КОНЦЕПЦИИ ТЕОРИИ АКТУАЛЬНОГО ЧЛЕНЕНИЯ Хамицева С.Ф.

Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова


Номер: 3-1
Год: 2015
Страницы: 272-275
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

язык, речь, структура, предложение, грамматический анализ, коммуникативная функция, тема, актуальное членение, рема, language, speech, structure, sentence, grammar analysis, communicative function, theme, actual division, rheme

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются этапы исследования теории актуального членения, определяющей коммуникативную функцию порядка слов. Ее актуальность заключается в повышении интереса к проблемам коммуникации в эпоху глобализации современного мира. Исследуемая проблема рассматривалась под разными углами зрения крупными учеными мира. Российские ученые рассматривают теорию актуального членения на основе единства языка и мышления.

Текст научной статьи

В современную эпоху глобализации всего мира особенно актуальными становятся проблемы коммуникации. Одной из них является и теория актуального членения, определяющая коммуникативную функцию порядка слов. Идеи актуального членения, высказанные впервые французским ученым А. Вейлем, обратили на себя внимание только лишь в начале ХХ века. Последователи его наконец правильно оценили суть всей концепции А. Вейля, которая заключалась в утверждении необходимости разграничения языка и речи и исследования соотношения логических и грамматических категорий языка в конкретном акте речевой коммуникации, во время которого предложение получает актуальное членение, причем любой его элемент может нести как основную, так и вспомогательную информацию. Итак, богатство наследия А. Вейля принято на вооружение, а теория его стала называться теорией актуального членения по инициативе одного из его последователей Ж.Глиннека. Изучаемая проблема под разными углами зрения рассматривалась в трудах таких крупных русских ученых, как Ф.Ф. Фортунатов, А.М. Пешковский, Л.В. Щерба. Ф.Ф. Фортунатов оперировал понятиями «психологические суждения» или «предложения в мысли» в отличие от «грамматических предложений», или «предложением в речи». Подлежащее и сказуемое психологических суждений, существующих в мышлении лица, высказавшего данное предложение, не обязательно выражаются грамматическим подлежащим и грамматическим сказуемым данного предложения. Ф.Ф. Фортунатов специально подчеркивает, что «грамматический анализ грамматических предложений должен быть строго отличаем нами от психологического анализа тех суждений или предложений в мысли, какие выражаются в речи в грамматических предложениях» [7, 458]. Ясно, что при такой чисто психологической трактовке данного явления исключался вопрос о поисках языковых средств выражения «психологического субъекта» и «психологического предиката». А.М. Пешковский считал важнейшим показателем того, что в речи получило выражение какое-то психологическое суждение, - наличие особого логического ударения, которое он предложил назвать психологическим ударением. Порядок слов же мало интересовал его, так как, по его мнению, он выходил за рамки грамматики. Проблема порядка слов для него не существовала в связи с синтактической структурой предложения. Интонацию же А.М. Пешковский ставил рангом выше по сравнению с порядком слов и уделил ее изучению исключительное внимание. Он делает следующий вывод: «Прямого соответствия между предложением и психологическим суждением и между членами того или другого в языке нет, но в нем замечаются две противоположные тенденции: одна - провести это соответствие, другая - нарушить, запутать, видоизменить его» [3, 31]. Здесь он прибегает к догадкам о том, что психологические категории предшествуют грамматическим и являются базой для их формирования. Идеалистический характер предлагаемого обоснования очевиден. В анализе же конкретного языкового материала А.М. Пешковский не выходит за пределы констатации фактов. Л.В. Щерба останавливался на вопросе о «логическом» или «психологическом» сказуемом в связи с изучением ритмико-интонационной структурой речи. Выделение так называемого» психологического сказуемого» Л.В. Щерба считал одной из основных функций логического ударения. Порядок слов Л.В. Щерба рассматривал большей частью в связи со структурой синтагмы (ритмической единицы, обладающей в тоже время смысловой цельностью). Связь порядка слов со смысловыми вариантами предложения Л.В. Щерба наметил в неопубликованной статье «Восемь значений простого нераспространенного предложения» [1]. В исследованиях по русскому синтаксису почти до 60-х гг. ХХ века порядок слов рассматривался в связи с синтаксической структурой предложения, т.е. в отрыве от его основной функции. При таком подходе к порядку слов трудно было установить точные закономерности в расположении членов предложения, поскольку члены предложения подвижны и почти каждый член предложения может занимать в предложении любое место. Изучение порядка слов в связи с актуальным членением предложения (в первую очередь в славянских языках) было стимулировано трудами известного чешского ученого В. Матезиуса, который, опираясь на идеи А. Вейля, в целом развил всю теорию. Существенной и неоценимой заслугой В. Матезиуса было то, что он поставил рассматриваемую проблему на лингвистическую почву и пытался обосновать ее решение, исходя из коммуникативной сущности предложения как важнейшей языковой единицы. Не принимая психологического объяснения семантико-функциональной стороны предложения и соответствующей этому объяснению терминологии, В. Матезиус предложил назвать соотносящиеся друг другу смысловые элементы предложения основой и ядром, а выделение этих элементов актуальным членением. В. Матезиус тесно связал актуальное членение с главным средством его выражения - порядком слов. Важная роль актуального членения в расположении слов характерна в основном для языков с подвижным