ПОЛИТИЧЕСКИЕ КЛУБЫ ВРЕМЁН ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Киселёв С. А.

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса


Номер: 3-3
Год: 2015
Страницы: 26-31
Журнал: Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук

Ключевые слова

Великая французская революция, политические клубы, концепции политических течений, партийная система, Great French Revolution, political clubs, the concept of political flows, the political system

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

В статье Политические клубы времён Великой Французской революции рассматривается политическая и социальная обстановка накануне Великой французской революции. Исследуются политические течения и концепции клубов, их влияние на массовые общественные движения и события. Клубы и протопартии Великой Французской революции в дальнейшем оказали значительное влияние на развитие партийных систем современных государств.

Текст научной статьи

Великая французская революция, длившаяся 10 лет с 1789 г. по 1799 г, внесла значительный вклад в развитие политических и социологических аспектов развития общества. В это время произошли значительные изменения в структуре общества, что привело к серьёзной трансформации административного управления. Особенно стоит выделить зарождение института политики, близкого к современным формам политического устройства. Задачей этой статьи является детальное рассмотрение политических клубов времён Великой французской революции, определение их философской и политической мысли, выявление целей, а также сравнение философии клубов с основной концепцией французской революции. Началом поистине кардинальных изменений в социальной и политической жизни можно считать созыв Генеральных штатов в июне 1789 г. До этого момента созыв Генеральных штатов образовывал сословный характер, что естественно несло большую выгоду первым двум сословиям(аристократия и духовенство),а также было выгодно королевской власти для поддержания монархического строя. Во время избирательной кампании были изложены такие важные петиции как отмена привилегий касаемо первого сословия, всесословное обложение налогов, трансформация сословных Генеральных штатов в общенациональное собрание. Благодаря численному перевесу голосов депутатов на заседании общин(490 против 90),собранных преимущественно из депутатов третьего сословия, было объявлено о провозглашении Национального собрания, что вызвало сильные протесты со стороны королевской власти. Особым мотивом к сплочению депутатов и установлению связей с аристократией являлся Бретонский клуб ,который был образован в апреле 1789 г.[5,62] Клуб возник, опираясь на собрания депутатов из Бретани, лидером которых являлся адвокат де Шапелье. Позже к клубу присоединились и такие будущие радикально настроенные лидеры как Максимилиан Робеспьер, Мирабо, Петион и другие. Этот клуб, преобразованный позже в Якобинский, положил начало революционной деятельности и возникновению многопартийной системы во Франции В последующие месяцы идёт активное создание многочисленных партий и клубов, которые включали весьма разношёрстную публику: санкюлоты, мелкие буржуа, верхушка буржуазного слоя, аристократия. К наиболее важным и значимым можно отнести следующие клубы: Якобинский клуб, клуб кордельеров, монархический клуб ,партия Жирондистов, Эбертисты, партия Бешеных, клуб беспристрастных, партия Монтаньяров. Якобинский клуб был создан на основе Бретонского клуба в июне 1789 г. Своё название он получил по месту проведения собраний и заседаний - доминиканского монастыря святого Якова на улице Сен-Жак в Париже. Клуб известен своей переменчивостью во взглядах на монархию во время всей революции (до фактического распада партии девятого Термидора). Партия якобинцев включала: правое крыло, лидером которого был Дантон, центр, возглавляемый Робеспьером, левое крыло, во главе с Маратом (а после его смерти Эбером и Шометтом). Членами партии были такие известные люди как Максимилиан и Огюст Робеспьер, Антуан Сен-Жюст, Жан-Поль Марат, Жорж Кутон, Филипп Леба и др. Политическое течение клуба с 1791 г до 27 июля 1794 г. можно охарактеризовать, как левый радикализм в сторону низших классов(санкюлотов).