ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ИДЕАЛ ПЛАТОНА И ЕГО ЭКСПОЗИЦИЯ В КОРПУСЕ СОЧИНЕНИЙ ЦИЦЕРОНА Ширинская К.В.

Волгоградский государственный социально-педагогический университет


Номер: 2-2
Год: 2015
Страницы: 159-162
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

античная педагогика, воспитание оратора, образовательный идеал, Платон, Цицерон, ancient pedagogy, education of a speaker, educational ideal, Plato, Cicero

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В данной статье обоснована логика становления, развития и практического воплощения образовательного идеала Платона в наследии Цицерона. В корпусе сочинений Цицерона выделены педагогические тексты, иллюстрирующие его представления о путях достижения образовательного идеала, которые сопоставлены с аналогичными представлениями Платона. Рецепция Цицероном греческой педагогической культуры осуществлялась в условиях перехода от древнегреческой paideia к древнеримской humanitas, что нашло отражение в предложенных им принципах воспитании гражданина, оратора и политического деятеля.

Текст научной статьи

Марк Юлий Цицерон (106 до н.э. - 43 до н.э.) - выдающийся древнеримский оратор, политик, философ и общественный деятель, оказавший огромное влияние на древнеримскую, а затем и все европейскую педагогику. Цицерон как историческая фигура достаточно противоречив не только потому, что был представителем щедрой на противоречия эпохи, которой предшествовало падение Римской империи. Анализ многочисленных биографических работ позволяет говорить о том, что Цицерон был всесторонне развитым человеком. Он серьёзно занимался арифметикой, изучал красноречие у знаменитых ораторов, брал уроки декламации и философии, а также переводил достаточно сложные древнегреческие тексты разных жанров на латинский язык. Цицерон будоражил умы как при жизни, так и после смерти. Большинство современников считало его «novus homo» («выскочкой») - тем, кто скорее волею случая попал во власть и всеми силами старается ее удержать, нежели тем, кто был, как повествует Р. Харрис в своем биографическом романе, «единственным в Республике, кто добился её (власти - К.Ш.) с помощью своих талантов, не прибегая к каким - либо другим средствам» [3, 11]. Современные исследователи, как и современники Цицерона, не отрицая незаурядный талант, высокий уровень образования и дар красноречия, достаточно часто характеризуют его совсем не лестно, отмечая болезненное честолюбие, хвастовство, мелочность, язвительность и трусливость. Такая характеристика достаточно долго не позволяла в серьез говорить о Цицероне как наставнике и рассматривать корпус его сочинений как своеобразную экспозицию образовательного идеала древнегреческих наставников. Несмотря на неоднозначность оценки, которую Цицерон давал в своих трудах древнегреческому наследию, греческая культура и образование определённо были близки ему. Отец оратора считал греческое образование самым лучшим, потому не разрешил сыну посещать одну из лучших латинских риторических школ в Риме. В одном из писем Цицерон пишет, что немного жалел об этом, но греческие школы и их наставники всегда оценивались им положительно. В трактате «Оратор» Цицерон высоко оценивает свои посещения Платоновской Академии: «…и все же я заявляю, что меня сделали оратором - если я действительно оратор, хотя бы в малой степени, - не риторские школы, но просторы Академии» [6, 333]. На закате жизни в «Тускуланских беседах», Цицерон, как и в юности, отдает дань греческому образованию: «...в учености и словесности всякого рода Греция всегда нас превосходила,- да и трудно ли здесь одолеть тех, кто не сопротивлялся?» [10, 208]. Общие черты и принципиальные отличия древнегреческих и древнеримских образовательных идеалов рельефно проступают во многих работах Цицерона, где он указывает на исключительную важность образования граждан для процветания государства. По мнению ряда исследователей, Платон был одним из древнегреческих философов и наставников, которых Цицерон почитал больше других и работами которого восхитился за безупречность литературного стиля и блестящее выражение ключевых идей о правах и обязанностях гражданах, его отношении к государству и самому себе [11; 12]. Г.