, экономических, социальных и культурных процессов. Сложность обстановки на Ближнем Востоке, связанная прежде всего с продолжающимся арабо-израильским противостоянием, взрывоопасным положением в Ираке, обострением ситуации вокруг Сирии, активизацией деятельности в регионе международных террористических организаций, внутриполитическими процессами в самой Турции и соседних с ней странах, стала причиной корректировки Анкарой ряда вопросов обеспечения национальной безопасности и геополитических ориентиров.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.