Многие историки утверждают, что клуб придерживался зачатков социалистической концепции в намерении равенства прав и возможностей всех сословий, ликвидации сословно- помещичьего строя. Однако если тщательно вглядеться в политику клуба, можно заметить буржуазные мотивы. До 1791 г. клуб полностью поддерживал идею конституционной монархии и правления короля, что подтверждает прежнее название клуба «Клуба друзей конституции». Первые выступления Сен-Жюста в Конвенте были наполнены идеями гуманизма, свободы и равенства личности, яростный критик смертной казни. Такие же предубеждения были и у Максимилиана Робеспьера: «Можно быть свободным как при короле, так и при сенате. Что такое Конституция Франции на данный момент? Это республика с монархом. Она не является ни монархией, ни республикой: это и то и другое.»[1,35] Взгляды якобинцев в это время совершенно не были радикальными, а являлись умеренными, продолжая объединение страны в единую республику. С началом падения монархии в 1791 г. и бегством короля партия совершенно начинает менять свои политические взгляды в сторону свержения короля и передачи власти национальному собранию и народу, на что указывает их девиз «Жить свободно или умереть». Высказывание Сен-Жюста соответствует этому:« Вы должны наказать не только предателей, но и тех, кто слишком равнодушен, слишком пассивен по отношению к республике, а также тех, кто ничего не делает с этим» и «Судно Революции не может прийти в порт, не окрасив воды в крови»[2,78]. С захватом власти Конвента в 1793 г. и отделением жирондистов и других партий якобинцы начали эпоху террора под прикрытием социалистических целей, опираясь на крестьянство и санкюлотов. Закон арестовывать любых подозрительных лиц без следствий полностью развязал руки якобинцам в установлении абсолютного и тотального террора и уничтожении остальных партий. Но целью якобинцев далеко не было установление либеральной республики свободы, братства и равенство, а передача людей под власть интеллигенции и буржуазии .Марат довольно чётко выразился об этом: «В момент восстания они все подавляют своим количеством, но, каково бы ни было их преимущество вначале, в конце концов они будут побеждены, потому что они всегда лишены просвещения, знаний, средств, оружия, руководителей, планов операций. У них нет средств за щиты против заговорщиков, обладающих хитростью, лукавством, пользующихся кознями, против вечных интриганов, имеющих в своём распоряжении богатства, оружие ,амуницию, все доверенные посты, все средства, которые дают воспитание, политический опыт, состояние и власть. Именно так обстоит дело с французской революцией.»[1,64] В самом деле, санкюлоты рассматривались у якобинцев, как инструмент революции, но не как правящая сила. Такие же выводы мы можем получить, рассмотрев статистику членства в партии якобинцев по слоям: чиновники(31 %), лица свободных профессий, духовенство, негоцианты(15 %), ремесленники и лавочники(38 %), крестьяне(8 %), офицеры(4 %), солдаты(4 %).[1,52] То есть основной политической концепцией якобинцев было эксплуатирование простого народа и продолжение перманентного террора ради достижения власти. Партия Жирондистов была названа в честь департамента Жиронда, где в 1791 г. и организовалось первоначальное ядро партии, в котором состояли такие адвокаты как Верньо, Гюаде, Жансонне, Гранжнева. Позднее к ней примкнула партия Бриссотинцев во главе с Бриссо. Партия отличалась более умеренными взглядами, чем якобинцы, и всячески была против казни короля, при этом надеясь на победоносную войну, в результате которой будет уничтожена буржуазная прослойка общества, государство будет преобразовано согласно политическим идеям ,а сама партия получит власть в свои руки. В отличие от якобинцев, где виднелась чёткая организационная структура с кардинальными и революционными намерениями, жирондисты предпочитали тихий спокойный ритм введения политики, что естественно негативно сказывалось на их популярности в народе и удержании власти. Партия состояла в большем количестве из интеллигенции, привыкшей к неспешным переговорам и дебатам, что делало систему партии неорганизованной и децентрализованной. Свято верую в свои идеалы, жирондисты никак не пытались установить политическую связь с санкюлотами и простым народом ,что в дальнейшем послужило основанием причислять жирондистов к врагам народа и приверженцам буржуазии по выражению Ленина: «Мы за якобинцев против жирондистов»[6]. Изначально