порядком слов. В. Матезиус впервые точно объяснил функции порядка слов в чешском языке, сопоставив его с языком иного строя - английским. По наблюдениям В. Матезиуса, наиболее обычным порядком слов в предложении является такой, при котором исходный пункт (основа) высказывания - последнее. Этот порядок слов (поскольку при нем мы имеем логическое развертывание мысли от известного к неизвестному) назван объективным. Однако нередко наблюдается и другой порядок слов, когда исходный пункт и ядро высказывания меняются местами. Такой порядок слов В. Матезиус назвал субъективным. Он сделал ряд замечаний относительно соотношения актуального членения предложения и его грамматического членения. В. Матезиус рассматривал актуальное членение как смысловой фактор, хотя и имеющий отношение к структуре предложения, но непосредственно не включенный в нее. После трудов В. Матезиуса учение об актуальном членении получило дальнейшее развитие. В чешской лингвистике оно наиболее глубоко разработано в трудах Ф. Данеша, Я. Фирбаса, П. Адамца, Й. Мистрика. Теория актуального членения широко распространилась и в лингвистике других стран, хотя и получает несколько иное освещение. Так, немецкий лингвист К. Боост в основу членения предложения, связанного с его коммуникативным значением в речи, выдвинул принцип напряжения. Предложение как бы раздваивается на части, которые по своему значению противостоят друг другу и одновременно образуют цельное единство. Эти части, по определению Бооста: содержащая вопрос тема (которой начинается напряжение) и содержащая ответ рема (в которой напряжение разрешается). Членение на тему и рему касается семантики предложения. Оно имеет в виду тот же объективный факт, что и актуальное членение у В. Матезиуса. Поэтому, рассматривая его выражение, в предложении уже в это время затрагивалась рядом ученых. Ряд интересных, хотя и противоречивых, замечаний высказаны В.Т. Адмони в его «Введении в синтаксис современного немецкого языка». Он рассматривает членение предложения, связанное с его коммуникативным назначением в речи, как выражение познавательной установки говорящего по отношению к действительности. Рассматриваемой проблеме были посвящены работы К.Г. Крушельницкой, исследовавшей порядок слов в немецком языке в сопоставлении с русским. Для обозначения компонентов актуального или «смыслового» членения К.Г. Крушельницкая применила термины «данное» и «новое». Проблему смыслового членения предложения К.Г. Крушельницкая рассматривает как проблему синтаксическую и ставит вопрос о соотношении между смысловым и грамматическим членением [2]. Советский англист А.И. Смирницкий обращает внимание на значение актуального членения предложения в связи с функциями порядка слов [5]. Пользуясь для обозначения компонентов такого членения довольно неудачными терминами «лексическое подлежащее» и «лексическое сказуемое», А.И. Смирницкий определяет их роль в высказывании как вспомогательную и дополнительную по отношению к тому, что уже выражено с помощью грамматических членов предложения. По его мнению, грамматические члены предложения выражают только «сам факт и характер связи между словами, но в речевой практике оказывается необходимым выразить еще и направление этой связи. Именно выражение направления связи и является той главной функциональной нагрузкой, которую несут в любом высказывании лексическое подлежащее и лексическое сказуемое». Весьма ценным в этих замечаниях А.И. Смирницкого является признание необходимым рассматривать языковые факты также и в том плане, который в данном случае нас непосредственно интересует. Не можем только согласиться с его утверждением, что выражение лексического подлежащего и лексического сказуемого является, по-видимому, менее важным, чем выражение грамматических отношений между словами, поскольку в речевой практике наиболее существенным представляется именно установление самого характера, существа связи, а не его направления [5, 69]. Вопрос о степени важности того или иного аспекта в изучении языковых фактов должен решаться, по нашему мнению, с учетом специфики этих фактов в их подлинной реальности. Но что же обусловливает специфику предложения - в отличие, например, от простого словосочетания слов - как не то, что имеет прямое и непосредственное отношение к его коммуникативному назначению в речи. Думается, что приведенное высказывание А.И. Смирницкого не более как дань традиции. Очень обстоятельное исследование актуального членения было предпринято И.П. Распоповым. Он назвал компоненты актуального членения «основой» и «предицируемой частью». И.П. Распопов выделил важнейшие типы соотношений между основой высказывания и предицируемой частью и рассмотрел способы оформления актуального членения: порядок слов и интонационные средства [4]. Проблема актуального членения рассматривается и в работе В.Е. Шевяковой [8]. Рассмотрение этого вопроса в коррекции с синтаксической и интонационной структурой предложения устраняет произвольность и субъективность в толковании проблемы, в определении тема-рематического состава предложения. Автор рассматривает различные способы выражения и распознавания ремы в английском языке, а также показывает, что информация создается не одной только ремой, а сочетанием темы и ремы, всей пропозицией. Большую помощь в определении тема-рематического состава предложений оказывает введение в понятие грамматического контекста эффективного критерия - параллелизма конструкций, дающего возможность определить рему в предложении, в котором смысловой центр лингвистически не выражен. С помощью синтаксического параллелизма конструкций была выявлена рематичность того или иного члена предложения в различных инверсионных структурах. Особенности теории актуального членения применительно к английскому языку рассматриваются и в работах Н.А. Слюсаревой [6].

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.