Г. Майоров, оценивая наследие Цицерона, подчеркивает следующее: «…влияние идей Платона на мировоззрение Цицерона отмечается на протяжении всего его творчества. Особенно сильно оно сказалось на ранних его диалогах «О республике» и «О законах», написанных в подражание одноименным диалогам Платона» [1, 14]. Во многих работах Цицерона присутствуют достаточно лестные высказывания по отношению к Платону и его учению. Стоит отметить тот факт, что Цицерон оценивал достижения всех древнегреческих философских школ исключительно через призму платонизма. Так, не найдя ничего оригинального у учеников и последователей Аристотеля, он с легкостью синонимировал их с учениками и последователями Платона. Майоров отмечает: «Цицерон обычно объединял их и все лавры «Ликея» присваивал «Академии» [1, 14]. Платон выступал для Цицерона как своеобразный идол, который установил для всех следующих за ним высокую планку во всех сферах, в т.ч. и в сфере педагогики. Его методы и средства воспитания идеального гражданина, существующего в пространстве идеального полиса, а именно человека, который приносит пользу своему государству (охраняет и защищает полис, подчиняется законам и нравственным традициям, почитает родителей и т.п.), были очень близки Цицерону. Для Платона роль полиса - города-государства в становлении человека трудно переоценить, потому что его образовательное пространство даёт возможность усвоения всеобщих знаний, законов, культурных традиций общества и как никакое другое позволяет молодому человеку понять не только то, «что благообразно и что безобразно», но и то, почему тех или иных людей «высоко чтят». В «Законах» Платон рассматривает методы и средства воспитания идеального гражданина, существующего в пространстве идеального полиса, а именно человека, который приносит пользу своему государству (охраняет и защищает полис, подчиняется законам и нравственным традициям, почитает родителей и т.п.). Для Цицерона исключительную важность имело воспитание гражданина, существующего в пространстве великой империи. Н.М. Коркунов подчеркивает следующее: «Подобно Платону, Цицерон различает четыре отдельных вида добродетели: мудрость (prudentia), мужество (fortitudo), умеренность (moderatio) и справедливость (justitia). В определение справедливости, в отличие от Платона и Аристотеля, Цицерон включает не только признак разделения по правилу "каждому свое", как у Платона, или по началу равенства, как у Аристотеля, а также признак обобщения» [1]. Этот признак трактуется им применительно к римлянам из аристократических семей, для которых особое значение имело образование по греческому образцу. Во второй книге Цицерона «О государстве», Сципион, который по мнению многих исследователей является автопортретом Цицерона, рассказывает о неком Демарате из Коринфа. Цицерон подчеркивает, что Демарат «изменил свое греческое имя, дабы казалось, что он во всех отношениях перенял обычаи нашего народа», был мудрым правителем и обратил внимание на слугу по имени Сервий, к которому проникся как к сыну, «и с величайшим усердием обучал его всем тем наукам, которые когда-то постиг сам, и дал ему прекрасное образование по греческому образцу» [7, 43-44]. Тем самым он в очередной раз старается подчеркнуть то, насколько греческое образование ценилось в Римской Империи. Общие черты в образовательных идеалах Платона и Цицерона просматриваются во многих работах Цицерона, где он указывает на исключительную важность образования граждан для процветания государства. Цицерон максимально заостряет тезис Платона о том, что человек не рождается для самого себя; он рождается для друзей и страны. Так, например, в своей «Речи в защиту поэта Авла Лициния Архия» Цицерон заостряет своё внимание на том, что воспитание может и должно осуществляться через приобщение к поэзии искусствам. А значит, государство должно внимательно относиться к тем, кто обогащает римскую культуру и повышает уровень