основные силы партии были брошены на борьбу с более радикальной и организованной партией монтаньяров, обвиняя их в диктатуре и эксплуатации санкюлотов. Пик разногласия пришёлся на 1792 г. из-за конфликта с санкциями против иностранных договоров, где была выявлена тяга Жирондистов к политической власти. Призвав 24 марта 1792 г. членов партии Жирондистов на место министров юстиции, Людовик 16 обеспечил доминирующее положение партии до крушения монархии. Но в результате неосторожного письма министра юстиции Ролана с требованиями и обвинениями против короля члены партии были отстранены от должностей в министерстве ,что привело к упадку партии жирондистов, последним всплеском которой оставался Дантон. Возобновив и переизбрав членов партии в 1793 г, Дантон продолжил прежнюю неспешную политику Жирондистов с резкими высказываниями против народа и обвинениями радикальных партий в стремлении к диктатуре и тирании:«Савойцы, вы поклялись навсегда отречься от вашего короля. Сдержите это слово, а мы сдержим своё! Слишком долго короли оскорбляли природу, считая себя выше её, теперь они поняли, наконец, что были обязаны своим владычеством только невежеству и преступлению, вдохновителями которых они были. Они воображали до сих пор , что искусство существует лишь для того, чтобы прославлять их; они не предвидели того, что этот светоч, озаривший народы, обнажит всю их гнусность и поможет изгнать тиранов, которые воздвигли эти троны и охраняли их при помощи наследственного деспотизма….»[3,2] Частые отсутствия в Париже и попустительское отношение к поддержанию своей репутации привело к тому, что главенствующее положение на политической арене заняли радикально настроенные и поддерживаемые народом Якобинцы. Закон об аресте любых подозрительных лиц привёл к исключению членов партии из Конвента и аресту. Процесс с самого начала вёлся с нарушением всех формальностей; новым постановлением конвента по предложению Сен-Жюста обвиняемые были прямо поставлены вне закона. Дантонисты (Камилль Демулен, Эро де Сешель, Фабр д'Эглантин и др.) обвинялись в заговоре с целью низвергнуть национальное представительство и республику, были осуждены и погибли на гильотине. Радикально настроенные парижане напали на Конвент с целью исключения и казни оставшихся членов партии. Это решение было поддержано Парижской коммуной. Это ухудшило положение жирондистов, оставшихся в Париже. 31 октября по приговору революционного суда были казнены 21 жирондист (в том числе Жансонне, Бриссо, Верньо, Валазе заколол себя кинжалом в зале суда), а затем, в разное время, сложили на плахе свои головы Гранжнев, Гюаде, Барбару и многие другие. Кондорсе, Петион и Бюзо отравились, а один из жирондистов утопился в Роне. Госпожа Ролан закончила жизнь на эшафоте, её муж заколол себя кинжалом. Из жирондистов уцелели, однако, около 80 человек, которые вновь заняли свои места в Конвенте после 9 термидора (Понтекулан и др.). Взгляды партии устремлялись к парламентской республике, в которой основа власти будет принадлежать буржуазии и интеллигенции. При этом учитывалось введение Конституции и равенство всех сословий перед законом, в том числе и санкюлотам. Не обладая чётким планом и организацией, красноречивые и артистичные жирондисты пытались добиться концепции идеального общества ,что естественно в условиях революции потерпело бы крах. В отличие от якобинцев партия преследовала не столь радикальные цели, а являлась умеренным оплотом буржуазии для планомерного развития капиталистического общества. «Бешеные» - ультралевое радикальное движение, зародившееся при отколе от основной партии якобинцев в 1793 г. Клуб был основан идеологами социального плебейства Жаком Ру, Теофилем Леклерком и Клером Лакомбом. Их организация была наименее сплочённая, что порой приводило к стычкам между лидерами партии. Но в отличие от якобинцев или жирондистов, которые имели буржуазную направленность для удержания власти в своих руках, «Бешеные» осуществляли исключительно социальную политику, поддерживая бедные классы населения при помощи раздачи съестных продуктов, отобранных у торговцев и спекулянтов. Следует сразу отвергнуть предположение о том, что партия выражала предпролетарские взгляды. Основной концепцией партии была реанимация пострадавшего класса санкюлотов, страдавшего больше всего во время революции. Естественно