ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ РЕЛИГИОЗНОСТИ У СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ (на примере республики Татарстан) Герич А.А.,Молодова С.К.

Казанский государственный энергетический университет


Номер: 12-7
Год: 2015
Страницы: 91-93
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

религиозность, неотрадиционализм, Татарстан, religious, neotraditionalism, Tatarstan

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассмотрен вопрос характеристики религиозного сознания татарской молодежи, жителей России (на примере Татарстана).

Текст научной статьи

В 1990-е гг. в Татарстане, как и во всей России, происходили трансформации структуры и форм общественных отношений, вызванных историческими, экономическими, социально-политическими преобразованиями в обществе. Политическая и социокультурная суверенизация и традиционализация выросли на идеи новой идентичности и возрождения этнического самосознания на основе конфессиональной традиции. Статья посвящена характеристике религиозного мусульманского сознания молодежи России на примере Татарстана в современный период и основана на минисоцопросе проведенном авторами в 2015 году[1]. В России проблема определения критериев религиозности в постперестроечный период совпала с подъемом экстремизма в мире. Поэтому было важно понять, что имеют в виду россияне-мусульмане под религиозным чувством, и сопровождается ли оно религиозными практиками (посещение культовых сооружений, знание догм и пр.). Демографический и социально-экономический потенциал религиозного возрождения в Татарстане опирается на численность реальных или потенциальных носителей конфессии. По данным всероссийского исследования «Атлас религий и национальностей», проведённого службой «Среда» в августе 2012 года, в 79 из 83 субъектов РФ, религиозность у россиян, общая численность которых на тот период составляла 143,2 млн. человек, исповедующих ислам - 9,4 млн. или 6,5 % населения страны[2]. К «Этническим мусульманам», то есть народам, традиционно исповедующих ислам, относится и Татарстан (54 % жителей - татары). Однако далеко не все татары глубоко религиозны и соблюдают религиозные предписания. Уровень социально-экономического развития региона: урбанизированность (свыше 75% населения проживает в городах) и межконфессиональная и межэтническая маргинальность - смешанные браки составляют от 5% у старшего поколения до 25% у молодых - дает объективное представление о роли религиозного фактора в самоидентификации современных татарстанцев. Для большинства татарстанцев - религия утратила значение в традиционном её понимании (период советского атеизма)[3]. В современных условиях модернизации и унификации с одной стороны, и традиционализации с другой, представляют важным определить даже не столько количество мусульман в республике, сколько характер той религиозности, которая декларируется (и демонстрируется) верующими респондентами. Важно увидеть характер религиозности респондентов и тех, кто обозначил себя как «верующий». Избрав в качестве основного критерия религиозности самоидентификацию верующего, можно констатировать, что популярность ислама по-прежнему высока в регионе. Данные соцопроса татарской молодежи по самооценке респондентов выявили безоговорочно верующих - 8/10[1]. Однако полное соблюдение всех религиозных норм и предписаний, посещение мечети и церкви, регулярный намаз, обращение к мулле за советом, т.е. демонстрация религиозного поведения среди респондентов наблюдалась редко - 1/20. Молодые татары, заявляющие себя мусульманами, по результатам интервью проведенного в городе Казане и сельских районах республики Татарстан, в 2015 году исповедуют так называемый «народный» ислам: посещают мечети и храмы «сезонно», справляют религиозные праздники, но не подчиняют жизнь религиозным нормам, а не редко и не знают их в достаточном объеме. По материалам исследования респонденты осознают свою религиозную принадлежность, в большинстве случаев знакомы с основными молитвами и руководствуются тем, что они - мусульмане в значимых жизненных ситуациях (Никах, рождение ребенка, имянаречение, в случае религиозного самоопределения детей). После всплеска начала 1990-х гг. когда ислам был поддержан региональной элитой республики исламизированность широких слоев населения уже не росла, скорее, происходило наполнение религии избирательным исполнением обрядов и ритуалов. В современной российской науке есть определение для новой волны верующих «этноконфессиональный неотрадиционализм» - некоторые ученые видят в нем альтернативу процессам: «унифицирующей модернизации и консервативной традиционализации, когда традиция подвергается целерациональному отбору и транслируется в обход классических механизмов: от родителей к детям»[4]. Именно адаптация, а не простое повторение традиций отличает неотрадиционализм от традиционализма. Неотрадиционализм проявляется в социокультурной жизни общества в разных формах и является индикатором этноса в условиях меняющейся реальности. Успехи Татарстана в возрождении ислама позиционируются строительством новых мечетей, сейчас функционирует 1500 по республике, при них открыты медресе. Основная часть медресе были открыты в 1990-х гг. открылись медресе в городе Чистополе, Казанское высшее мусульманское медресе «Мухаммадия» и Казанское высшее мусульманское медресе им. 1000-летия принятия ислама. В 1998 году стал функционировать Российский Исламский университет в Казани, призванный возродить религиозные традиции и ценности мусульман не только Татарстана, но и России[3]. Современные родители с надеждой смотрят на обретение их детьми религиозного образования, как с точки зрения престижной профессии священнослужителя, так и для духовного роста молодого поколения. Например, при выборе школы (верующие мусульмане предпочитают, чтобы их дети учились в гимназиях, где основной язык - татарский и др.). Из положительных моментов религиозного воспитания родители выделяют в первую очередь: осуждение пьянства, курения, наркомании. А серьезное отношение к религии и религиозным нормам, по мнению родителей, убережет их детей от перечисленных пристрастий[5]. Также росту религиозности способствует число государственных праздников, к которым в Татарстане причислены мусульманский Ураза-байрам и Курбан-байрам. Дни празднования определяются президентским указом, и дату празднования объявляют выходным днем. Не забывается национальная традиция, например, ежегодное проведение Сабантуя, праздника с доисламской символикой (культ плодородия), который прочно вписался в бытовую празднично-обрядовую практику современных татар. Сабантуй пышно отмечался на протяжении и советского периода, но сейчас утвержден в статусе официального республиканского праздника, как важное средство консолидации татарской нации. Современная татарстанская молодежь, как и общероссийская, и мировая получает информацию не приватно в семье, а в основном через СМИ. В этом случае граждане самостоятельно принимают содержание религиозных практик, что дает молодому верующему определенную свободу и облегчает ритуальный процесс. В таком контексте функция религии в Татарстане является опознавательной, раз татарин, значит - мусульманин. Таким образом, «религиозность» татар Татарстана следует понимать скорее как социокультурную категорию, убедительно поддерживаемую этнической элитой республики.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.