СПЕЦИФИКА МЕХАНИЗМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ В СОЦИАЛЬНО - ФИЛОСОФСКИХ АСПЕКТАХ Попов В.В.,Музыка О.А.,Подберезная Л.И.

Таганрогский институт им. А.П. Чехова (филиала) Ростовского государственного экономического университета


Номер: 2-1
Год: 2015
Страницы: 215-218
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

социально - философские контексты, социальный субъект, интерпретация, историческое событие, смысл, фактор времени, горизонтальный и вертикальный уровни интерпретаций, socio - philosophical contexts, a social subject, interpretation, historical event, meaning, the time factor, horizontal and vertical levels of interpretations

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматривается поиск наиболее адекватных механизмов интерпретации социально - философских проблем. Показывается, что происходят изменения основной схемы механизма интерпретации, так как первоначальный смысловой объём языка будет обогащаться и не только непосредственно языковыми терминами, но и другим смысловым содержанием. Демонстрируется, что если рассматривать структуру интерпретации, например, с позиции герменевтики или феноменологии, то в большей степени стоит говорить о том, что в основе подобной интерпретации лежат самостоятельные акты сознания, которые сами будут изменять смысл описывающих фактов.

Текст научной статьи

Когда речь заходит о механизме интерпретации, то в различных философских системах (и не только философских) он иногда становится одним из ключевых феноменов. Дело в том, что интерпретация встречается в различных сферах культуры, поскольку ряд учёных до некоторой степени отождествляют интерпретацию и придание смысла тем или иным объектам культуры. На наш взгляд, это не совсем так, однако, в наиболее общем виде представление механизма самой интерпретации может быть с этого начат. Конечно, среди множества подобных механизмов интерпретации, в качестве наиболее интересного и наиболее близкого для социального обращения к языковым проблемам следует выделить акты речевого общения, в которых происходит интерпретация слов между различными социальными субъектами. В этом случае необходимо отметить, что подобный процесс является весьма интересным, потому что нередко перевод смысла высказываний с одного языка на другой осуществляется не только между различными социальными субъектами, но и различными социальными слоями, группами и так далее. В этом же плане можно говорить о том, что, например, когда учёный, занимающийся социально-философской проблематикой пытается переводить содержание различных высказываний с языка одной теории на необходимый ему язык с выходом на придание смысла этому языку с учётом особенностей культуры, то это приводит к самым различным прикладным аспектам. Последнее связано, допустим, с возможностью придания социальным субъектом исторического смысла тому или иному событию, причём не только с позиции истории, но и с позиции некоторых современных представлений. В данном случае, речь в большей степени идёт о том, что имеется целый ряд систем, и эти системы являются носителями тех или иных смыслов и роль интерпретатора во многом сводится к тому, чтобы не только эти системы собрать в определённые корреляции между собой, но и в том, чтобы смысл, который придаётся не только различным системам, но и входящих в них языковым выражениям был адекватен тем представлениям и взглядам, которые интерпретатор представляет. Сама интерпретация с точки зрения того смысла, который в неё саму может быть вложен с позиции системного подхода будет обладать множеством достаточно интересных аспектов, но особенно интересным аспектом является то, когда интерпретатор обладает своей системой и в то же время у него есть так называемая гипотетическая система. В первом случае речь идёт о том, что интерпретатор обладает определённым уровнем интеллекта, определённой системой знаний и, соответственно, он, как социальный субъект, выстраивает эту систему знаний по отношению к тем фрагментам социальной действительности, с которой он имеет дело. Во втором случае, речь идёт несколько о другом, хотя следует сказать, что гипотетическая интерпретация не представляет собой какой-то сверхсложной проблемы. Акцент переносится на то, что сам социальный субъект имеет дело не с теми сценариями языковых средств, с которыми он оперирует в действительности, а в большей мере с теми, которые могут быть ему полезны в некотором будущем или в некоторых тенденциях рассмотрения движения своей мысли. То есть вполне возможна ситуация, когда социальный субъект, выходя на решение проблем, связанных, например, с будущим временем, определяет это время, его картины, сценарий и в то же время вынужден обращаться к различным языковым системам и подбирать именно те, которые наиболее точно не только покажут само это будущее, но и определят реальные пути его достижения с помощью адекватных концептуальных моментов в соотнесении с языком. Нельзя не сказать о том, что подобный язык должен соответствовать тем критериям, которые предъявляет данная конкретная наука, в рамках которой социальный субъект проводит свои исследования. Естественно, бывают и некоторые другие случаи, когда социальный субъект пытается заняться проблемами, которые имеют междисциплинарный характер. Тогда проблема сводится к тому, что эти междисциплинарные исследования предполагают, что социальный субъект для того, чтобы более точно и чётко отработать тот или иной фрагмент научной теории обязан обратиться именно к междисциплинарному языку или даже обратиться к тем языкам, которые выходят за рамки его непосредственной деятельности. Допустим, философ или социолог вполне может обратиться к исторической, политической или иной проблематике и к соответствующим языковым средствам выражения и высказываниям для того, чтобы именно выстроить те или иные теории, которые входят в сферу социально-философского, а не политического знания. При этом следует обратить внимание, что в подобном случае изменяется основная схема механизма интерпретации, потому что первоначальный смысловой объём языка будет обогащаться и не только непосредственно языковыми терминами, но и другим смысловым содержанием, которое в данном случае не только имеет возможность обогатить концептуальную сторону, но и общую схему представить в более интересном и разностороннем виде. То есть, дискурс