борьба за достойное существование низшего класса осуществлялась радикальными путями: убийство торговцев ,спекулянтов, зажиточных буржуа, разбойные нападения. В состав партии также входили так называемые предпролетариаты, рабочие мануфактур и фабрик. Партия поддерживала лишь их естественные права: на вещи первой необходимости, одежду, продукты питания, но никак не выдвигала вперёд интересов системы трудового договора. Не рассматривались такие важные вопросы как повышение заработной платы рабочим, социальная и моральная защита от эксплуатационного гнёта работодателя. Основная мера борьбы была направлена на радикальное и жестокое искоренение прослойки буржуа и аристократии, иногда жестокими и зверскими мерами.« Свобода не что иное, как пустой призрак, когда один класс может безнаказанно морить голодом другой. Равенство - пустой призрак, когда богач благодаря монополиям пользуется правом жизни и смерти над себе подобными. Пустой призрак и республика, когда изо дня в день действует контрреволюция, устанавливая такие цены на продукты, платить которые три четверти граждан могут, только обливаясь слезами… В течение четырех лет одни только богатые пользуются выгодами революции… Лишь прекращением разбоя торговцев… лишь предоставлением санкюлотам продовольствия вы привлечете их на сторону революции и объедините их вокруг конституционных законов».-так выражался Жак Ру о спекулятивном разбое.[7,143] Имея очень большую популярность среди народных масс, Жак Ру вскоре подвергся пристальным взглядам и нападкам со стороны партии якобинцев. Скорейшая преднамеренная изоляция группы «Бешеных» от якобинцев в 1793 г привела к концу политического движения партии 5 сентября 1793 года был арестован Жак Ру, 19 сентября его участь разделил Варле, в эти же дни были начаты преследования против Леклерка и Клэр Лакомб. В феврале 1794 года Жак Ру, привлеченный к суду Революционного трибунала, для избежания его покончил жизнь самоубийством, а Леклерк и Клер Лакомб вскоре после начатых против них преследований совершенно отказались от политической деятельности, что, впрочем, не спасло их от ареста весной 1794 года. В дальнейшем политику партии частично продолжили эбертисты. Подводя итоги по «Бешеным», мы можем с уверенностью сказать, что это единственная партия во времена французской революции, которая была ориентирована на социальные проблемы народа, ставя во главе проблемы зажиточности аристократии и буржуа. Партия демонстрирует яркий пример народного террора. Эбертисты были второй политической партией, которая выражала плебейские интересы народа, ставя во главе аграрную проблему крестьянства. Они были по отношению к «Бешеным» более спокойной и умеренной партией, высказывающей яркие лозунги и агитации за казнь изменников народа и за решение земельных проблем. Расцвет партии приходится на 1793 г, когда её основал и выделил Жак-Рене Эбер. Эбер был образованным человеком, однако, сдержанным в своих взглядах. Многие учёные выделяют и смешивают Эбертистов в одну группу, что крайне не верно. Жак Ру всегда ставил во главе террор, как средство достижения всеобщего равенства. К закону и праву он относился нигилистически равнодушно, намекая, что каждый, замешанный в нечестивом деле, должен быть отправлен на гильотину и казнь. Эбертисты старались смотреть вглубь проблемы, рассматривая основным пороком человечества богатства и частную собственность. Эбер горячо отстаивал право всех неимущих на землю: «земля, как воздух и вода, принадлежит всем людям». Он доказывал несправедливость владения некоторыми людьми крупными поместьями, в то время как другие вынуждены наниматься к ним в батраки, чтобы выжить. Он не претендовал на то, чтобы все стали одинаково богатыми. Для него справедливо , когда более талантливый зарабатывает больше. А потому нахождение большей части земли в руках «бездельников» и «низких эгоистов» тем более несправедливо. Также Эбер поддержал популярное в народе требование раздела имущества роялистов и жирондистов, участвовавших в мятеже, а также тех собственников, которые нарушают закон о твердых ценах на хлеб. Таким образом, Эбер смело выступал с требованием уравнительного раздела земель. Раздел крупных имений и ферм, превращение всех трудящихся на земле в мелких собственников - вот программа Эбера. Так, социальный идеал Эбера нашел свое