АКСИОЛОГИЯ МУЗЕЙНОГО ПРЕДМЕТА В ТЕХНИЧЕСКОМ МУЗЕЕ (НА ПРИМЕРЕ МУЗЕЯ ГОРОДСКОГО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТРАНСПОРТА Г.САНКТ- ПЕТЕРБУРГА) Филякова А.К.

Музей городского электрического транспорта СПб ГУП «Горэлектротранс»


Номер: 3-2
Год: 2015
Страницы: 282-285
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

музейный предмет, транспортные музеи, аксиологические свойства музейного предмета, трамвай, троллейбус, история техники, a museum object, transport museum, axiological properties of museum object, tram, trolleybus, history of technology

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье рассматриваются особенности музейного предмета в техническом музее, исследуются его основные качества, определяется место предмета в коммуникативном пространстве музея.

Текст научной статьи

На сегодняшний день огромную популярность среди посетителей получают транспортные музеи, их привлекательность для аудитории во многом обусловлена происходящей в последней четверти XX в. трансформацией представлений о роли технических достижений в развитии культуры и жизни общества, что, в свою очередь, детерминировано процессами глобализации. Среди музеев этого профиля можно обозначить: «London Transport Museum» в столице Великобритании, «Sparvagsmuseet» в Стокгольме, «Public Transport Museum» в Праге, «Музей трамвая» в Вене, «Музей транспорта и коммуникаций» в Порту, «Музей городского пассажирского транспорта» в Москве, «Музей городского Электрического транспорта» в Санкт-Петербурге, «Нижегородский музей горэлектротранспорта» и т.д. Как правило, основу коллекций таких музеев составляет исторический подвижной состав во всем его многообразии: конки, омнибусы, автомобили, автобусы, трамвайные вагоны, троллейбусы, вагоны метрополитена и т.д. Во многом, именно наличие в коллекциях транспортных музеев натурных образцов подвижного состава, позволяющих проследить эволюцию технической мысли и то, как менялся облик городского транспорта с течением времени, делают эти музеи столь привлекательными для аудитории. Как подчеркивают современные исследователи, музейный предмет есть «свидетельство объективной реальности, обладающее документальной, культурной и информационной ценностью» [1; c.5]. Попадая в музей, предмет утрачивает свое непосредственное назначение, «трансформируясь» в особую семиотическую систему, позволяющую конструировать новые смыслы и значения, создавая картину той действительности, к которой он когда-то принадлежал. В данной статье нам бы хотелось обратиться к тому, как музейные предметы реализуют свой аксиологический потенциал в экспозиции транспортного музея. Для большей наглядности предлагается рассмотреть данный вопрос на конкретных примерах - натурных образцах исторического транспорта Санкт-Петербургского музея «Городского электрического транспорта» [2] . В своей прошлой, «домузейной» жизни почти каждый экспонат, представленный сегодня в музее «Городского электрического транспорта», был стандартным линейным трамвайным вагоном или троллейбусом, ценность которого была сведена к выполнению конкретных утилитарных функций - городским пассажироперевозкам. Однако научно-технический прогресс не стоит на месте, и любая, даже самая современная техника имеет тенденцию к функциональному и технологическому износу, что, как правило, означает списание ее с баланса предприятия и дальнейшую утилизацию. К счастью, в данном контексте, утилизация не всегда заканчивается уничтожением, и многие образцы техники, списанные когда-то с баланса, обретали новую жизнь в качестве так называемых «бытовок» на дачных участках тогда еще ленинградцев, где их в последствие находили участники группы реставрации музейной техники. Такова, к примеру, судьба уникального довоенного троллейбуса производства Ярославского автомобильного завода - ЯТБ-1. Именно такие машины открыли в далеком 1936 году троллейбусное движение в Ленинграде. Тогда ЯТБ-1 считался передовым городским транспортом повышенной комфортности, впрочем, уже к концу 60-х годов троллейбусы данной модификации начали постепенно исчезать со страниц истории. Долгое время считалось, что все троллейбусы этой модификации утрачены навсегда; к счастью, это оказалось не так - в результате счастливого стечения обстоятельств кузов этого троллейбуса был найден на одном из дачных участков под Зеленогорском, где почти полвека использовался как сарай. Следующим шагом стало включение техники в музейный фонд, что в контексте данного музея означает постановку на баланс. Данный процесс закрепляет принадлежность того или иного предмета за музеем, тем самым обеспечивая ему сохранность. После чего сотрудники могут приступать к одному из самых сложных и длительных процессов в техническом музее - процессу научной обработки, консервации и реставрации предмета. Основная реставрационная проблема состоит в том, что за десятилетия работы на линии, эксплуатации в качестве «бытовок» техника неоднократно подвергалась различным модификациям, которые зачастую существенно меняли ее облик. Задача коллектива сотрудников музея состоит в том, чтобы восстановить предмет техники в его максимально исторически достоверном виде, что иногда довольно проблематично: многие чертежи довоенных транспортных средств были навсегда утеряны во времена ВОВ, поэтому непосредственному процессу реставрации предшествует долгий процесс научной работы в архивах предприятия, консультации со специалистами технического профиля, историками транспорта и т.