идёт о том, что учёный, занимающийся подобными проблемами так или иначе склонен к тому, что сами механизмы интерпретации предполагают уровни формализации знания с одной стороны, а с другой стороны, обращение к различным языковым системам является необходимым условием для того, чтобы рассматривать интерпретацию не только в различных науках, но и конкретно в той области, в которой происходит настоящий анализ, то есть в социально-философской сфере. Необходимо отметить, что когда социальный философ обращается к различным теоретическим системам и знаниям, например к социологической, политической, культурологической и, собственно говоря, к социально-философской, то каждая из них по-своему будет описывать каждое конкретное явление. При этом сам переход от одного из описания к другому описанию и будет представлять суть механизма интерпретации. В этой связи нельзя не заметить, что если рассматривать структуру интерпретации, например, с позиции герменевтики или феноменологии, то в большей степени стоит говорить о том, что в основе подобной интерпретации лежат самостоятельные акты сознания, которые сами будут изменять смысл описывающих фактов. Поэтому, чтобы проанализировать эти акты и определить элементы их образующие, необходимо решить целый ряд вопросов, связанных с соотношением самих социальных или исторических фактов и тех теоретических понятий или того концептуального аппарата, который необходим для их описания. Когда в рамках социальной философии то или иное теоретическое понятие понимается как некоторая форма координации отдельных исторических или социальных фактов, то в этом случае следует обратить внимание на их включённость в некоторую систему субординационно-координационных связей между фактами в подобных сложных системах, так как, учитывая опыт синергетики, правомерно говорить о том, что в каждой новой системе зафиксированные социальные факты, явления или события могут приобретать совершенно новый смысл, который они до этого не имели, находясь вне рамок подобной системы. Следует учитывать и то, что, когда сами теоретические понятия представляют собой понятия, которые являются, в определённой степени, первичными по отношению к фактам, то эти понятия будут коррелировать с фактами по процедуре суперобобщения. Устанавливая место подобных социальных фактов в самой системе координации между различными социальными явлениями данного уровня, следует обратить внимание на то, что на первое место выходит не само описание сущности этих координационных явлений, а установление некоторой определённой системы координации, которая бы в итоге установила такие отношения между фактами, которые образовали между собой систему, позволяющую социальному субъекту с помощью темпоральной референции относить их к той социальной общности или социальным слоям, входящим в интересы данного исследователя. Обратим внимание на то, что интерпретация суждений, фактов, которые происходят в рамках одной теоретической системы, конечно, может на языке другой подобной системы заключаться в замене самих фактов на некоторые новые. Этот момент является достаточно серьёзной идеализацией, однако, на наш взгляд, если действительно подходить к анализу систем с позиции перехода от одного уровня (в рамках того же синергетического подхода) к другому уровню, подобная мысль может быть действительно верной. В данном случае следует говорить о переходе к универсальным системам координации, когда проблема смысла в данной интерпретации коррелирует с придаваемым факту тем или иным значением, хотя эти значения в меньшей мере будут являться его собственными. То есть, когда происходит подобная универсализация систем, в рамках которых рассматриваются социальные факты, их смыслы, значения и т.д., то подобная цепочка действительно утверждает, что сам первоначальный смысл, который вкладывается в социальный факт, способен измениться при переходе факта в рамках универсализации. С другой стороны, данная ситуация означает, что подобный смысл становится некоторым внешним смыслом. Система может поменять свои внутренние и внешние параметры, а коль скоро это происходит, то, естественно, изменится отношение социального факта, как к внутренним, так и внешним характеристикам системы социальных отношений. На наш взгляд, в данном случае следует утверждать описание различных социальных явлений на разных уровнях перехода от одной социальной системы к другой. Однако, достаточно интересно то, что в современной философской литературе больший акцент делается на то, что исследуются различные ряды смыслов по отношению к тем или иным социальным событиям и социальным фактам, явлениям, процессам, и, с другой стороны, практически не существует исследований, которые поднимали бы эту проблему на несколько другой уровень, то есть речь идёт о переходе от «горизонтального уровня» к «вертикальному уровню». В этом «вертикальном уровне» рассматриваются не только соотношения координации определённых смыслов между теми или иными социальными фактами, явлениями или процессами, а и говорится о том, что подобная универсализация этих смыслов, в конечном счёте, приведёт к другому процессу, а именно к тому, что само социальное исследование будет находиться не на уровне непосредственного анализа фактов, явлений, событий и процессов. Оно происходит на уровне развития самих систем и вместе с этими системами будет расти не только значимость, но и другие характеристики языка, и вместе с тем, будет меняться и его интерпретация, смысловые особенности, социальные субъекты с их намерениями, желаниями, стремлениями и установками, то есть всё то, что входит в современную концепцию постнеклассической рациональности. Это, по мнению авторов, является весьма важным, потому что в данной интерпретации в «горизонтальной» и «вертикальной» концептуальные аспекты коррелируют между собой и вызывают целый ряд новых интересных вопросов. С учётом отмеченного нами «горизонтально-вертикального уровня» обращения к механизму интерпретации, следует обратить внимание на тот факт, что выделение подобных уровней связывается с тем, что сам социальный субъект как интерпретатор в реальной деятельности вступает в отношения не только с какими-то социальными объектами, но и действительно с объектами, которые рассматриваются на уровне социальных фактов или явлений.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.