выражение в петиции секции Санкюлотов от 2 сентября 1793 г. Таким образом, Эбер старался полностью реализовать власть народа. Неосторожно выражая свои мысли и взгляды, Эбера вскоре постигла та же участь, что и «Бешеных». Шометт, выступавший против произвольных казней, был выгнан из рядов эбертистов и вскоре казнён. За этим последовали стремительные казни членов «Бешеных» и эбертистов по обвинению в поднятии мятежа. Начиная с марта-апреля 1794 г. якобинский террор обрушился на самих эбертистов и близких им деятелей, а также на довольно широкие круги секционного актива. Повод к этому дали Эбер и другие руководители кордельеров, выступившие 12-14 вантоза 2-го года (2-4 марта 1794 г.) с авантюристским призывом к «новому 31 мая» с целью очистки Конвента от «новых бриссотинцев». Несмотря на то, что кордельеры не перешли к реальной практической подготовке восстания, правительственные комитеты поспешили начать репрессии. Были арестованы Эбер и его друзья, Шометт и масса других лиц, даже не имевших отношения к попытке восстания кордельеров. 21-24 марта состоялся процесс эбертистов, 10-13 апреля - процесс Шометта. Обвиненные в заговоре против свободы французского народа и национального представительства, в стремлении низвергнуть республиканское правительство, все они были гильотинированы. Таким образом, можно подвести вывод, что эбертисты являлись в действительности народной партией, поддерживающей плебейские взгляды на земельную проблему и унижение санкюлотов. Монтаньяры являлись небольшой группой отколовшихся членов Якобинской партии. Партия берёт свои истоки с 1791 г. с Законодательного собрания, где члены партии имели склонность занимать верхние ряды левой стороны, за что и были прозваны монтаньярами. Партия в большинстве своём состояла из парижских депутатов таких как Марат, Колло д'Эрбуа, Бийо-Варенн, Мерлен из Дуэ, Базир, Шабо. Вождём и лидером партии был Дантон. Партия занимала левоцентристские позиции в Конвенте ,выражая и претворяя в жизнь идеи жирондистов, при этом остерегаясь радикальных взглядов якобинцев. Выражая более смелые и яркие идеи, они с лёгкостью получили народную популярность, выставив жирондистов в не лучшем свете. Народ воспринимал их политическую программу с образованием единой унитарной независимой республикой, как более верную и правильную политическую концепцию, в отличие от взглядов жирондистов с концепцией федерализма. После решительной победы над жирондистами (2 июня 1793 г.) монтаньяры обнародовали конституцию, которая никогда не была приведена в исполнение. Имея сильную поддержку якобинцев, способствовали девятому термидора, но вскоре народ обернулся против них, что привело к угасанию партии первого прериаля. Клуб Кордельеров - один из малых клубов французской революции, которые придерживались взглядов якобинцев, при этом делая серьёзный акцент на всеохватывающее понятие свободы. Это было отчётливо видно по названию клуба «Друзей прав человека». Своё второе название клуб получил от места сбора в предместье Сент-Антуана в старом монастыре францисканцев (по-другому кордельеров). Датой основания клуба считается 1791 г. Во главе этого клуба стояли Жан Поль Марат, Жорж Жак Дантон и Камилл Демулен. Также к нему принадлежали Теруань де Мерикур и Анахарсис Клоотс. Всесторонний охват движения подчёркивает вливание в ряды партии представителей женского движения и феминисток, коей была Теруань де Мерикур. Хорошо описывает пёстрый состав партии Жюль Мишле: «Странно, неожиданно первое впечатление! Нельзя представить себе ничего пестрее этой толпы: хорошо одетые господа, рабочие, студенты (среди последних заметьте Шометта), даже священники, монахи, в эту пору многие из прежних кордельеров возвращаются на место своего бывшего послушания вкусить свободы. Литераторы преобладают. Видите вы автора Филинты, Фабра д'Эглантина? Вот этот с черной шапкой волос - республиканец Робер, журналист, который только что женился на журналистке, мадемуазель Керальо. Эта грубоватая фигура - будущий «отец Дюшен» 9 . В стороне типограф-патриот, Моморо, муж хорошенькой жены, которая станет со временем Богиней Разума... Этот бедный Разум, увы! погибнет вместе с Люсиль... Ах, если бы они все здесь провидели свою судьбу.»