д. Кроме того, с каждым годом все проблематичнее становится вести поиски требуемых запчастей и материалов, использовавшихся в транспортном строительстве десятилетиями назад. Иногда поиск необходимых аутентичных деталей электрооборудования, или, казалось бы, малозаметных для простого посетителя заклепок на кузов может вестись месяцами. Тем не менее, один из главных реставрационных принципов - принцип максимальной подлинности материалов - соблюдается здесь неукоснительно. Самым сложным моментом в работе реставратора становится определение, какие именно элементы в том или ином предмете являются подлинными, установленными на заводе в момент производства, а что является «позднейшими наслоениями»1, появившимися в результате многочисленных капитальных ремонтов. Только после проведения столь обширных работ предмет техники включается в состав коллекции музея, где осуществляется актуализация его музейных качеств. Еще в середине XX века Мартин Хайдеггер в своей работе «Вопрос о технике» отмечал, что всякая техника характеризуется наличием у нее определенного набора качеств. «Столетиями философия учит, что есть четыре причины: 1) causa materialis, материал, вещество, из которого изготовляется, например, серебряная чаша; 2) causa formalis, форма, образ, какую принимает этот материал; 3) causa finalis, цель, например жертвоприношение, которым определяются форма и материал нужной для него чаши; 4) causa effïciens, создающая своим действием результат, готовую реальную чашу, то есть серебряных дел мастер» [3] . Опираясь на идеи, сформулированные М. Хайдеггером, мы можем говорить о том, что предметы техники, будучи музейными предметами, обладают совокупностью определенной социокультурной информации, которая позволяет рассматривать их как носитель некоего определенного информационного поля, через которое реализуются вышеобозначенные качества. Традиционно информационное поле любого предмета можно условно разделить на внутреннее и внешнее, где внутреннее информационное поле сводится к основным атрибутивным признакам предмета, что на примере транспортных моделей означает их форму, раскраску, вес, эмблемы и шильды завода-производителя, клейма ремонтных предприятий, какие-то особенные декоративно-отделочные детали и т.д. Внешнее же информационное поле в свою очередь содержит информацию об истории происхождения и бытования предмета, а так же обо всех связанных с ним событиях и персоналиях. Рабочие на заводе, причастные к строительству данного транспортного средства, водители и кондукторы, которым приходилось работать на нем на линии, реставраторы, сохранившие его для потомков - все они входят в информационное поле данного предмета. По сути, каждый пассажир, который когда-либо имел возможность ездить в троллейбусе или трамвайном вагоне, представленном в музее, уже будет составлять с ним косвенную связь, а значит, порождать бесконечное информационное поле и, как следствие, бесконечные возможности для исследования. Еще одним важным свойством музейного предмета, тесно связанным с его информационным полем, является экспрессивность, или способность предмета воздействовать на эмоциональную сферу человеческой личности, вызывая эмоции. И здесь потенциал предметов транспортного музея Петербурга очень высок, прежде всего, именно благодаря абсолютной интерактивности его экспонатов. Стоит отметить, что данная тенденция находит все более широкое отражение в деятельности многих зарубежных музеев, экспонаты которых все чаще становятся интерактивными. Например, транспортные музеи Лондона, Стокгольма, Вены и Люцерна предусматривают возможность свободного осмотра экспонатов посетителями. В Санкт-Петербургском музее все транспортные модели так же открыты для изучения, здесь сохранены мельчайшие детали интерьеров. Можно зайти внутрь вагонов, побывать в кабине водителя трамвая, посидеть на месте кондукторов, посмотреть, как приводятся в действие стрелочные механизмы, залезть на «колбасу»2, узнать, как работали системы компостера и много другое. Экспонаты музея дают посетителям возможность обратиться к личным воспоминаниям и переживаниям, совершить не только путешествие по истории транспорта, но и путешествие в собственной памяти. Если обратиться к журналу отзывов посетителей в музее, то почти на каждой его странице можно встретить благодарности посетителей за «возвращение в детство». Одной из важных ценностных сторон экспонатов транспортного музея, является их бесспорный потенциал в области изучения истории и устройства техники. У посетителей музея есть соприкоснуться с другими эпохами, проследить влияние моды, дизайна, изменений социальных и экономических установок развития транспорта в городе, через соприкосновение с реальными материальными свидетельствами этих событий. Данные музейные предметы, безусловно, находят широкое отражение в системе культурных ценностей общества. Достаточно вспомнить, какое место образ трамвая занимает в литературе. Тем или иным образом к данной теме в своем творчестве обращались: М.А. Булгаков, Н.С. Гумилев, К.Г. Паустовский, О.С. Мандельштам, М.