образования римлян. Вот что он говорит о самом Архие - греческом поэте, обвиненном в незаконном получении римского гражданства: «Архий издавна направил все свое усердие и все свое дарование на то, чтобы возвеличивать славу римского народа и воздавать ему хвалу» [6, 39]. Однако во второй книге «Тускуланских бесед»» Цицерон подмечает, что обращение к поэтам не всегда обходится без вреда: «Мужественных героев они представляют стенающими, приучая этим наши души к мягкости <…> Так, помимо дурного домашнего воспитания, помимо жизни изнеженной и вялой, еще и поэты обессиливают все мышцы нашей доблести… <…> поэтому не без оснований Платон изгоняет их из придуманного им государства, так как они подрывают добрые нравы граждан и добрый порядок всего государственного устройства. Но мы-то, выучившись в Греции, читаем и запоминаем поэтов с детства, считая такое образование ученым и благородным» [6, 139]. Вместе с тем, Г.Г. Майоров подчёркивает следующее: «несмотря на неизменное преклонение перед Платоном, Цицерон никогда не был и не считал себя платоником. Учение «величайшего из философов» представлялось ему слишком умозрительным и отвлеченным» [1, 15]. Но, несмотря на достаточно противоречивое отношение Цицерона к некоторым идеям и взглядам древнегреческого философа, многие платоновские догмы воспитания и образования гражданина полиса становятся ему близки. Одной из ключевых тем в сочинениях Цицерона является тема воспитания оратора и его роли в улучшении существующих в государстве порядков. При ее раскрытии Цицерон опирается на тезис Платона о том, что идеальный оратор, как и идеальный гражданин, должен быть «способным всё делать прекрасно» [3, 125]. В диалоге «Об ораторе» Цицерон пишет о том, что подлинный оратор должен быть компетентен во всякой области образования: «…ораторское искусство не должно быть убогим и бледным… То есть, я признаю, что оратор должен быть человек бывалый, не новичок и не невежда ни в каком предмете, не чужой и не посторонний в своей области» [9, 20]. Цицерон утверждает, что природный дар есть необходимое условие для оратора: «…ведь для красноречия необходима особенного рода живость ума и чувства, которая делает в речи нахождение всякого предмета быстрым, развитие и украшение - обильным, запоминание - верным и прочным» [9, 10]. По его мнению, науке в силу лишь «разбудить, расшевелить живость ума, а не даровать её». Однако он тут же подмечает: « Я не хочу сказать, что наука вовсе не способна несколько обтесать того (или другого оратора: я отлично знаю, что при помощи ученья можно и хорошие качества улучшить, и посредственные кое-как отладить и выправить» [9, 10]. У Платона же в восьмой книге «Законов» также упоминается о пользе наук, а вернее будет сказать о значении арифметики для тех, чей ум необходимо «расшевелить». Он утверждает, что занятия арифметикой «людей от природы сонливых и невосприимчивых, они пробуждают и делают вопреки их природе восприимчивыми, памятливыми и проницательными» [3, 239]. Цицерон, как и Платон, отмечают пользу науки для развития способностей и исправления каких-то недостатков, акцентируя внимание на природных способностях. И если Цицерон более благосклонен к гуманитарным наукам - инструментам «расшевеления живости ума», то Платону больше по душе естественные науки. Данную мысль конкретизирует В.А. Мейдер, подчеркивающий, что у Цицерона «математические науки уступают место юридическим. Вместе с тем мы отдаём ему должное в том, что он не забывал о математическом образовании» [3, 42] Социально-педагогическая концепция Платона об обществе, в котором лучшие умы посвятили себя бескорыстному и преданному служению своему государству, кажется Цицерону программой, возможной для выполнения в Римской Империи. Можно сказать, что «идеальный полис» Платона как некая стратегия развития государства, подкрепленного образованием, удивительным образом трансформируется Цицероном в стратегию, близкую менталитету римлянина и позволяющая ему через образование упрочить свое положение в глазах других.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.