[3,19] У Кордельеров отсутствовала чёткая структура организации и собраний. Их дебаты были ярче , чем строгие заседания партии якобинцев. Партия сильно поддавалась влиянию со стороны аристократии а особенно со стороны герцога Орлеанского. В 1791 году, они составили петицию о низвержении короля и возложили её на Марсовом поле, на алтарь отечества, приглашая всех граждан подписываться под ней. Мало-помалу клуб кордельеров ослабел и, наконец, окончательно слился с якобинцами Монархический клуб был образован из обломков двух клубов: Клуба 1789 г. и Клуба беспристрастных; носил имя «Общества друзей монархической конституции». Первыми его членами были Клермон-Тоннер и Малуэ. Клуб стремился снискать себе расположение народа благотворительностью, для чего в 48 секциях Парижа держал эмиссаров, на обязанности которых лежало договариваться с полицейскими комиссарами относительно распределения хлеба, одежды и денег между бедными каждой секции. По просьбе секции обсерватории, где собиралось общество, муниципалитет издал приказ о прекращении его действий. Члены его с новой энергией принялись за пропаганду, но народ собрался у отеля Клермон-Тоннера, где находились главные члены Клуба, и грозил разрушить отель. Эмблемой монархического клуба были весы, находящиеся в полном равновесии: на одной из чашек этих весов находилось изображение богини Свободы, на другой - богини Франции. Клуб имел сношения со всеми антиреволюционными обществами в департаментах и всюду основывал клубы друзей мира и друзей короля. Монархический клуб всё же придерживался мирной политики в отношении с народом, оказывая благотворительные акции в помощи народу, но при этом оставаясь отстранённым. Представляя из себя собрание обиженной аристократии, дворянства, клерков, золотой молодёжи, партия имела явные противореволюционные направления. Позже осколки этой партии, известной более как партия роялистов, устроит мятеж 13 вандемьера(5 октября 1795 г.).Это событие получило название вандемьерский мятеж недовольной знати и приверженцев монархических воззрений против Конвента .После жестокого подавления мятежа генералом Наполеоном Бонапартом роялистская партия перестала существовать, а её остатки рассеялись. Также следует сказать о протоклубе, давшему сильное побуждение для развития монархического клуба. Клуб беспристрастных был основан привилегированными сословиями и знатью, возражающих против уничтожения сословной системы и лишения привилегий первого и второго сословия.. Под председательством Малуэ клуб сильно хлопотал о том, чтобы добиться влияния в народе. Клуб просуществовал недолго, равно как издававшийся им «Journal des impartiaux»; перестал существовать вместе с Национальным собранием (1789-1791). Члены этого собрания звались беспристрастными, даже не участвуя более в Клубе. Проанализировав основные клубы времён французской революции, можно сделать итоговый вывод. Великая французская революция кардинально изменила социальный строй общества, избавив его от пережитков феодализма и монархического строя. В это время значительные усилия были направлены на зачаточное становление системы функционального управления государством. Сословиям были наконец-то даны равные права, удалились одиночные собрания в Генеральных Штатах каждого из сословия, депутаты объединились в единую парламентскую систему под названием Национальное собрание. Хотя эта революция была лишь началом череды глобальных изменений: Вандемьерский мятеж, первая империя Бонапарта, реставрация Бурбонов ,июльская монархия -она заложила прочный фундамент в сознании народа. Естественно очень большой вклад в развитие революции внесли политические клубы. Большинство из них преследовало цель создания бюрократической системы с властвованием самой партии во главе, что мы и можем отчётливо увидеть 9 термидора. Якобинцы ввели страну в ожесточённый террор ,приговорив к казни сотни неповинных людей, ликвидировав тем самым торговую и политическую систему Франции.Жирондисты смотрели и обсуждали эти события своими« красными речами» до своего падения. Лишь эбертисты старались построить правильную демократическую систему, создав Конституцию, введя пропорциональную систему заработка и объединив Францию в единую унитарную систему.

Научные конференции

 

(c) Архив публикаций научного журнала. Полное или частичное копирование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации, а также с указанием прямой активной ссылки на источник.