М. Зощенко и многие другие. В произведениях искусства XIX и начала XX века трамваю не редко свойственна некая антропоморфность, он обладает своим индивидуальным характером: от задушевного, доброго до зловещего, рокового. Начиная со второй половины XX века роли меняются: трамвай часто является символом чего-то устаревшего, дорогой сердцу деталью повседневной жизни, уступающей место чему-то более современному (автомобилю, автобусу), но в то же время - более бездушному. Трамвай не редко используется как антуражная площадка для разворачивающегося действия жанровой бытовой сцены или фельетона, или с ним связываются какие-либо переживания и размышления. Что, безусловно, свидетельствует о том, что с момента своего появления трамвай сразу же играет важную роль не только в транспортной, но и в культурной жизни общества. В музее эти свойства транспорта приобретают особое значение и становятся основными. Наличие в стенах музея исторических вагонов разных периодов позволяет смоделировать практически любую культурно-историческую эпоху XX столетия. Так, например, для участия в международной акции «Ночь музеев» в пространстве музея была смоделирована улица 60-ых годов. Для воссоздания наиболее точной атмосферы и настроения той эпохи, к участию в акции были привлечены также экспонаты из частных коллекций: автобусы, легковые и грузовые автомобили середины XX века. Экспонаты музея так же сыграли немаловажную роль в мемориальной выставке «Улица Жизни», посвященной 70-ти летию со дня снятия Блокады Ленинграда, внеся в проект сильную патриотическую и эмоциональную составляющую. Отдельно хотелось бы акцентировать внимание на том, что, не смотря на «музейную жизнь», весь подвижной состав музея до сих пор в исправном состоянии, и нередко участвует в различных выездных ретро-выставках, городских парадах и съемках исторических фильмов. Кроме того, у жителей города есть уникальная возможность стать пассажирами музейных вагонов во время парада ретро-техники. Однако это сторона деятельности музея нередко подвергается резкой критике поскольку, согласно классическому определению музейного предмета, последний должен быть «изъят из среды бытования» [4] и утрачивает свои утилитарные функции. Здесь важно понимание того, что парады устраиваются лишь с целью демонстрации принципов работы музейных экспонатов, поскольку еще в XVII Рене Декарт говорил о необходимости разъяснения работы механизмов в технических музеях [5; c.85]. По мнению Иана Блетчфорда, директора Лондонского музея науки и руководителя группы Научных Музеев Великобритании, специфика технических музеев сегодня заключается именно в том, чтобы демонстрировать самые важные исторические экспонаты в действии. «Если художественные музеи визуальны сами по себе, и картина висит на стене спокойно, то большинство из того, чем располагаем мы, - это механизмы, которые когда-то приводились в движение» [6; c.6]. Современная музейная реальность позволяет не просто разъяснять принципы работы техники, но и наглядно продемонстрировать их, что, безусловно, делает процесс посещения технических музеев гораздо более привлекательным, так как у посетителей появляется чувство сопричастности с происходящим. Едва ли можно оспорить тот факт, что один из ценнейших экспонатов Государственного Эрмитажа, знаменитые часы «Павлин», работы Джеймса Кокса, находясь в постоянной экспозиции музея, продолжают выполнять свою непосредственную утилитарную функцию - показывают точное время, одновременно являясь музейным предметом. Более того, как и в случае с архитектурой, в случае долгого простоя без эксплуатации энтропия техники увеличивается в разы, поэтому периодическое ее использование в некоторой мере является необходимой профилактикой, предотвращающей разрушение подвижного состава. Возвращаясь к заявленной проблеме, подчеркнем, что теория музейного предмета полностью реализуется в рамках транспортных музеев. Обладая набором определенных физических (цвет, размер, вес и т.д.) и метафизических (памяти о прошедших эпохах, исторических личностях и т.д.) характеристик, музейные предметы осуществляют воздействие одновременно как на эмоциональную, так и на интеллектуальную сферы личности. Создавая на основе этих предметов экспозиции, сотрудники транспортных музеев проектируют особое «межвременное» пространство, в котором предстает утраченная на сегодня действительность, создается возможность общения с давно ушедшими поколениями. Пространство музея не просто является для посетителя источником разнообразной информации об исторических и культурных событиях, это место, где эти события находят подтверждение, выраженное в предметной форме. Знакомство с предметами в транспортном музее позволяет посетителю не только проследить историческую динамику развития транспорта, но и через эту призму увидеть многих бытовые, культурные и социальные процессы в жизни городов и их жителей в разные эпохи. _ 1Позволим себе воспользоваться термином из теории реставрации. Позднейшими наслоениями считаются все не авторские включения и изменения, внесенные в памятник на протяжении его жизни и эксплуатации. 2Колбаса - на старых трамвайных вагонах - рукав пневматического привода механического тормоза. Сзади последнего вагона свободный конец рукава закреплялся, отчего изогнутый полукругом рукав приобретал сходство с кольцом колбасы. Прицепившись или повиснув на трамвайной колбасе, можно ехать на трамвае, находясь вне салона, чем успешно пользовались уличные мальчишки.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.